Форум » "Fandom" » Resident Evil: Generation's » Ответить

Resident Evil: Generation's

Isaac: Resident Evil: Generation's Легко быть героем, если ты умеешь летать, побеждать голыми руками вооружённых солдат или способен обрушить на врага гром и молнии. Другое дело когда ты обыкновенный человек: клерк или складской служащий, а может работник магазина в ночную смену, ну или же банкир, решающий судьбу миллионов долларов. Не так уж и важно кто ты, нужно знать лишь одно - ты не герой и происходящее вокруг не развлекательная прогулка! Судьба свела вас со зловещей пустотой мертвого города. Способен ли ты противопоставить себя монстрам и бросить вызов неизбежной смерти? Или же упустишь единственный шанс на спасение? Resident Evil - это захватывающие и ужасающие приключения по безлюдному Раккуну, наполненным бездушными монстрами. Ваш путь будет пролегать через улицы, переулки и различные здания, которые сплетаются в единый лабиринт мрака и отчаяния. Поиск оружия и предметов для дальнейшего их использования в стычках с монстрами и решении всевозможных головоломок. Загадочные персонажи и события, разжимающие спираль блестяще продуманного сюжета. Ссылка на форум: http://www.re-role.com/ Рейтинг: NC-R. Жанр: survival horror. Система игры: эпизодическая/ активный мастеринг. Особенности: дополнительные игровые системы, возможность использования дайсов, уровни сложности. Сюжет: "Том I: Генезис".

Ответов - 27, стр: 1 2 All

Isaac: Ричард сквозь пелену беспамятства слышал голоса, они казались знакомыми, говорили о чем-то издалека, но он не мог разобрать о чем. Он постоянно пробуждался и снова проваливался в бессознание, но этих кратких мгновений хватало, чтобы понять, что его куда-то тащат. Куда, зачем, кто - эти вопросы волновали бы Айкена, если бы он смог нормально мыслить, но в голове мыслей не было. Он чувствовал боль в руке, она расползлась по всей руке, но не мог ничего сделать, даже пошевелиться. Он попытался разлепить губы и открыть глаза, но ничего не вышло, и снова тьма поглотила его разум. Боль не позволяла даже думать. Через некоторое время, растянувшееся для него на мгновения, он ощутил, что лежит, рука горела огнём. А потом он почувствовал болезненный укол и чуть дернулся от неожиданности. - Он шевелится... - заметила Джилл. - Ричард! Слышишь меня? Держись. - звонкий голос доносился издалека, но был жутко знакомым. Полубессознательный Айкен, чувствуя как от места укола расползается легкая прохлада, понял что это Ребекка. "Мои живы..."- пронеслась мысль в голове Айкена и он расслабился, прикрыв глаза. А через некоторое время почувствовал себя немного лучше. Айкен разлепил губы, почувствовав во рту солоноватый привкус и приоткрыл глаза. Белый потолок поплыл перед взглядом, справа кто-то был: - Где...я? - с трудом прошептал он. - Успокойся, ты в безопасности. - рядом послышался голос Ребекки - Отдыхай и не говори ничего. Ричард вдохнул воздух и понял, что на чердаке слышал три голоса, а не два. Он попытался приподняться, но тело не послушалось и получилось лишь чуть оторвать голову и руку от постели: - Там...змея! - выдавил он - Огромная...змея на...чердаке! Ребекка уложила его обратно и обеспокоенно посмотрела на Джилл. http://www.re-role.com

Isaac: *** Моя дорогая Альма. Прежде всего, позволь мне извиниться за то, что не звонил тебе. Человек в солнцезащитных очках запретил мне делать любые телефонные звонки. Прости, Альма. Я сижу здесь, пытаясь придумать с чего начать, как объяснить в нескольких простых словах всё, что произошло в моей жизни с тех пор, как мы говорили в последний раз. Я надеюсь, что это письмо дойдёт до тебя, и что ты простишь мой плохой почерк - сейчас мне не легко. Даже когда я пишу, я чувствую, как ускользают даже самые простые мысли. Я полон чувств отчаянья и растерянности, но я должен рассказать тебе. Альма, пожалуйста, поверь - все, что я говорю тебе – правда. Вся история может занять несколько часов, но времени мало, так что прими эти вещи как факт: в прошлом месяце произошёл несчастный случай в лаборатории, и вирус, который мы изучали, вырвался на свободу. Все мои коллеги, из тех, кто заразился, либо умерли, либо умирают. Характер болезни таков, что оставшиеся в живых после инфицирования теряют свои чувства и разум. Этот вирус крадёт у своих жертв все человеческое, заставляя их искать и уничтожать все живое. Даже когда я пишу эти слова, я слышу их, они ломятся в мою дверь, как голодные животные, и они готовы убить. Альма, я пытался выжить лишь для того, чтобы увидеть тебя снова. Но мои усилия только задержали неизбежное. Я заражен, и нет никакого лекарства от того, что последует потом. Самое страшное, что я забываю тебя всё больше, день за днём. Поэтому я предпочёл мирную смерть существованию в качестве живого трупа. Я погружусь в свой вечный сон. Надеюсь, ты поймёшь моё решение... Моя любовь для тебя. Прощай, Навсегда твой Мартин Крекхорн. *** Акция: каноны Акция: последние из живых В игру срочно необходимы: Барри Бёртон, Ребекка Чемберс, Клер Редфилд, Шерри Биркин.

