Форум » X-files » 1453.forum24.ru » Ответить

1453.forum24.ru

Make a wish!: Это уже не Запад и еще не Восток. Здесь вы не найдете гаремов со скучающими одалисками и султанов, зевающих от безделья. Константинополь, второй Рим, пал только день назад, но живые здесь уже завидуют мертвым.

Ответов - 83, стр: 1 2 3 4 5 6 All

DXV: http://forroll.org/index.php?topic=2182.0

PM: Многолетнее противостояние Востока и Запада наконец достигает своей кульминации. После длительной осады ворота Константинополя, Второго Рима, распахиваются под натиском победоносной армии султана Мехмеда II. 29 мая 1453 года Хасан Улубатлы водрузил на стены одной из башен красное знамя ислама. Пророчество, сделанное много лет назад, наконец осуществилось и уже много часов город находится во власти победителей... Город Константина пал при Константине, Мехмет (Магомет) воплотил в жизнь предсказание Магомета. Войска Мехмеда Фатиха прорвались в районе Керкопорта, сметая все на своем пути. Бои за город были жестокими и кровопролитными: споткнувшегося тотчас валили наземь, упавшего добивали, мертвому отсекали голову. Спастись можно было лишь ценой стремительного бегства, выжить - путем обращения в ислам, отречения от своего Бога. К вечеру первого дня в столице, вчера еще поражавшей своей пышностью, уже невозможно было найти хоть один неразграбленный дом. Пощада была дарована лишь генуэзскому кварталу Галата, в обмен на нейтралитет правительства Генуи и его невмешательства в происходящее. Справедливости ради надо отметить, что помощь других сильных мира сего тоже была куда меньше, чем ожидалась. Фактически Константинополь стал тем щитом, который отвел удар молодой, жаждущей завоеваний и побед Османской империи от других стран Средиземноморья. Генуэзский квартал, Галата, стал убежищем для счастливцев, кому повезло добраться туда через пролив Золотой рог. Сейчас он окружен со всех сторон султанскими войсками и усиленно патрулируется отрядами янычар, но жители имеют относительную свободу перемещения и гарантии личной неприкосновенности. Тем, кто остался в Константинополе, повезло куда меньше. Жители, прячущиеся среди разоренных зданий, рискуют в любую минуту быть обнаруженными, и это грозит им либо пленом, либо, в случае сопротивления, немедленной смертью.

PM: В героической борьбе мы практически преодолели первый день игры. 29-е мая, самый страшный и скорбный день в истории Византии... собственно, день, после которого Великая империя перестала существовать. Город все еще грабят, хотя админским произволом вытащено на божий свет описанное Нестором Искандером: Он (Мехмед Фатих) же, дав знак рукой, чтобы перестали [грабить], обратился к ним: «Тебе говорю я, и всем окружающим тебя, и всему народу: с этого дня да не убоятся гнева моего, ни смерти, ни плена». И, обернувшись, повелел башам и санчакбеям, чтобы запретили всем воинам и всем чинам врат его притеснять народ городской, и жен, и детей, ни убийством, ни пленением, ни каким-либо иным злом. «Если же кто нарушит наше повеление - да будет наказан смертью». И приказал всем разойтись, чтобы каждый отправился в свой дом... Хотя основная игра местами ушла далеко вперед, уже в 29-м заданы основные политические линии: - известие о смерти императора Константина отправлено его матери, последней византийской императрице, с верными людьми; - избежал расправы и смерти "альтернативный претендент" на османский престол; - в султанской ставке готовятся в новым битвам, но уже не на поле брани: Великий визирь Халиль-паша, друг христиан, чувствует, что потерял доверие султана и вот-вот может быть смещен. Но он слишком могуществен и, чтоб сделать это, султану нужны доказательства его измены - секретная переписка с императорским двором. Ну и конечно, все это тесно переплетается с судьбой простых людей: греков, турок, итальянцев... Кто-то из них готов биться до конца с ненавистными завоевателями, кто-то продолжает надеяться на чудо, кто-то ищет спасения в помилованном генуэзском квартале... Сюда --------------------------------------------------------------------------- От себя: Админы не историки, и, как бы им не хотелось играть политические интриги и копаться в источниках, факты и события приходится адаптировать для игроков. Как, собственно, и ожидалось, люди остаются людьми даже в военное время: любят, ревнуют, страдают... Так что не так страшна матчасть, как ее малюют.

PM: Подумал я, подумал, и решил объявить две вакансии с приемом по собеседованию. Анкеты на персонажей написаны, внешность, характер, семейное положение и не слишком значимые моменты биографии могут быть откорректированы. Дмитрий Палеолог, 37 лет, деспот Мореи, формальный наследник византийского престола Младший брат пропавшего императора Константина, старший из двух оставшихся мужчин семейства Палеолог. В комплекте: жена, Зоя Асенина, матушка, Елена Драгаш, и младший брат Фома, морейский деспотат, дружественные отношения с турками и сильное желание получить от них землю и много-много денег (что, в конце концов, будет проделано). В перспективе: после того, как в цепкие ручки супруги попался султанский "всепрощающий" документ возможно обратиться к любому из имеющихся на игре представителей турецкой диаспоры (Махмуд-паша, Заганос-паша) для получения всяческих льгот и благ. Пытается разузнать, жив ли его брат - император - и либо номинально возглавить уже несуществующую империю, либо (по желанию игрока) продать любимого братца туркам Кроме того, предлагаются вниманию непростые отношения с братом Фомой - страстным приверженцем Унии с католиками, который стремится вывезти из Византии реликвии Палеологов. Старт: из дома каталонского консула, в безопасном месте. Антониос Галидис, 28 лет, для простоты - капитан дворцовой стражи Как уже сказано выше, незначительные моменты биографии, типа жены и детей, могут быть откорректированы, так что персонаж, по идее, открыт для любых заквестовок, в том числе лирических. В комплекте: покойный папа, который обязал его отомстить за все на свете, и лютая ненависть к туркам. В перспективе есть квест с покушением на одного из турецких пашей, но, если появятся планы, все будет внимательно рассмотрено. Хош гялдиниз.

PM: Роль Дмитрия занята. Очень бы хотелось увидеть на игровом поле несколько прекрасных дам и кавалеров эпохи возрождения, и в первую очередь, конечно Зою Асень - женщину, которая направляла и поддерживала своего супруга, деспота Мореи, наследника престола, Дмитрия Палеолога. Анкета для последней, муж и игровые планы - все в наличии, передача роли - по собеседованию, исправления в анкете - в пределах разумного. Сделано два с половиной отыгрыша ))) Предложения: Во время осады была в городе, в настоящий момент находится в безопасном месте вместе с мужем, которого поддерживает всеми возможными способами, и свекровью, к которой питает не слишком пылкую любовь (взаимно). В руках у означенной дамы находится таинственный предмет, переданный ей янычарами с трупа воришки Йоргоса (отыгрыш "Чужие тайны"). В перспективе: попытаться найти путь к султану или Махмуд-паше Ангеловичу, чтоб вернуть себе и мужу положение, подобающее их царской крови. Не позволить своему деверю, Фоме Палеологу, стороннику союза с католиками-итальянцами, взять верх и присвоить спрятанные сокровища империи. Требования: представление о том, как вела себя женщина эпохи Возрождения - умная, амбициозная, живущая по принципу "муж - голова, а жена - шея". Не приветствуется желание сидеть на одном месте и ждать, когда счастье само неожиданно обвалится на голову. также желательна Возлюбленная императора Константина Предпочтительнее латинянка (итальянка или просто католичка), подозреваемая в том, что была подослана к нему сторонниками Унии, а то и напрямую из Рима, и что именно ее влияние подвигло Константина на дерзкий вызов Мехмету II. Имя, возраст и прочее (в пределах исторической достоверности) - на усмотрение игрока.