Isaac: Приведя в действие механизм, подымающий мост, Вескер окинул взглядом дергающегося в агонии Марини и решил, что не плохо было бы его обыскать и, вытерев руки о жилет, присел напротив Энрико. Два полных магазина и фонарик – всё, что удалось у него отыскать. Энрико захрипел и схватил капитана за воротник, из последних сил пытаясь дёрнуть Вескера на себя и с болью выдавить: - С… своло... кммм… Щёлкнув тугой пуговицей на кобуре, Альберт достал пистолет и приставил холодное дуло к подбородку Энрико. Несколько секунд он смотрел в глаза умирающего офицера. Пощада, сочувствие, сожаление были ему чужды, но в этот полный безумия день он достаточно насмотрелся на мертвецов. Слишком много трупов. Вескер вздохнул и опустил пистолет. Тратить пули было слишком не благоразумно, учитывая, что капитан «Браво» не жилец. Вескер забрал рычаг и поспешил назад, к главному тоннелю, не выпуская из головы той мысли, что просидевшие долгое время взаперти Хантеры бродят где-то по тоннелям. И они очень, очень голодны. Подземелье построили ещё в прошлом веке, и оно имело, по крайней мере, одно достоинство: высокий свод позволял ходить не сгибаясь. Зато в остальном это место обладало всеми «достоинствами», присущим любой городской канализации. Капитан отворил дверь на противоположенном конце помоста и поморщился, ощутив тошнотворный смрад. В тоннеле влажным облаком висел отвратительный запах гнили и даже не хотелось думать, кто или что именно разлагалось здесь месяцами. Осветив пространство за дверью, капитан вошёл внутрь и оказался в пустом коротком тоннеле, где справа он упирался в кирпичную стену, а влево скрывался в непроглядной темноте; здесь не было света. «Странно... Здесь должен был быть проход», - разглядывая кирпичную стену, вспоминал Альберт. Закончив с осмотром неаккуратной кирпичной кладкой, он пришёл к выводу, что проход замуровали во время инцидента в лабораториях, и Вескер обернулся. Возле неровной стены в конце коридора луч фонарика осветил бесформенный предмет. Вескер двинулся в противоположенный конец коридора, стараясь удержаться на скользком каменном полу, и уже в конце обнаружил труп, точнее верхнюю половину от него, лежавший возле огромного валуна лицом вниз. Перевернув ногой тело, по нему пробежались чёрные мелкие жуки и скрылись из виду; изжелта-бледное лицо закрывали промокшие чёрные как смоль пряди волос, но даже под ними было видно, что женщине вырвали челюсть. Из нагрудного кармана грязной робы очень кстати торчал ID с легко узнаваемым логотипом корпорации. Вытаскивая его, Вескер достал и зацепившийся за булавку небольшого размера ключ на цепочке. «Ключ от подъёмника, - отметил капитан, - Но как туда, чёрт побери, добраться?!» - Симона Дэво, - задумчиво прочитал он имя на карточке и вместе с ключом убрал в карман жилета. Капитан не желал возвращаться туда, откуда начал, но тоннели стоило осмотреть ещё раз, вполне возможно, что в темноте он мог что-нибудь упустить. Нахмурившись, Вескер направился к выходу и между тем услышал звук падающих небольших камней и приближающийся грохот позади. За спиной капитана по наклонной покатился многотонный валун. Вибрация под ногами усилилась, камень набирал скорость. - О, чёрт! – выругался Вескер и бросился бежать до ниши у выхода. На скользком полу было сложно держать равновесие и, почти добежав до угла, он поскользнулся и больно упал на спину. От смерти его отделяли доли секунд! Вескер перекатился набок. Многотонный камень пронёсся в считанных сантиметрах от него, и с грохотом врезался в стену, сотрясая всё вокруг. Судорожно выдохнув, Альберт резко поднялся на ноги и отряхнулся. Выйдя из ниши, он осветил разрушенную стену и проход за ней, в котором наткнулся на двойную ржавую дверь, и по ту сторону его могло ожидать всё, что угодно…

Isaac: Толчком ее усадили на землю, возле бревна и связали веревкой. Оглядевшись по сторонам, она увидела вокруг кучу веток. Все это походило на… Да. Это походило на место будущего костра, примерно так сжигали ведьм в средневековье. Неужели они готовы их сжечь? [...] А потом вся эта небылица внезапно стала пугающей реальностью. Вспыхнуло пламя, затрещали ветки, которые только-только лизнули языки горячего пламени. Сначала это был маленький костер, не обдающий жаром в полную силу. Но это было пару секунд. После послышался крик боли, наполненный настолько сильным страданием, что у блондинки все внутренние органы скрутились в огромный узел. Ей казалось, что эту боль она чувствует сама, хотя на самом деле она ее еще обходила стороной. Но это лишь пока… Мужчина бешено кричал, а жжение от огня начало доходить и до Оливии. Сначала это были легкие и горячие покалывания, иногда переходящие в волны легкой боли, но это было терпимо. Но в один момент воздух колыхнул пламя и оно обожгло девушку, заставив опомниться и выкинуть все мысли из головы. Блондинка начала сильно ерзать, дергаться, пытаясь хоть как-то отдалиться от пламени, от этого места, от этих людей. Но всё это выходило у нее отвратительно. Веревки лишь сильнее впивались в кожу, стирая ее и причиняя жуткую боль. Но Кэфри не издавала ни звука, лишь стиснув зубы, вновь ерзала и ерзала. Пламя начинало не только греть, но и жечь. Жечь сильно, до жуткой боли. Блондинке показалось, что уже всё предрешено. И сейчас она так же поджарится, как и тот бедолага. Но эта мысль не хотела укладываться в ее голове, поэтому она вновь дернулась вперед со всей силы, уже крича. Боль была невыносимой. Трущая веревка, огонь, который оставлял на ее кожи ожоги. Послышался звук, как что-то лопается. И вот она свободна. Это было странно, чудно, но прибавило ей кучу сил. Девушка свалилась ничком на землю. Пусть думают, что она потеряла сознание или что-то в этом духе. Медленно и осторожно Оливия поползла к кустам. Пришлось сильно себя сдерживать, чтобы не вскрикивать от боли, ведь ползя она задевала все раненные или покалеченные места. Добравшись до кустов, Кэфри немного отдышалась, обдумывая что делать ей дальше. [...] И вот она уже у оврага. Как можно более аккуратно и без шума девушка пытается спуститься вниз. То и дело иногда соскальзывая, но успевая за что-то зацепиться и не скатиться кубарем вниз до конца. И вот блондинка уже почти в самом низу, она оглянулась, чтобы посмотреть, какой кусок она преодолела. Сердце замерло. Прямо на краю обрыва стоял Тэк и пристально смотрел на нее. Оливия дернулась вперед, пытаясь быстрее спуститься до конца вниз, но как назло она споткнулась о какой-то корень дерева и полетела вниз, получая еще больше ушибов. Кэфри скатилась в кусты, и в этот момент послышался выстрел. Но боли девушка не почувствовала. Зэк промахнулся. Вставая на ноги, преодолевая себя, блондинка побежала вперед, не так проворно, как бегала раньше, но при этом петляя зигзагами. Ей казалось, что так у зэка куда меньше вероятности попасть в нее. Умирать не хотелось совсем, тем более от пули, когда она столько пережила. Это было бы очень глупо. Вообще умирать глупо и нет в смерти никакого смысла. Оливия чувствовала спиной, что мужчина не сильно от нее отставал, но его крики заставляли ее лишь быстрее двигаться вперед, пытаясь не думать о том, как у нее все болит и отнимается. Время на нытье будет, как только она оторвется от него, спрячется, исчезнет. Она не знала как много они пробежали, но было чувство, что ей легче сдаться сейчас. Легкие разрывались, воздуха не хватало, тело пробивала крупная дрожь. Все джинсы были испачканы, серая байка порвана и стала больше походить уже на черную. Полянка. Она выбежала на открытую поляну! Она же видела линии электропередач, но не подумала, что они выведут ее на это место. Дура, полная дура. Людей не было видно. Кэфри ломанулась сначала к машине, но дверь была заперта, потом к будкам для работников. Первое, что она увидела, так это то, что дверь была закрыта на цепь, которую смыкал замок. "Черт побери!" - мысленно блонди начала психовать. Она дернула ее, не веря в то, что ей туда не войти. Дверь приоткрывалась, но совсем чуть-чуть. К девушке начала подкатывать истерика. Спрятаться больше было негде. Бежать не было сил. Все что она могла сделать – залезть под будку, кое-как накидать на себя моха и ждать. Resident Evil: Generation's - Неистребимое зло

Isaac: Очередное обновление на форуме принесло в его актив второй guide book, описывающий концепт мира Resident Evil, в котором вы, дорогие гости и игроки, сможете узнать о том, что из себя представляет корпорация "Амбрелла", о её подразделениях, станет известно о Раккун Сити, городе, контролируемом "Амбреллой", сможете посмотреть его концепт-арт. Ко всему прочего, данный гайд бук, названный как Файлы Resident Evil, расскажет вам, с какими монстрами можно встретиться на улицах заражённого города, нападению каких одним из самых смертельных БОР, когда-либо созданных корпорацией, вы можете подвергнуться, ну и вдобавок, файлы откроют тайну о том, какие вирусы были созданы в секретных лабораториях зловещей корпорации. И ещё, сам раздел описания игрового мира был усовершенствован и переименован в "Меморандум Resident Evil", в котором содержится: - руководство к игре; - файлы Resident Evil; - сюжет; - игровые хроники; Это всё то, о чём следует знать.