PM: Сказки дедушки Тахира (не рекомендуется лицам до 16 лет): Когда-то отцы наших отцов и деды наших дедов - мудрые люди, между нами говоря - передавали из уст в уста притчу об одном достойном царе, который на старости лет, как это часто бывает с мужами, утратил... как бы сказать... то свойство, которое позволяет нам исполнять один из главных заветов не только Аллаха, но и Христианского бога. Увы, ни советы многочисленных лекарей, убеленных сединами, как вершины высоких гор, и увенчанных шапками, более круглыми и пышными, чем купола минаретов; ни притиранья многочисленных знахарей, привозимых из-за морей, в глубине которых водятся драконы, и доставляемые из степей, достающих до самого горизонта; ни ласки наложниц и жен, коих было куда более, чем положено по закону Аллаха (ибо, скажем прямо, повелитель тот не был даже из людей Книги, а правил в синьском государстве, известном тем, что глаза у всех жителей там словно щелки, а также своей изрядной развращенностью, столь несхожей со скромностью нежных дев ислама), и которые распаляли своего владыку и повелителя самыми хитроумными ласками,- ничто на свете не могло воскресить его угасший боевой дух, или же, как говорили сами соотечественники Аладдина*, заставить его дракона вновь взмыть в поднебесье. Тогда, в отчаянье, обратился он к магии и колдовству, желая заставить свой нефритовый стержень соответствовать столь грозному и странному наименованию (хотя кто их знает, синьцев, может быть, у них там и вправду зеленое, или того хуже - синее, не зря же в ходу у них столь странное самоназвание). Чего он только не делал: заклинал добрых и злых духов, превращал вещества при помощи таинственных эликсиров, выпаривал, прокаливал, смешивал, приносил дары и жертвы, призывал к себе могущественных факиров и месяцами корпел над манускриптами, переплетенными в человеческую кожу (не слишком полезное времяпрепровождение для того, чье копье и так уже перестало поражать мишень) - да только все напрасно. И, чтобы никто не стал случайным свидетелем его предприятий, велел этот синьский правитель построить себе замок с девятьсот девяносто девятью дверями, а вокруг замка - мрачный лабиринт из живой изгороди, чтобы никто не мог пробраться к святилищу. И приказал он изготовить для этих дверей хитроумнейший ключ, который бы отпирал все замки, и на котором было так много бороздок, выступов, впадинок и ворсинок, сколько волос на голове у самой чернобровой и длиннокудрой красавицы Шираза, да будет доволен ею Аллах, И вот однажды, погруженный в свои нелегкие думы, бродил повелитель по крепости, отпирая и запирая за собой двери - пока в какой-то момент один из замков не оказался поддаваться ключу. Повелитель ужасно удивился, больше того - разгневался; однако, прежде чем позвать слуг и приказать казнить всех, кто мог иметь хоть малейшее отношение к неисправности замка, он нагнулся и посмотрел в скважину, в надежде понять, что произошло. И - о чудо!- повелитель синьской страны увидел, что замок залеплен самым обыкновенным хлебным мякишем. Отковырнув его ногтем, могущественный царь приник к глазку, чтобы узнать, кто посмел так недостойно подшутить над ним. И, к неописуемому своему изумлению он увидел... одного из младших слуг и одну из рабынь, которые, видимо сочтя, что страшная башня отпугнет всех любопытных, с многочисленные запоры сделают их утехи тайной для любопытных глаз, совокуплялись под кустом. Но мало того: неподалеку, схоронившись в высокой траве, за счастливой парой следила одна из наложниц царя; умирая от зависти и страсти, прелестница занималась делом совсем уж неприличным - и делала это в настолько бесстыдных позах, что уснувший было дракон повелителя тут же расправил крылья, и тому лишь оставалось, отомкнув замок заветным ключом, вместе с наложницей отпраздновать столь замечательную победу. * Согласно "Сказкам 1001-й ночи" Аладдин был китайцем

PM: Актуальная (очень актуальная) вакансия. Все тот же Антоний Галидис, капитан дворцовой стражи. В связи с поворотом сюжета ориентировочная внешность такова: Предложения: заговор, экшен, может быть, слегка романс.

PM: Перешли в третий день игры. 30-е мая 1453 года, первый день уже полностью турецкого Константинополя, остался позади. За этот день с игроками произошло много важных и интересных событий: - вести о гибели императора достигли ушей его родных. Но ради единства греков убитая горем мать-императрица решается на подлог: выдать за раненого базилевса простого воина. - брат императора, Дмитрий между тем ищет способа снискать милость султана; когда-то обманом лишенный трона, теперь он хочет реванша; - младший из оставшихся братьев, Фома, обдумывает бегство в Рим вместе с сокровищами короны. - дочь императорского советника успевает не только попасть в плен, но и сбежать... - ... а католический дьякон не только спасти ее, но и влюбиться в мусульманку; - два соперника, два любимца султана заключают временное перемирие; - и еще кое-что...

PM:

PM: Решил таки запустить новую ветку, в связи с чем остро требуются: - супруга вот для этого благородного дона. Возможно, вторая жена, мачеха для его дочери. Благородному дону недолго осталось носить голову на плечах, поэтому, при желании, можно рассчитывать на новую любовь. - сын (сыновья) для него же. Желательно 14-17 лет, не старше. - любовница пропавшего императора Константина, женщина умная, властная, красивая. Желательна итальянка или испанка, во всяком случае, католичка. Ну и для интересантов...

PM: Зоя пишет: - Коркодилов не бывает, - обличающе буркнула Зоя, бросив на турка взгляд исподлобья. К заморским животным она относилась с недоверием с той самой поры, как помогала матери пришивать утиные лапы к чучелу крота, которое потом было торжественно продано Анфимом какому-то заезжему чудаку-латинянину под именем ромейского зверя утколапа.

PM: Мраморный царь Есть легенда о том, что, когда турецкий солдат занес руку с мечом, чтобы отрубить Константину IX голову, внезапно появились ангелы и унесли императора в неизвестном направлении. Христиане верили, что посланцы небес отнесли его к Золотым воротам, парадному входу в Константинополь, и спрятали в подземной пещере. Там император уснул и превратился в мрамор. Мраморный царь будет спать до тех пор, пока не придет время и Константинополь не освободится от турецкого владычества. Тогда он проснется, и ангелы дадут ему его меч, и император встанет, и победит турок и прогонит вражеское войско. Самое интересное в том, что турки поверили в эту легенду и стали искать пещеру, но найти не смогли.

Arrau: Не смотрела контент, но с моей, сугубо потребительской точки зрения, очень гармоничный, красивый дизайн.

PM: Большое спасибо за вашу сугубо потребительскую точку зрения

PM:

PM: Продолжает оставаться вакантным место красивой женщины, любовницы императора Константина. Вот бы не подумал, что не найду желающих сыграть роковую красавицу. Да, у роли сложный бэкграунд, но ведь это все в прошлом. Сейчас у нее открытая дорога к приключениям и романсу. Возраст: от 25 лет Социальное положение: жена или вдова (более вероятно) знатного итальянца (или выдающая себя за таковую) Внешность: на выбор игрока С анкетой готовы помочь, вложить в ротик справку по био, цели и средства. Кроме того, очень пригодился бы юноша от 14 до 17 лет, сын консула или, при тяге к романсу, его племянник/оруженосец/дальний родственник.