Isaac: - Выживание - это тоже наша работа. Маршрут через лаборатории мог оказаться не самым безопасным, но он был единственным. В подтверждение этих опасений в помещение раздались подозрительные звуки. Наёмники были не одни. Анна развернулась в сторону источника звука и вскинула ружьё, держалась она на удивление хладнокровно. Брюс дал сигнал смотреть в оба, Анна последовала за ним, прикрывая тыл и осматриваясь вокруг пристальным взглядом. "Значит эти создания и есть их важные исследования?" Глаза Анны расширились. Она уставилась на инкубационные камеры - огромные цилиндрические колбы из прочного стекла, наполненные мутной жидкостью; внутри них находились странные существа с зелёной кожей и огромными когтями на руках, к каждому из них была подключена дюжина трубок. Все они выглядели спящими, очевидно, что их удерживали в состоянии покоя. Одна из камер была разбита изнутри, вокруг неё мешанина из крови и стекла. А это значит, что существо вырвалось на свободу и рыщет где-то поблизости. На О'хэйр накатило чувство тревоги. "В конце-концов на эту работу ты подписалась добровольно, подруга. Во все тяжкие, значит?" [...] - По чем знать, сколько их здесь. Капсула разбита изнутри - вот это странновастенько. Помимо разлагающихся носителей вируса, конечно. Нам туда. Они миновали все боксы и дошли до конца лаборатории без происшествий. Дверь в пустой коридор открылась автоматически. - Это там, - наёмница указала направление к складу и поморщилась от неприятного запаха, которым был наполнен воздух. Когда они практически добрели до цели, девушка окликнула Брюса и жестом показала, что она что-то услышала. Звуки доносились сверху, из воздуховода. Звук был похож на тяжёлый цокот, эхом разносившийся по вентиляции. - Оно ищет нас, - прошептала О'Хэйр. И не успела она договорить, как решётку выбило, а между наёмниками воздух рассекла огромная когтистая лапа. - Берегись! - только и успела выкрикнуть она, ударившись о стену. О'Хэйр прицелилась и спустила крючок, посылая заряд дроби в коварную тварь. Когда пуля разорвала плоть на лапе монстра, тот пронзительно завизжал и скрылся в темноте люка. Раздался знакомый металлический грохот, и ещё одна вентиляционная решётка упала на пол. Существо выпрыгнуло из люка назад по коридору, и им оказалось нечто, с чем наёмники ещё не встречались. Эта тварь разительно отличалась от увиденных прежде: внешне - гуманоид, передвигающийся на четвереньках, все четыре лапы имели огромные, смертоносные когти, тело было полностью ошкурено, на свете сверкала влажная плоть, мышцы и сухожилия, и ещё одна важная и омерзительная особенность - длинный язык. - Чёрт, охренеть можно! - вырвалось у О'Хэйр. - Брюс, надо бежать! И причины для этого были: до склада оставалось каких-то метров двадцать, вход можно открыть только вдвоём - два рычага по обе стороны от двери должны быть опущены одновременно, к тому же тратить патроны - неразумно. Resident Evil: Generation's

Isaac: Линии судьбы движутся во времени и иногда причудливо переплетаются на перекрёстках. Брошенные разбитые очки, с осколками толстого стекла рассыпанного по грязному коридору. Кусок сломанного каблука, откатившийся близко к стене. Человек, бредущий по коридору. Он один, совсем, все остальные пропали. Близоруко щурясь, пожилой мужчина вышел к перекрёстку, заметил перед собой пытающуюся встать женщину, наклонился и, обхватив её за плечи, потянул, помогая встать. Повернувшись к подходящим размытым фигурам, мужчина крикнул: - Да помогите же ей, БОР на свободе! - и упал на труп, разбрызгивая из шеи кровь. Четверка зомби склонилась над мертвецом, приступая к пиршеству. Resident Evil: Generation's

Isaac: Доброго времени суток, форроловцы! Генератор завершает I том истории - "Генезис", рассказавший нам о событиях происходивших в Раккун Сити и вместе с этим запускает II том "Вырождение", разделенный на 3 части: Часть первая: Код "Вероника" Август 2004. После трагедии в Раккун Сити, корпорации "Амбрелла" удивительным образом удалось уйти от ответственности. Она развернула активную деятельность, маскируясь в облаке собственной лжи. Адвокаты корпорации создали дымовую завесу, ослепив общественность, и по кусочкам стали продавать её суду и представителям прессы по всему миру, а выживших в том инциденте заставили замолчать. Это казалось невозможным, многих потрясло до глубины души, но судебные разбирательства с влиятельной международной организацией были прекращены - руководство продумало абсолютно всё. Во всяком случае, они верили в это. Чего они так и не учли - что у них по-прежнему оставались серьёзные враги: одни - желающие заполучить вирус, другие - стремящиеся положить корпорации конец, найти доказательства её ужасных деяний и привести к ответственности. Но несмотря на серьёзные убытки, потерю крайне важного объекта в Раккун Сити и судебные разбирательства, ныне "Амбрелла" сильна как никогда и продолжает свои безжалостные эксперименты. И, кажется, никто не способен её остановить. События данной части продолжают историю борьбы корпорации Амбрелла с вовлеченными в неё людьми. Основные события будут крутиться вокруг островов Шина, Рокфорт и исследовательской лаборатории в Антарктиде. Мы решили отказаться от преобладающей роли канонических персонажей, однако желающие поиграть ими, с большой вероятностью будут вовлечены именно в эти события, как наиболее близкие к корпорации. Основные типажи, на которые мы рассчитываем - ученые, сотрудники (действующие и бывшие) Амбреллы, причастные к расследованиям лица (канонические и авторские персонажи). Часть вторая: Сияние Нептуна Октябрь 2004. "Сияние Нептуна" - круизный лайнер, совершающий путешествия к Карибским островам. Является самым большим судном: на лайнере 16 палуб, 2700 кают, пассажировместимость - 5500 человек, не считая экипажа и обслуживающего персонала. Морские круизы на "Сиянии Нептуна " предполагают, что пассажир не будет ни в чем себе отказывать, ведь на корабле есть абсолютно все для комфортного существования и развлечения. День 1. На корабле происходит серьезная вспышка неизвестной болезни. В течение часа экипаж корабля принимает решение о создание карантинной зоны, все вызвавшиеся врачи направлены в зону импровизированной лечебницы. Команда собирает лекарства со всего корабля. Лекарства отправлены в "лазарет". Полнейшей неожиданностью становится заболевание двух радистов из трех. День 2. Появляются первые жертвы. Одно из закрытых помещений на нижних палубах становится мертвецкой. Погибшие от болезни сносятся туда. Попытки наладить связь последним радистом терпят крах. Капитан начинает подозревать диверсию. Хоть как-то успокоенные пассажиры прячутся от болезни в своих каютах, немногие решаются выходить за их пределы. День 3. Матросы обыскивают пассажиров одного за другим. Недовольных отправляют в импровизированную "тюрьму", недалеко от мертвецкой. Пассажиры и экипаж совершенно случайно узнают о контрабанде оружия, весть разносится по всему кораблю. Слишком поздно начинают поступать первые заявления об "мертвенно бледных больных, с агрессивными наклонностями". "Больные" блокируют четыре нижних палубы, в том числе и грузовую. День 4. Лечебница переполнена ранеными и трупами. Команда капитана "сбрасывать свежие трупы за борт" встречена пассажирами крайне негативна, своими силами они отбивают у матросов лазарет. Матросам удается унести большую часть трупов с собой до нападения на лазарет. Часть врачей остается с ними, другая присоединяется к пассажирам. "Больные" останавливаются на пятой палубе, усилиями пассажиров возведены баррикады на лестницах, сломаны элеваторы. Лифты еще работают. День 5. 7 октября. Ночь. За бортом разыгрался шторм. Корабль сбился с курса. Начало игры. События данной части происходят в замкнутом пространстве - самом большом круизным лайнере бороздящим просторы океана. События разделили экипаж и пассажиров на две части, борющихся друг с другом, и конечно же остаются зараженные, запертые на нижних палубах Нептуна. Основные и даже единственные типажи на которые мы рассчитываем - пассажиры (достаточно богатые для покупки билета) и экипаж судна. Среди участвующих персонажей будет случайным образом разыграна дополнительная роль в качестве контрабандиста никак не отраженная в анкете. Часть третья: Заражение Конец ноября 2004. Я не знаю как это началось... Никто не знает. Но факты таковы. Человечество столкнулось с самой опасной угрозой - вспышкой неизвестного, странного заболевания, - вирус разносится быстрее, чем Всемирной организации здравоохранения удаётся понять с чем они имеют дело и принять меры. За какой-то месяц заражение достигло каждого континента. Всё произошло молниеносно: день первый - двое заражённых, затем четверо, а потом шестнадцать, через две недели - миллион! Каждый заразившийся страдает симптомами острого менингита, от жара, тошноты и страшной сыпи, а затем умирает на пятый день заражения; среди некоторых инфицированных фиксировались случаи странного поведения. День ото дня ситуация ухудшается. В новостных выпусках сообщается о введении карантина, закрытии воздушных пространств и трасс, нехватке бензина, проблемах продовольствия, о мерах полной изоляции. ООН объявило официальное ограничение на передвижение. Начинается паника. В города вводят войска. В интернете стали появляться шокирующие видео неожиданных агрессивных нападений людей в разных городах мира. У ВОЗ по-прежнему нет ни действенного решения, ни вакцины. Аварийно-спасательные службы прекратили свою работу, помощи ждать не от кого. Ситуация кризиса близится к катастрофе. Сегодня 28-й день эпидемии, смертность достигла колоссальной цифры, но самое ужасное, что ситуация кардинально изменилась когда стало известно, что вирус мутировал - теперь он воскрешает умерших людей, превращая их в безумных существ, не знающих ни жалости, ни пощады! Зомби в одночасье стали реальностью — и реальность эта грозит гибелью всему человечеству. На улицы хлынули одержимые жаждой крови толпы зловещих мертвецов, захватывая города. Заражение может начаться где угодно в любую секунду, неизвестно когда зомби нанесут удар в нашем городе. Жизнь, в том виде, в каком мы её знали, вот-вот прекратится, не думайте, что вас и вашу семью это не коснётся. Пока ещё не поздно, я уезжаю из города - это мой последний шанс, мой единственный выход. Мой вам совет: оставьте все и бегите; избегайте населённых пунктов, не говорите ни с кем, ничего не трогайте и держитесь подальше от других людей! Нигде не безопасно, будьте готовы ко всему. И запомните: вакцины не существует. События этой части продолжают традицию Раккун Сити, но в отличие от последнего происходят повсеместно в городах Америки и Европы. Это уже не единичный случай, это настоящая пандемия. Правительственные структуры не способны справиться с такой угрозой, как зомби, и оказываются погребены под волной паники и хаоса. Людям еще предстоит понять - как можно выжить. Основные типажи, на которые мы надеемся: жители городов и стран во всем многообразии характеров и профессий. Сбивающиеся в кучку или действующие в одиночку. Герои и подлецы. P.S. Конечно есть и нежелательные типажи, вроде руссо-спецназо или 18 летних девочек-наемниц, с батей учившим убивать с 8 лет. В остальном же, мы будем рады видеть вас у нас. Resident Evil: Generation's