PM: А вот, собственно, и тот молодой человек, который требуется: Сын, племянник, вассал каталонского консула, возраст не старше 20 лет, внешность, по традиции, на усмотрение игрока.

PM: Итак, утро третьего дня можно считать завершенным. - турками разгромлен дом каталонского консула, умерщвлен сам консул и его ближайшие родственники. - один из сыновей взят в плен и перед ним встает выбор: пополнить гарем султана (да-да, именно то, о чем вы подумали) или умереть. - дочь консула пытается отстоять свою свободу от янычар Заганос-паши, но судьба оборачивается против нее; - принц Орхан и его верный товарищ, Иоанн Асень, разыскивают юного наследника, не подозревая, что на них самих уже открыта охота; - братья Дмитрий и Фома Палеологи, последние оставшиеся в роду императоров, оказываются по разные стороны баррикад: один из них ищет помощи католических стран, второй склоняется перед мощью султана. Дмитрий отбывает в ставку Фатиха, а Фома вынужден спасаться бегством, в сопровождении юной девы. - венецианский диакон соглашается на немыслимую для католика церемонию - и берет за себя прекрасную Михримах, дочь османского книжника Хаджи Низамеддина; - Бальтазар Фракидис обретает помощь прекрасной булошницы.

PM: Неожиданно для самой Администрации в игру потребовался наемный убийца. Требования: национальность не столь принципиальна, главное - обоснуй его связи с турками. (Как вариант, можем предложить уже отыгрывавшуюся роль магрибского отравителя). Внешность: по традиции на выбор игрока (предпочтение Oded Fehr, Claudio Pacifico, но вообще до лампады). Личная жизнь, сексуальные предпочтения и прочее - на усмотрение игрока. Warning: китайско-японские мальчики и семнадцатилетние ассасины Старца горы - идите лесом.

PM: Маттео Джелотти пишет: Один из младших прислужников, только разменявший пятнадцатую весну, бросился опрометью исполнять просьбу Торнато, подкрепленную молчаливым приказанием мессера Маттео, и заодно разнести весть, что взамен гречанки тут будет жить сарацинка, до того черная, что нужно сто ведер воды и лучший щелок для мытья, прежде чем можно будет показать ее всем честным христианам.

PM: С сегодняшнего дня (11.03.11) в состав Администрации форума включен аккаунт "Истамбул". Таким образом, имеется два админских аккаунта: Константинополь и Истамбул. Все гармонично.

PM: Роль папской шпионки наконец-то нашла своего игрока.

PM: В этот день, 2-го апреля 1453 года началась осада Константинополя турками

PM: Форум разменял две тысячи сообщений в основном игровом разделе

PM: Озгур-бей пишет: - Не сомневаюсь, что тебе известно мое имя,- с напыщенной важностью проговорил он, важно запахивая полы кафтана и приосаниваясь движением, которое столь часто наблюдал у велеречивых поэтов, приносивших свои творения на суд его отца.- Гиясаддин Абу-ль-Фатх Омар ибн Ибрахим аль-Хайям Нишапури - человек, имя которого будет жить в веках! Зоя пишет: - Ты мне своей Гусятиной зубы не заговаривай, - обличающе прищурилась Зоя, как и все обманщики, уверенная в том, что нет в подлунном мире никого, кто ни разу не осквернил бы свои уста ложью. - Этак вот языком плям-плям-плям каждый может, - она почти в точности воспроизвела последние несколько слов турка, - а потом доказывать, что это самое настоящее плямплямское наречие, на каком песиголовцы говорят. Имени я такого не знаю, а зато видела, как ты перед осадой по Аркадиевому форуму верхами проезжал, за тобой собака бежала и пирог с требухой у тетки Василики стянула, а тетка за собакой погналась, пирог отобрала и с тебя стала за убыток требовать. Зоя победоносно взглянула на юношу, предоставляя ему объяснять, почему Гусь-один-бульк-дальше-длинно не мог быть тем самым всадником с собакой, и куда в итоге подевался пирог, который существовал лишь в воображении ромейки.

PM: Срочно в номер! В связи с внезапно открывшимся порывом вдохновения у Админа требуется юная дева на роль отважной дочери. Похищения, страдания, ужасы-кошмары, домогательства и счастливое избавление в комплекте. Внешность - на выбор игрока Возраст - в пределах разумного Анкета - требуется, на базе анкеты отца. Помощь и любовь - обещаем. Придержано

PM: Представляю внимаю сообщником самые актуальные вакансии на игре: 1. Шпион Как явствует из поста выше, у нас уже завелась шпионка Его Святейшества Папы, но этого мало. Необходимо создать ей альтернативу в виде умного и, возможно, красивого мужчины старше 30 лет, испанца или итальянца. Вариантов для развития событий масса, поле для деятельности весьма велико: от сотрудничества с турками и охоты на одного из претендентов на османский престол до вполне искреннего желания помочь представителям поверженной династии Палеологов. Внешность - на выбор игрока Возраст - в пределах разумного Анкета - требуется Экскурс по политической ситуации Администрация берет на себя, а поле для игры, как понятно, весьма широкое. РОЛЬ ОТДАНА

PM: 2. Возможен и желателен один из Папских легатов: кардинал Исидор (в прошлом Митрополит Киевский) или Леонард Хиосский, епископ Митилены, генуэзец по происхождению. Возраст - весьма почтенный, сан, заслуги и вводный квест - прилагаются.

PM: "...Сам султан вступил в город лишь к вечеру. С эскортом из отборных отрядов янычарской гвардии, сопровождаемый своими везирами, он медленно проехал по улицам Константинополя до собора Св. Софии. Перед входом в храм он спешился и, преклонив колени, посыпал свой тюрбан горстью земли в знак смирения перед Аллахом. Он вошел в собор и какое-то время постоял в молчании. Затем Мехмед направился к алтарю; при этом он заметил, как какой-то солдат пытался выломать кусок мрамора, покрывавшего пол. Он гневно повернулся к нему и сказал, что разрешение грабить не означает, что можно разрушать здания: он их намерен оставить себе. В церкви все еще находилось несколько греков, в страхе жавшихся по углам, солдаты еще не успели связать их и увести. Он приказал отпустить этих людей домой с миром. В этот момент из потайных ходов за алтарем появились несколько священников и пали перед ним, моля о пощаде. Их он также отпустил и даже снабдил охраной! Но он твердо объявил свое намерение, чтобы церковь была немедленно превращена в мечеть. Один из его улемов взобрался на кафедру и провозгласил, что нет Бога, кроме Аллаха. После чего султан сам взошел на амвон и воздал почести своему Богу, даровавшему победу..." Стивен Рансимен Падение Константинополя в 1453 году. Глава 11. Участь побежденных

PM: бъявляются в розыск Папский легат в Константинополе - ну и все тот же двойной агент, который сможет работать на кого сам только пожелает. Леонард Хиосский или, если пожелаете, кардинал Исидор - посланцы Папы, которые должны были внушить обреченному на войну с мусульманами городу надежду на помощь своих единоверцев-католиков. Сейчас эти отважные люди, пренебрегшие личной безопасностью и преклонными годами ради своей веры (или политики Святого престола) должны будут вступить в переговоры с турками. Про шпиона даже не знаю, что писать. Эта роль с таким огромным количеством возможностей, от благородных донов до коварных предателей и убийц, что ее хватит на двоих игроков. Со стороны Администрации проекта обещаем помощь по матчасти, прекрасных партнеров и наше радушие. РОЛЬ ОТДАНА