Isaac: Присоединившись недавно к беседам у камина, я заглянул в раздел творчества, отчего-то не посещаемый мною очень долгое время. Боже! Оказалось, там столько всего интересного, я скопом начал читать одну тему за другой. Это прекрасно. Не понимаю, почему я не сделал этого раньше. И вот, решил поделиться. Черный Опель Вектра ехал по вечерним улицам Чикаго. Окно автомобиля было наполовину приоткрыто и в кабину бессовестно пробирались запахи наступавшей со всех фронтов весны, нагоняющей меланхолию на детектива Ле Рокса. Не обращая внимание на мелькающие за окном огни ночного города, мужчина включил радио, и из динамиков полилась задушевная джазовая мелодия. Она напоминала Ле Роксу о тех временах, когда Джулия еще работала с ним. Мелодия бередила раны и детектив закурил. Молочно-белая струйка дыма тянулась вдоль салона, сизой тоской вгоняя в депрессию проезжавшие мимо автомобили. Устало потерев красные глаза от бессонно проведенной ночи, мужчина достал недопитый виски, делая несколько глубоких глотков. Пить и курить, курить и пить. Ослабив узел галстука, Ле Рокс зажал сигарету меж зубов. Сколько времени прошло? Кажется двадцать часов, двадцать пять минут и тридцать четыре секунды с тех пор как ему позвонили из полицейского участка и сообщили о двойном убийстве Джулии и его старшего брата, который работал на… как её? Вынув из внутреннего кармана визитку, детектив прочитал: «Научно исследовательская компания Амбрелла». Конечно, это было прикрытием. Подобные корпорации всегда использовали странные, непонятные названия, чтобы запутать наивные умы. Немного подумав, Ле Рокс включил дворники. Нет, на улице не было дождя, дворники являлись той критической точкой в депрессии детектива, бросавшей его сознание в разные стороны, разбившее и втоптавшее в глубокую депрессию. За эти двадцать часов, двадцать семь минут и сорок секунд он успел напиться в баре «У Тедди», протрезветь и проспать пять часов восемнадцать минут пятьдесят девять секунд в кровати своей новой подружки. Забрав виски, он неровной походкой вышел во двор, наслаждаясь головной болью и весной раньше обычного охватившей город, прижавшую к стене, зажавшую в тиски и орущую благоуханием сирени и абрикос от экстаза. В приёмнике Курт Эллинг затянул полуночную серенаду под которую в своё время покончили с жизнью целое поколение подростков. Understand the Night. When she flashes her sparkling eyes at dusk, she flirts with Twilight. When the noise of day dies away, the Night and Twilight stay and stay, making quiet love up high over the town. And the gentle Twilight gives his light, making a queen of Night. Да, у Курта не было разрешения, но это не могло его остановить. Он планировал забраться в квартиру брата Джулии и обыскать её. Возможно перед своей смертью Моррис оставил документы, которые помогут ему вывести на чистую воду корпорацию, как её там? Он вновь достал визитку, успев рассмотреть красно-белый значок. Соскользнув между указательным и средним пальцем, бумажка упала под ноги. Черт с ней. Ле Рокс рулил. И курил. Не струшивая пепел в окно. Затянувшись последний раз, он раздавил бычок о руль, который издал почти МакДаковское «Фа-Фа!». Вот этот дом. Сейчас он войдет и осмотрит квартиру. Припарковав старенький Опель на стоянке под окнами Морриса, детектив прошел ко входу, заправляя торчавшую из штанов помятую белую рубашку. Поправив растрепанные темные волосы, он удостоверился о наличии пистолета, и смело вошел в подъезд, разрисованные в графити стены которого впитали в себя собачью мочу. Ле Роксу казалось, что такой уважаемый ученый как Моррис живет в более пристойной квартире или доме, но адрес не обманывал: Роуз стрит 23. В окно детективу лукаво моргнула неоновая вывеска и тут же погасла, чтобы через несколько минут вновь озарить улицу своим яростно иссиня синим цветом. Квартира брата Джулии располагалась на пятом, последнем этаже и была опечатана многочисленными полицейскими полосатыми ленточками с надписями: «Не входить», «Опечатано», «Полиция Чикаго». Сорвав часть лент, Ле Рокс достал из кармана отмычку и, несколько раз прицелился в замочную скважину. Когда же спустя десять минут шестнадцать секунд ему это удалось, детектив открыл дверь и вошел внутрь, пригнувшись над оставшимися лентами с угрожающими предупреждениями. Картина в углу, фотография Джулии и джаз в его голове, все вызывало ностальгию, вышибая у Ле Рокса скупую слезу. Ему вновь захотелось выпить, не смотря на то, что тело кричало о том, что он и без того превысил дневную норму спиртного. Осмотрев квартиру, Ле Рокс достал из штанов довольно мощный фонарик и стал осматривать более тщательно томившееся в отсутствие хозяина помещение. Он снял картины, одним движением руки перевернул стеллажи с книгами, снял ковры, простучал пол и стены, заглянул в миксер и духовку. Ни следа, ни намека на дискету или бумаги с секретной информацией о деятельности компании. Перевернув кровать, он удостоверился, что Моррис не спрятал информацию, приклеив её ко дну своего ложе. Расхаживая взад вперед, Ле Рокс вновь закурил, присел за стол, сложив ноги на столешницу. «Моррис, куда же ты спрятал секретную информацию?» Выдыхая круглые колечки дыма, взгляд мужчины случайно упал на тумбочку шкафа, запертую на ключ. «Хитрый лис!» - Воскликнул про себя детектив и стал ковырять замок отмычкой. Шкаф был буквально под завязку забит секретными бумагами и Ле Рокс с упоением читал одну за другой, жадно впитывая информацию. На самом дне он заметил маленькую черную дискету с пометкой «Очень секретная информация!». «Попались!» - Обрадовался детектив и, решил было сбегать на кухню за бутылочкой виски, отпраздновать победу над могучим врагом, но, неожиданно кто-то вставил ключ в замочную скважину и несколько раз провернул его, словно издеваясь над детективом, забывшим запереть дверь. Ощутив, как душа медленно переползает в пятки, мужчина метнулся к окну. Шаги в прихожей заставили его действовать быстро. Распахнув створки окна, он ступил на узкий карниз, надеясь переползти в соседнюю квартиру, чтобы извиняясь и выслушивая ругательства в свой адрес, покинуть квартиру Морриса. - Аааа! - Он едва не сорвался вниз. Пятый этаж и асфальтированная дорожка. Ле Рокс отчаянно цеплялся за кирпичные выступы, осторожно ступая на бордюрчик – часть изящной архитектуры старого здания. Там, минуя угол, он почти добрался до соседнего окна, довольный собственными результатами. Дискета лежала в кармане, и на рассвете, когда в мир выдут свежие утренние газеты, которые жители Чикаго любят читать с ароматным кофе и хрустящими гренками, мир узнает правду. Поставив ногу на карниз окна, он потянул руку к форточке, но едва он схватил створку, жалюзи распахнулись и в окне появился высокий блондин в черных очках. - Гм… - Произнес блондин в черном и поправил указательным пальцем солнцезащитные очки. От неожиданности детектив отпрянул от окна, ощущая, как вся его конструкция тела резко накренилась назад, а сам он размахивая руками словно крыльями летит вниз. - А… а… а… ааааааааааа! Словно сонет из песни Курта Эллинга: If I could, I would write a sonnet of the night as a rememberance of your eyes. «Если бы я мог написать сонет ночи, как память о твоих глазах…» Мимо проносились неоновые вывески, яркие окна, из которых вырывались крики весенней депрессии молодых семейных пар, пожилые люди, обнявшись, смотрели старые фильмы, прыщавый подросток писал любовные письма первой красавице школы, одинокая женщина читала любовный роман, смахивая скупую слезу а второй выжимая лимоны на соковыжималке... Асфальт… Труп в неестественной позе замер, испачкав кровью белую линию, начерченную полицейскими двадцать часов пятьдесят пять минут двадцать шесть секунд назад. Шаги в пьянящей тишине нарушали гармонию. Доктор склонился над трупом, поднял голову, устремив взгляд на пятый этаж: - Очередной универсальный? – Полюбопытствовал Данковский. - Гм… - изрек Альберт, - не успел рассмотреть. Но судя по количеству выкуренного и выпитого… - капитан поднял двумя пальцами за горлышко бутылку виски, - … очень на это похоже. - Сколько он прожил? У нас есть данные? Сбрось мне в отчеты. - Что ты с ними будешь делать? Солить? - Читать на досуге. Выйду на пенсию, сяду в кресле качалке и под задушевные завывания Курта Эллинга буду читать внукам вслух. - Гм… - вновь прочистил горло Альберт, покашляв в кулак. – Думаешь дожить до старости? Вопрос капитана застал Даниила врасплох. - Может быть… А может и нет. Но если не доживу, моя смерть должна быть красивой. Самой красивой, понимаешь? - Конечно, Даниил, - улыбнулся Альберт, подумав, что две повядших гвоздики на могиле доктора будет более чем достаточно. Всё равно он их уже не оценит. Автор - Ада Вонг

Isaac: С момента катастрофы в городе мёртвых прошло шесть лет, на протяжении которых пережившей те события Эмбер Харви снились фантасмагорические кошмары с толпами окоченевших мертвецов, сонмищем гибридных тварей, чей деградированный, извращённый разум сподвигал их к одной цели – поймать и убить. И в каждом своём Эмбер бежала, отчаянно пытаясь оторваться и скрыться, но всякий раз сон обрывался чудовищным и неописуемым началом конца: холодные руки зомби обхватывали её, а из тьмы вырывалось нечто уродливое – самый страшный монстр её сновидений, таившийся доселе в глубинах её разума, - и вгрызалось в её лицо. И всякий раз пробуждение Харви было мучительным и сопровождалось коротким испуганным выкриком. Шесть долгих лет… Однако пробуждение в тот вечер в пригородном мотеле вызвали ужасающие крики из соседнего номера. Эмбер проснулась в поту и уставилась лихорадочно горящими глазами в потолок, задумавшись об услышанном: послышалось ли ей это или в самом деле кто-то кричал? Она посмотрела на часы. Спала около четырёх часов. Решив, что всё равно ей не уснуть, журналистка поднялась с кровати и приняла душ, после чего собрала разбросанные вокруг кровати документы, папки и газетные вырезки и убрала их в сумку. Остановка в мотеле близ Вермонта Харви вынудила дикая усталость, вызванная двумя сутками без сна, что она провела в дороге, и объём работы, за которую она взялась. Цель поездки Эмбер заключалась в встрече с её недавним другом, Куртом Бранниганом, чей звонок заставил не на шутку поволноваться: голос его был крайне встревожен, а тема разговора – весьма интригующей. Сообщил он мало, ибо наотрез отказывался говорить об этом по телефону, требовал личной встречи и обещал рассказать крайне шокирующую и настолько же сенсационную новость. Чем он таки подогрел интерес Харви, так это недвусмысленным упоминанием раккунского инцидента. Этого оказалось достаточным, чтобы Эмбер пробрала дрожь, и она стремглав отправилась к нему. Эмбер Харви Resident Evil: Generation's