PM: ... Мехмед провел в эту зиму много бессонных ночей, обдумывая предстоящую кампанию. По слухам, его можно было встретить бродящим по ночам на улицах Адрианополя в одежде простого солдата, и каждый, кто узнавал его и приветствовал, немедленно предавался смерти. Однажды ночью, примерно во вторую смену караула, он неожиданно приказал привести к нему Халиля. Старый везир предстал перед ним дрожащим от страха услышать о своем смещении. Чтобы умилостивить своего господина, он принес с собой блюдо, торопливо наполненное золотыми монетами. «Что это значит, учитель?» — спросил его султан. Халиль в ответ пролепетал, что по обычаю везиры, которых султан неожиданно призывает к себе, должны принести с собой подарки. Мехмед резко отбросил блюдо. Он не нуждается в таких подношениях. «Есть только одна вещь, которую я хочу, — воскликнул он. — Дайте мне Константинополь! Стивен Рансимен

PM: Маттео Джелотти пишет: Стремясь исправить одну совершенную оплошность, сьер Торнато, по мнению мессера Маттео, поспешно угодил в ловушку другой, грубо вмешавшись в тонкий и деликатный процесс пищеварения и церемонию трапезы. Будь на его месте хозяин, мессер Луиджи, из всех грехов более всего слабый перед чревоугодием, он не преминул бы заметить влюбленному, что коли пища насущная преходяща, а любовь вечна, то нежные чувства вполне могут подождать в отличие от нежного желудка.

PM: Очень-очень срочно, очень-очень горячая вакансия, боюсь, через неделю остынет. Практически нахаляву отдается роль комсомолки, спортсменки и наконец просто красавицы. В комплекте (заценяйте): муж (который скоро отдаст богу душу), молодость, красота, деньги, слава, почет, вечная слава ждет выигравшего Кубок и бесконечная благодарность администрации. Анкета есть, аватар сменим, будем ноги мыть и воду пить. С вас: желание и умение играть, хорошее настроение и собеседование с администратором. РОЛЬ ОТДАНА

PM: Роль Зои Асень придержана на две стандартных недели (с 22.06.11) Вакансия свободна.

PM: По прежнему требуются в игру персонажи, каждому из которых Администрация готова предоставить матчасть и вводные квесты. Один из папских легатов, в 1451 году прибывших в Константинополь с небольшим отрядом пехоты, призванным символизировать братскую помощь Рима и латинского мира своим православным братьям. Разумеется, людий, связанных с Римом было гораздо больше, но мы решили остановиться на двоих: - кардинал Исидор, от 60 лет (обсуждаемо), митрополит Киевский и всея Руси с 1437 по 1442, ныне - папский легат и епископ. Грек (или болгарин) по происхождению, крещенный в православие, один из образованнейших людей своего времени. Был избран от православной церкви на Ферраро-Флорентийский собой, где намеревался горячо защищать самостоятельность православной церкви; однако, доводы латинских богословов и политиков, а также красота богослужения и сама культура пред-ренессансной Европы так зачаровали бывшего иеромонаха, что он стал горячим сторонником Унии (за что был осужден на соборе русского духовенства и даже заключен под стражу, откуда бежал). Впрочем, вполне возможно, что, как и Лука Нотар, он относился к ней как ко временной мере, способу переждать нашествие язычников. - Леонард Хиосский (Leonardo di Chio), епископ Митилены - папский легат, генуэзец по происхождению, хронист. Горячий противник "схизматиков", считал себя военным специалистом и стратегом. О его биографии известно несколько меньше, зато крайне предвзятое отношение к грекам отразилось и в его делах в миру и во всех его последующих трудах о падении Константинополя. Наперсник молодого султана, Шехабэддин-паша. Рансимен и Кроули в своих работах постоянно смешивают двух этих персонажей, меж тем, вероятнее всего, это были отец и сын. Лала* Шахин-паша, соратник Мурада I, османский военачальник и первый бейлербей Румелии, командир румелийских частей; участвовал в ряде успешных военных компания 1370-80гг. Шехабеддин-паша был его родным сыном, из чего ясно, что евнухом Шахин-паша быть никак не мог. Наследовал от отца румелийское бейлерсбейство, но, как военный, известен лишь битвой в 1442 г. с Яношем Хуньяди, позорно проигранной турками. О его потомстве ничего не известно, поэтому вполне возможно, что он и был тем самым пашой-евнухом, о котором говорит Рансимен. *Лала - звание воспитателя султанских детей.

PM: Весьма вероятно, что русское слово "каторга" произошло от названия турецкой галеры-катырги. Как понятно, приговор на галеры был одним из самых тяжелых наказаний в средние века и слово, пришедшее от бывших подданных Османской империи, прижилось в русском языке.

PM: Решил сделать ребрендинг. На вкус и цвет, конечно, может, и грубовато, но дамам нравится. Ну и уже традиционно "проклятые" вакансии: Дмитрий Палеолог, православный грек, наследник греческого престола, сторонник союза с турками, от 35 лет Тип - "авантюрист возле трона". Анкета, внешность на выбор игрока (хотя требуется определенный тип), задействованность в квестах Зоя Асень, гречанка, его супруга, от 25 лет Тип - "леди Макбет". Ну или просто любящая жена Анкета, внешность на выбор игрока, задействованность в квестах Исидор Киевский, 73 года, грек, последний митрополит Киевский и всея Руси, ныне кардинал Римской Церкви, сторонник унии, один из самых образованных людей своего времени Анкета (npc на передачу), задействованность в квестах Абдулла Шехабэддин-паша, 25 лет, перс, мусульманин-суннит, сын бейлербея Румелии Шахин-паши, евнух, любимец и наперсник султана Мехмеда Фатиха Анкета (npc на передачу), задействованность в квестах

PM: Зойка пишет: ...на постельные предпочтения Заганоса ей было наплевать с Константиновой колонны, но предположение, будто бы кир Махмуд под его влиянием может предпочесть свежей (почти) девице (ну, не совсем) шестнадцати лет ее ровесника мужеска пола, показалось Зое оскорбительным вдвойне - как для нее самой, так и для ее господина.

PM: ИЩЕМ и ЖДЕМ Дмитрий Палеолог, наследник трона, православный грек Возраст: - 35 лет и выше Внешность: - на выбор игрока (тип Sergio Muniz ) Анкета: есть, возможна переработка О персонаже: авантюрист возле трона, неоднократно пытался заполучить власть. Человек, как это модно теперь говорить, с активной жизненной позицией, один из немногих, кто отваживался публично высказываться за союз с мусульманами против католиков. Был в дружбе со многими турецкими высокопоставленными сановниками и даже некогда пытался захватить город силой. Сейчас, когда почти все потеряно, пытается использовать все связи и войти в доверие к молодому султану - ведь лучше один раз низко поклониться иноверцам и царствовать, чем отдаться под власть католиков и провести остаток дней в положении нахлебника.

PM: Роль Зои Асень занята. Слава тебе, Господи. Осталось найти ей мужа)

PM: 31 мая - Первое и главное, конечно же, сам город взят турками. Император, храбро сражавшийся на стенах, пропал без вести, но известно об этом только самым близким к нему людям, известно, что Константин Драгаш погиб. Обе стороны заинтересованы в том, чтоб найти его тело, турки - чтоб придать гласности факт смерти, греки - чтоб его скрыть, ведь смерть басилевса лишит византийцев последней воли к сопротивлению. В отчаянии, понимая, что победа в этом соревновании едва ли будет на их стороне, младший брат Константина, Фома, задумывает хитрость: найти двойника императора и поведать сторонникам сказку о его чудесном спасении. Единственный, кто может помешать этому замыслу - второй оставшийся в живых брат, Дмитрий, уже давно ищущий случая занять трон. Давно дружный с мусульманами и уже пытавшийся с их помощью добыть себе власть, во время осады он ратовал за сдачу города, а теперь и вовсе стал почетным гостем султана... - Османы ликуют, ведь эта победа для них - исполнение предсказания Пророка Мохаммеда. Град Константинов взят при Константине, а привел турок к победе тезка Пророка, молодой султан Мехмед эль-Фатих. Ободренный этой победой новый герой исламского мира смещает старого, умудренного опытом Великого визиря своего отца, Халиль-пашу, заменяя его своим воспитателем, лидером "партии войны", неумолимым Заганос-пашой. В честь этого события во временной резиденции султана решено устроить пир, на котором новый владыка Константинополя намерен объявить о своем решении и принять знаки покорности от тех греков и латинцев, кто пожелает принести ему клятву дружбы. Какова дружба с вспыльчивым и честолюбивым султаном, на своих шеях уже узнали жертвы погромов в Венецианском квартале Перама и самой Галате... - Но в собственном стане завоевателей не все так гладко и радужно. Дело в том, что на трон османов претендует дядя Мехмеда Фатиха по отцу, уже много лет живущий почетным заложником в Константинополе. При взятии города Орхан храбро сражался против своих единоверцев, понимая, что любимый родственник встретит его отнюдь не с распростертыми объятиями. Как старший мужчина в семье, да к тому же человек куда более знатного происхождения по материнской линии (султан был сыном рабыни, а мать Орхана ведет родословную от основателя рода Османов), дядя имеет сильную поддержку в государственном совете; представители древних и благородных родов, уже изрядно напуганные самоуправством мальчишки и тем, что он передает их земли и должности своим друзьям (в большинстве своем - безродным выскочкам, набранным по девширме*), готовы были поддержать претендента на трон при условии сохранения своих привилегий. Поэтому слуги султана ищут не только живого или мертвого императора, но и принца, чтобы предать его смерти. Но дело осложняется тем, что принц укрылся у друзей; к тому же поймать его одного мало, ведь у него есть сын и наследник, почти ровесник султана... - Константинополь был домом не только для греков и турок, но и для огромного количества итальянских переселенцев, которые, числя себя генуэзцами, венецианцами или римлянами, часто даже никогда не бывали на родине. Вся торговля и вся экономика Города до завоевания находилась в их руках, и сейчас их первая задача - сохранить свое положение и свои доходы. Но этого мало: пока папские легаты трудятся, чтоб выкупить из плена своих братьев-католиков, шпионы Его Святейшества пытаются разведать пути к новому владыке. В своих стараниях они не остановятся ни перед предательством, ни перед обманом, ведь тот, кто выдаст султану его врага, станет его другом. Одновременно эта "пятая колонна" пытается подыгрывать и сброшенным Палеологам, обеспечив им безопасное возвращение в христианские земли. Заманивая обуреваемого жаждой мести Фому идеей нового Крестового похода, агенты Святого престола одновременно прилагают все усилия, чтоб не допустить его обращения к Папе - ведь город, отвоеванный для свергнутой династии - совсем не то, что город, отвоеванный для Рима, Неаполя или Арагона... - Простым же жителям города, были ли они вчера императорскими советниками или бездомными бродягами, нет дела до этих политических манипуляций. У них одно желание - сохранить свою жизнь и честь перед лицом опасности и смерти. Собственно, их беды и радости, поражения и победы и составляют основную суть нашей игры... ____________________________________________________________ * девширме - "налог кровью", принудительный набор мальчиков из семей покоренных народов (в основном христиан), находящихся под властью Османской империи, для службы султану.

PM: Итак, осталось две самые желательные вакансии: - Дмитрий Палеолог, что, как понятно из выше изложенного, является немаловажной фигурой. Есть: набросок анкеты, супруга и горячее желание администрации его увидеть на игре. и - сын, племянник или молодой человек из свиты каталонского консула. Миссия - разыскать и спасти дочь консула, донью Эву; сердечные привязанности и прочие приключения - на собственное усмотрение.

PM: ИЩЕМ и ЖДЕМ Дмитрий Палеолог, наследник трона, православный грек Возраст: - 35 лет и выше Внешность: - на выбор игрока (тип Sergio Muniz) Анкета: есть, возможна переработка О персонаже: авантюрист возле трона, неоднократно пытался заполучить власть. Человек, как это модно теперь говорить, с активной жизненной позицией, один из немногих, кто отваживался публично высказываться за союз с мусульманами против католиков. Был в дружбе со многими турецкими высокопоставленными сановниками и даже некогда пытался захватить город силой. Сейчас, когда почти все потеряно, пытается использовать все связи и войти в доверие к молодому султану - ведь лучше один раз низко поклониться иноверцам и царствовать, чем отдаться под власть католиков и провести остаток дней в положении нахлебника.

PM: Луиджи Бальдуччи пишет: Три порока устилают путь мужчины лепестками роз наслаждений и жгучими шипами расплаты: любовь к женщинам, вкушение вина и жажда власти. Рука лекаря отсекла Шехабэддин-паше первое, ислам сделал запретным второе, и теперь во власти была сосредоточена тройная сила желаний евнуха. Как тщеславная жена, изукрасив себя без меры каменьями и сурьмою, изгибает перед зеркалом сладострастный стан, так Румели-паша красовался перед латинянином когортой отборных воинов, готовых беспрекословно подчиниться мановению изнеженной руки, умащенной маслами и благовониями, вместо жесткой длани полководца.

PM: Немного об "эпохе тюльпанов" - будущее, но не столь уж далекое. Символом эпохи стал один из самых популярных на Востоке цветков — тюльпан. В Персии, где его нежную прелесть оценили впервые, этот цветок называли «дюльбаш» — за его сходство с турецкой чалмой. (Отсюда произошло и слово «тюрбан».) Турки же называли его «ляле», что было созвучно имени Бога — «Аллах» и добавляло цветку некий сакральный оттенок. В Стамбуле ежегодно справлялся праздник тюльпанов. Особенно торжественно его праздновали в султанском дворце, который в этот день принимал феерический вид. Все сады его и залы украшались бесчисленным множеством причудливо развешанных разноцветных фонариков в форме тюльпанов. Их зажигали вечером, и они сияли тысячами огоньков. На дорожки садов, окружавших дворец, и на траву лужаек выпускали черепах, на панцирях которых были укреплены небольшие масляные светильники. Зрелище казалось волшебным и сказочным. Дорожки садов устилались драгоценными пестрыми коврами. В воздухе разливался запах благовоний. На самых видных местах размещались композиции из наиболее изысканных, красивых и редких видов тюльпанов, удивительная форма и неповторимые цвета которых должны были вызывать восхищение и восторг. В потайных уголках сада всю ночь звучали мотивы, которые исполняли небольшие оркестры.