Isaac: Вышел 11-й выпуск газеты Raccoon Taday И вот вступительное слово к нему: Удивительно, как быстро летит время и нашему форуму вот-вот стукнет 3 года. Невероятно и крайне приятно осознавать, что проект активно живёт на протяжении такого приличного для ролевых срока, в чём заслуга каждого из вас, дорогие игроки. В свете недавно подведённых итогов за январь хочу со всей теплотой поздравить отличившихся. Второй том, объём и предоставленная обширность игры которого поражает воображение, только начал набирать обороты, но при всём этом достаточно активно ведётся пилотный эпизод и игра во флешбеках, и это замечательно. Но не будет растекаться маслом по сковородке и пробежимся по содержанию 11-го выпуска газеты: - интервью с персоной "Икс". Кто попал в лапы кровавого интервьюера на этот раз?))) - продолжение перевода комикса Resident Evil: Unlimited, повествующий об умопомрачительном инциденте в обители зла - поместье Спенсера. Части 5-9. - забавное наблюдение за игрой в квесты; Приятного чтения.

Isaac: Место, в котором оказалась Анна, являлось ни чем иным как бункером для сбора мусора, сбрасываемого сюда со всего исследовательского комплекса, оно представляло собой огромное, мрачное помещение с высокими потолками, на которых загорались жёлтые лампочки перед тем, как открывался люк и оттуда сваливался мусор, коего здесь были необъятные горы. Тяжёлый и въедливый запах гниения здесь был особенно невыносим. Спустившись с пригорка, на который она упала, наёмница осторожно осмотрелась по сторонам, сжав в локте раненную руку и прижимая её к груди. О’Хэйр медленно зашагала наугад, затем остановилась, когда в стенах раздался скрежет и стонущее крещендо, источник которых было невозможно определить, потому наёмница затравленно оглядывалась по сторонам, ожидая очередного чудовищного испытания, природа и облик которого могли привести её к умопомешательству, кое обязательно наступило, если бы не нервное истощение Анны. Но звуки беспокойства затихли, наступила тишина, которую девушка не решалась нарушить с минуту. Когда голова начала кружиться от зловонной квинтэссенции, Анна пришла к выводу, что токсичные пары отходов могут привести её к отравлению и горячечному бреду, поэтому она зашагала дальше, чавкая сапогами по маслянистым лужам между холмов из мусора. В конце концов, не обнаружив отсюда выхода, она взобралась на одну из куч и тут же перед собой обнаружила расчищенное пространство и массивные, обшарпанные ворота, к которым сразу же бросилась, едва не навернувшись. Беспрепятственно выйдя к ним, О’Хэйр ударила по кнопке на панели управления, дверь перед ней раскрылась, и ядовитый мусоросборник оказался позади. А вот за воротами её ждал пустой, с высокими стенами Г-образный коридор, за углом которого находился выход; хоть и без карты Анна не могла сказать об этом наверняка, это показалось ей очевидным. Оставив догадки, она неровной походкой зашагала вперёд. И тут-то стало дурно; её повело в сторону, затем опёрлась здоровой рукой о стену, соскользнула по ней и упала на колени; последовала рвота. Пространство вокруг закружилось, завертелось, стало размываться и тускнеть. Жёлтый свет ламп причудливо мерцал и растягивался с призрачные линии. Наёмница упала на бок без движений. Пьянённые глаза медленно закрылись Resident Evil: Generation's



полная версия страницы