PM: Франческо ди Пацци пишет: Николай V в тройной короне, бело-золотой яйцевидной тиаре плавно помавает волнистыми белыми рукавами с балкона, гулко бухают римские колокола, маленькие девочки в белых рубашках до полу, с распущенными волосами бегут по улицам, рассыпая из корзин лепестки белых роз, небо бело от зноя, под папским балконом, обнявшись, как братья, пьют из белой алебастровой чаши белое вино два кондотьера - Малатеста и Монтефельтро, и Папе салютует оружием несметное войско - объединившиеся добровольцы из Флоренции и Пизы, а в порту Чивитавеккья, уже ждет ополченцев единый флот внезапно возлюбивших друг друга Генуи и Венеции. Стальные нагрудники, украшенные золотыми львиными головами и грифонами, павлиньи султаны на шлемах, белые кормленные боевые лошади. И впереди - стремя о стремя, два юных полководца - побратимы из Перуджи: юный Бальони и зрелый Одди*, которые не сводят друг с друга влюбленных и преданных глаз. И оплачивают поход бескорыстно объединившиеся банки Медичи, Пацци и Альбицци. Особенно Альбицци. Слишком много белого цвета, слишком много ладана, мирры и благодати. Бальони и Одди - два перуджийских рода, смертно враждовавшие с XIII века. Из за их распри в городе периодически возникала кровавая массовая резня. Козимо Медичи жестоко расправился с представителями рода Альбицци в 1434 году, после неудачной попытки переворота. Сиджизмондо Малатеста и Федериго Монтефельтро не могли даже сесть за один стол переговоров - ибо одному очень хотелось зарезать другого. Это чувство было горячо и взаимно. Я плАчу, сеньор Перейра (с)

PM: Что же это за новый год и без ёлочки? (с) Куда я без пыток и казней? ... провинившегося не мог спасти ни высокий пост, ни знатное происхождение. Однако пост и происхождение имели значение уже после казни, когда решалось, на каком подносе, серебряном или деревянном, выставить голову казненного, которому, конечно же, было безразлично это решение. Склонность османской государственной системы к строгой регламентации отразилась даже на обхождении с отрубленными головами сановников. Так, самое привилегированное положение было у головы великого везира - ей полагалось серебряное блюдо и место на мраморной колонне у дворцовых ворот. Голова менее крупного сановника выставлялась на деревянной тарелке, а уж головы рядовых проштрафившихся и безвинно казненных чиновников укладывались без всяких подставок, прямо на землю у стен дворца.

PM: С сожалением констатирую, что мы вынуждены ограничить прием женских персонажей на игру - за исключением, разумеется, тех случаев, если игрок придет с готовым квестом и предложениями по сюжету. Администрация готова предоставить вводную по одному из следующих персонажей: ✓ Дочь кира Георгия Сфрандзи, имя на выбор игрока Юная девушка из благородной семьи, которой стало известно, что ее отец попал в плен к туркам и находится в двух шагах от смерти. Но кто может помиловать узника и как найти его среди сотен тысяч пленников, взятых турками при падении города? В исторических хрониках Георгий упоминает только одну свою дочь по имени Тамара, и ту только в связи с ее смертью, но это не значит, что у него не могло быть второй. ✓Анна Нотар, дочь Мега-дуки кира Луки Нотара О кире Анне известно лишь то, что она с теткой по имени Елена отправилась в Венецию; согласно одним источникам, это произошло до начала осады, по другим девушке довелось пережить все ее тяготы. Для игры, понятное дело, подходит второй вариант.

PM: В ближайшее время на игре намечается пир у светлейшего султана Мехмеда Фатиха! В программе: - Танцы живота - Назначение министров - Прием послов - Покушение на убийство По этому случаю в игру очень и очень требуется: Дмитрий Палеолог, наследник престола Папский легат, кардинал Исидор или Леонард Хиосснкий Доверенное лицо султана, юноша 12-14 лет

PM: У писателей рыцарских романов нередко встречаются цветистые подзаголовки глав, типа: "о том, как три рыцаря ехали на праздник". Позволю себе дать такой подзаголовок к следующему посту: Итак, о том, что девица Михримах делала, едва сойдя с брачного ложа. Михримах пишет: Могла ли Михримах оставить в небрежении своего единственного товарища, с которым разделяла долгие и опасные дни осады? Вновь обретенные ею радости супружества не могли совершенно изгладить из ее памяти долг всякого хозяина по отношению к коту, а потому молодая госпожа Торнато наклонилась к своему любимцу, аккуратно подняла его с пола и устроила на сгибе левой руки. Правой же она по-прежнему держала кувшин с полотенцем, желая услужить Андреа, пусть он и выразил желание совершить омовение самостоятельно. Присев обратно на постель, Михримах ссадила свою драгоценную ношу в изголовье кровати, рассудив, что животное, которому дозволено входить в мечеть, никоим образом не может осквернить своим присутствием супружескую постель. Азиз, очевидно, полностью разделял это мнение, поскольку незамедлительно принялся переминаться с лапы на лапу, запуская когти в подушки и одобрительно урча.

PM: Я плакалЪ Луиджи Бальдуччи пишет: Сьер Бальдуччи поперхнулся и застыл, словно пораженный громом, переводя растерянно-гневный взор с Анны на Андреа в тщетном ожидании, что сьер Торнато опровергнет немыслимые слова дерзкой девчонки в этой ситуации, когда ложь была бы предпочтительнее правды. – Женился на... дядюшка... – слабеющим голосом выговорил мессер Луиджи, мужественно принимая еще один удар судьбы. О, скорбная и печальная участь племянницы монны Серафины, оказавшейся связанной с семейством, чья кровь носила в себе угрозу безумия! Только так почтенный негоциант в первое мгновение мог расценивать вопиющий поступок своего родича. – А меня не было всего лишь день... – Не, не на дядюшке, на сарацинке женился сьер Торнато! – оглушительно прокричал Пьетро (тот самый шумливый служка, чье христианское имя употреблялось крайне редко, заменяясь преимущественно на «Эй, ты!»). Пьетро подумал, что в лишениях хозяин повредил себе слух, и из самых добрых побуждений решил помочь. Как суждено любым благим начинаниям, оно тут же было сурово наказано увесистой оплеухой и советом помалкивать, когда господа беседуют.

PM: Обе вакансии ЗАКРЫТЫ (слава Аллаху и спасибо игрокам). Обновленный Список вакансий находится здесь. Набор женских неканонов временно прекращен.

PM: Ищем, ищем, ищем. Описание персонажа: Благородного дона с военным прошлым, из числа близких друзей каталонского консула, к которому за помощью могут обратиться его дети и который не побоится предстать перед турецким султаном с предложением выкупа. Анкету можем дать, или можно написать свою. Срочность: может вступить в игру сейчас, либо с султанского пира. Временный или постоянный: по желанию. Особые требования: матчасть. От администрации: анкета (по желанию), аватары, помощь по сюжету.

PM: Очень понравилось. Люблю такие обобщения. Филомена пишет: Анне Варда, как уже не существовавшей более Византии, приходилось искать милости либо у латинянина, либо у турка

PM: Форуму полтора года. Нравятся мне нецелые числа.

Бастет: PM , от всей души поздравляю! Успеха и процветания!

Полковник Кольт: PM пью за вас и ваших игроков) Мои поздравления!

PM: Полковник Кольт Спасибо за поздравления

Джудит: Прекрасная дата, поздравляю, мессир. И желаю терпения еще годика на полтора как минимум *очень кровожадный смайл*

PM: Джудит У нас есть, на чьем примере учиться, миледи Бастет О, прошу прощения, не заметил. Спасибо вам.

PM: В игре появилось два прелестных родственника. Благородный шевалье Арно д'Эстутвиль (на секундочку, род сей состоял в родстве с Валуа, Плантагенетами, Моморанси, Бомонами, и прочая, прочая, прочая), и его альтер-эго, Джироламо Тости, внебрачный сын Гийома д'Эстутвиль, кардинала, архиепископа Руанского (того самого, который вел оправдательный процесс по делу девы Жанны из Домреми в 1452 году). Доверчивый Арно везет в Руан переданные ему королем документы - а кузен, решив, что тщательно запертый ларец содержит какие-то более материальные ценности, решается на грабеж. Пока их высокие отношения развиваются вне основного игрового поля, но кто знает, кто знает...

PM: Джироламо Тости пишет: Грязи, действительно, было предостаточно. Лошади месили глинистую дорогу, барабанящий ливень взбивал вонючую жижу, брызги воды отлетали от всадников при малейшем движении, окружая их мутным ореолом. Словом, шустрый певец еще бы не успел закончить песенку про серебряные зеркала*, а любого из путешественников, занесенных в этот неприветливый час, можно было взять за шкирку, отжать, прополоскать, выколотить вальком, еще раз отжать для пущей уверенности - и только после этого повесить сушиться на солнышке, скрывавшемся сейчас среди глухих, как запойная тоска, черных туч. ... При легком наклоне, которым Джироламо сопроводил приветствие, вода, накопившаяся на его широком берете - точь в точь таком, какой красуется на портрете Габсбурга работы Орлея, или на собственном его портрете, что написал Дюрер - потоком хлынула на шевалье. Арно д'Эстутвиль пишет: - А-а! - заорал Арно, чем напугал смирную клячу, до того безропотно сносившую и его трескотню, и безотчетные попытки приплясывать сидя верхом, когда мимо проходила какая-нибудь чумазая от работы, но достаточно аппетитная для досуга крестьянка. А то и не одна. И каждой воспитанный кавалер считал своим долгом отвесить небольшой поклон и послать самую приветливую из улыбок. Разверзнувшиеся хляби небесные не оставляли путникам шанса доехать до места назначения сухими, и потому водные процедуры от любимого кузена были не только излишни, но и грозили окончательно испортить новенький плащ шевалье, за который тот выложил совершенно неприличную сумму, и не где-нибудь, а в самом Туре, где, в связи с пребыванием короля, заламывали такие цены, что всем и каждому становилось ясно: местные лавочники точно попадут в Ад за непомерную жадность. Накануне поездки внутренний голос робко советовал приберечь такую роскошную вещь для менее рискованного занятия, например, пройтись по галереям руанского дворца дядюшки или покрасоваться во время воскресной мессы, но тщеславие быстро, как и всегда, расправилось со здравым смыслом. - Вы с ума сошли, Джамо! - возмущался шевалье. - Лучше б вы так пошутили со своим папенькой, из-за которого мы все сейчас подхватим лихорадку, заболеем и умрем по уши грязи.

PM: Все еще хотелось бы найти юную гречанку, дочь или воспитанницу Георгия Сфрандзи или родную дочь Луки Нотара, советника пропавшего императора. С администрации: вводный квест, помощь по матчасти и наше радушие. Неактуально.

PM: Арно д'Эстутвиль пишет: А за порогом было тепло и сухо, и даже запах прогорклого масла, шипевшего на сковороде, как весь гадюшник разом, не мог умалить счастья шевалье. - Эй, хозяин! - Арно предпочел бы узреть хозяйку, молодую, сочную и не слишком склонную к целомудрию, но на постоялых дворах такое было дивом дивным, поскольку все чаще встречались видавшие виды гаргульи с несносным характером, на которых обаяние д'Эстутвиля отчего-то не действовало. В просторной комнате, хорошо протопленной, несмотря на приближающийся май, уже сидело несколько путников, которых гроза застигла на подступах к Руану. Вымокшие до нитки монахи из Сен-Бенуа-сюр-Луар грелись у очага, а два торговца тканями, судя по выговору, из Лангедока - что эти гортанно рычащие арманьяки забыли в Нормандии? - потребляли кальвадос, пока их слуги просушивали тюки с товаром. Хозяин, неопределенного возраста белобрысый верзила на тонких ножках и с тонкой петушиной шеей, обмотанной засаленным платком, поторопился к новоприбывшим. - Господа, господа хорошие, изволите стол, ночлег, стойло для животных? - елейным голосом молвил он, вытирая руки о передник и в уме подсчитывая, сколько можно содрать за постой с дворян.

PM: Очень желательная на замену Лукреция Парентучелли, вдова графа ди Барди, италийка, католичка. Имеется анкета, начатые квесты, верная служанка и поклонники, одного из которых надо препроводить на эшафот. Предыдущий игрок отдал роль по причине нехватки свободного времени.

PM: Джироламо Тости пишет: - Кузен! Вы что, наслушались проповедей Святого Бенедикта, или уже предвкушаешь свидание с господином кардиналом? Мы хотим видеть перед собой не мокрую курицу, а льва, какие украшают герб Эстутвилей! Арно д'Эстутвиль пишет: - Лев изголодался, кузен, - пробурчал Арно, вперившись в грудь девицы взглядом, не оставлявшим сомнений в его потребностях и здоровом аппетите. - А вы все самое сладкое припасли для себя. Ай-ай. "Видеть перед собой льва"... Легко сказать. Если шевалье с кем-то и сравнивали, так со свиньей, что нередко случалось под сводами родного замка в Эстутвиле, сотрясавшимися от громовых раскатов сенешальского голоса. Долги, обрюхаченная жена деревенского старосты, пьяные песни непристойного содержания под окнами руанских каноников - так, по мнению сира Луи, могла повести себя лишь безмозглая свинья, по недоразумению вставшая на задние лапы и нацепившая меч. Это было несправедливо и до слез обидно, ведь Арно чувствовал себя скорее симпатичным медвежонком, неуклюжим, но милым. И при этом готовым при необходимости грозно зарычать. Хотя, пожалуй, с последним торопиться не стоило, да и кто рыком начинает знакомство с далекоидущей целью измять простыни.

PM: По-прежнему нуждаемся в молодом дворянине из солнечной Испании, и юной девице благородного происхождения.

PM: Вакансия на девицу уплыла. Всем юным красавицам, желающим, чтобы их обольщали пылкие любовники с южного берега Черного моря, кусать локти до завтрашнего утра. А в целом в Багдаде Стамбуле Константинополе все спокойно: - брат императора затевает интригу с обнаруженным двойником императора; - светлейший султан пытается склонить предполагаемую любовницу своего первого министра донести на него, не подозревая, что на его особу султана готовится покушение во время пира; - раненый претендент на престол османов все еще скрывается в доме итальянской графини. Но нет милости для бессильного: те, кто дал ему приют, уже готовы обменять его жизнь на собственную безопасность; - новый Великий визирь вот-вот привезет своему господину доказательства смерти Константина. Однако, еще надо найти человека, который бы подтвердил перед народом подлинность этой страшной находки; - в полном ужасов и надежд новом мире рождаются самые невероятные любовные союзы. Никого не удивляет, когда мужчина-мусульманин берет в жены девицу ромейской крови, но чтобы латинский диакон влюбился в дочь бедного хаджи... Чудны дела твои, Господи. - французский рыцарь, еще год назад хлопотавший о восстановлении доброго имени девы Жанны, получает возможность доказать свою верность Христу, разыскивая пропавшего католического кардинала... ... и многое-многое другое. Все воруют, друг друга душат, словом, идет повседневная жизнь города, уже не принадлежащего Западу, но еще не принадлежащего Востоку...

PM: Внезапно решил объявить пару вакансий на роли слуг и служанок. Cлужанка графини ди Барди. Ловкая, сметливая девица, итальянка или гречанка, посвященная во многие тайны своей госпожи. Внешность, возраст, био, по традиции, на выбор игрока. В политических нюансах разбираться необязательно, ведь служанка будет делать то, что скажут (по сюжету - хозяйка, а так - администрация). Словом - помощь в матчасти гарантируем. Возможен вариант с мужчиной любого вида и возраста, на ту же роль. Слуга мессера ди Пацци, аналогично ловкий малый, италиец из тех, кто родились уже в Константинополе. Ловкий малый, для которого имеется npc-анкета. Внешность можно изменить.

PM: Филомена пишет: - Я провожу, - посуровев, будто женщина не слабой Ромеи, а гордой Спарты, рабыня шагнула следом за ширазцем.

PM: Что-то я подтормозил, а ведь уже прошло католическое Рождество. С праздником всех католиков, игровых и всамомделишних. И меня тоже, поскольку я считаю, что Христос дважды не рождался.

PM: Просто понравилось. Не к нашему времени, но штришок вполне себе характерный. Последние слова султана Селима, обращенные к сыну: — Если турок слезает с седла, чтобы сидеть на ковре, он превращается в ничто.

PM: 31 мая, вечер Ближе к вечеру волнения в городе начинают успокаиваться. Но, как известно, чем тише омут, тем больше в нем чертей. Во дворце султана Мехмеда неторопливо приготовляется пир. Поводов достаточно: первый, конечно же, собственно взятие города, второй - возведение в сан нового Великого визиря, Заганос-Мехмет паши. Однако, не все так просто в датском, то есть османском королевстве. Озгур-бей, сын претендента на Османский престол, при поддержке дочери казненного турками каталонского консула замышляют ни больше, ни меньше, как убийство самого султана. Их планы могут быть раскрыты только одним человеком: циркачкой Зоей, которой повезло втереться в доверие к султану и его наперснику, коварному Шэхабеддин-паше... Для развития ветки требуются: - Благородный дворянин-католик, который (в перспективе) сумеет вырвать каталонку из объятий смерти. Вариантом может послужить турок, пожелавший выкупить ее или уже имеющийся персонаж. Но беспокойством и заговорами охвачены не только ставка султана. Брат пропавшего без вести императора, деспот Мореи Фома Палеолог решается на подлог. При помощи двойника брата, наемного убийцы, он намеревается внушить поверженным, но не побежденным грекам надежду на то, что их повелитель жив. Однако, не все так просто. Лишенный защиты и крова Фома нашел убежище у итальянской графини, бывшей любовницы брата, перед которой стоит нелегкий выбор: помочь наследнику византийского трона или отказать ему в приюте. Сложность состоит в том, что Папе крайне не желательно скорое прибытие грека в Европу, ведь тогда придется выполнять данные союзнические обязательства по защите Византии - а на это у Его святейшества нет ни денег, ни войск. Но и отказать Фоме нельзя, ведь в этом случае он может обратиться за помощью в Арагон, король которого претендует на земли в Италии и находится во враждебных отношениях с Понтификом. Более того: князь Ахейский уже договорился с неким молодым венецианцем, и тот готов предоставить беглецу судно, чтобы покинуть взятый город. Дело только за малым: получить разрешение на отплытие... Есть еще одна, пусть и слабая возможность убедить деспота остаться: начавшаяся у того любовная интрига с молоденькой каталонкой Инес, которая волей судеб оказалась зависимой от графини... Для развития ветки требуются: - замена на роль графини ди Барди либо - ее наперсница (служанка), ловкая и сметливая девица, волей судеб оказавшаяся свидетельницей похождений Фомы Не менее запутанный клубок страстей образовался и в доме генуэзского негоцианта Луиджи Бальдуччи. Его племянник, венецианец Андреа женился... на мусульманке, бедной сироте Михримах. Девушка, оставившая дом покойного отца, попадает между двух огней: с одной стороны муж, его дядя и кардинал Исидор (спасенный Луиджи папский легат) настаивают на ее переходе в христианство и переезд в Европу - с другой, давний друг отца, Тахир-баба, побуждает ее оставаться верной исламу. Дело осложняется еще тем, что разрешение на отъезд можно получить только при дворе султана, и никто не знает, чье слово окажется более веским: Шахин-паши, которому Луиджи должен денег за выкуп или же Заганос-паши, воспитателем которого оказался старый Тахир... Между тем, не утихают страсти и в самом городе. Молодой французский дворянин, посланный с поручением к папскому легату (не забываем, что радио, телефона, телевизора и почты еще не изобрели и Европа ни сном ни духом не подозревает по гибели города), оказавшийся в Византии перед самым падением, с трудом приходит в себя в доме прелестной булочницы Руфины. Однако, на ее руку и сердце уже есть претендент: грек Бальтазар, раб императорского советника Михаила Варды. Правда, сейчас у Бальтазара есть и куда более важные дела. Едва оправившись от ран, полученных от людей Заганос-паши, он жаждет отомстить врагам за отнятую честь, и, как он думает жизнь дочери советника, юной Анны Варда, которую люди нынешнего Великого визиря похитили по приказу своего господина. Однако верный раб не подозревает, что девушка не только жива, но и успела вернуться под кров своего покровителя - Луиджи Бальдуччи - где была им заперта с корыстной целью: перевезти наследницу большого состояния в Геную и выдать замуж за одного из сыновей негоцианта. Единственной надеждой Анны остается рабыня Филомена, которой предстоит разыскать недавнего врага и умолить его спасти обольщенную им девицу...

PM: Решил несколько реорганизовать список персонажей. Отныне ТРЕБУЕМЫЕ будут доступны по прямой ссылке.

PM: Добрые люди поздравили с Рождеством. Осторожно - U-tube

PM: Роль доверенного лица графини ди Барди занята.

PM: Хочу наконец уже увидеть нормальную шпионку кардинала Папы Римского. То есть красивую, умную, сильную женщину, которая не побоится вступить к интеллектуальное единоборство с мужчинами, вертеть ими и водить на помочах. Где вы, черт возьми, роковые красавицы и умницы? Перевелись?

PM: Как бы там ни было, как бы я себя не чувствовал, куда бы не пропадал - а форуму два года. Правда, я запутался, когда. И, несмотря на то, что будет с ним дальше (все мы смертны), хотелось бы сказать спасибо всем, кто у нас играл, нас читал или поддерживал. Я, правда, не думал, что это продлится два года. Месяца три. От силы.

Serifa: А сколько в реале длилась осада Константинополя? Ваш форум так просто не возьмешь, даже приступом :) Всех благ! Живите долго и процветайте! :)

PM: Первые отряды осман подошли к городу 02 апреля 1453 года. 5 апреля 1453 г. к столице подошла основная часть турецкой армии. 9 Апреля 1453 г. начались бои на море, т.е. уже не осада, а блокада города. 29 Мая 1453 г. над воротами Керкопорты был водружен красный флаг

PM: Сим сообщаю о завершении основной ветки игры. И без того затянул, а полутрупом быть - чести мало. Всем огромное спасибо.

Serifa: PM, камрад, а расшифровать? Основная ветка - это конкретно что? Полутрупом - это где? Форум оставлять в этом разделе вообще или уже поминать надо?

Serifa: Кажись, усё. Отыгрались(



полная версия страницы