Форум » Исторические сюжеты » The Tudors\Тюдоры » Ответить

The Tudors\Тюдоры

Mary Rose: Пожалуй, самые волнующие страницы английской истории связаны с династией Тюдоров. Мы предлагаем погрузиться в мир Англии эпохи Возрождения. Здесь каждый найдет что-то по душе. Вы с уважением вспоминаете Екатерину Арагонскую, гордую королеву верную своим идеалам или Ваши симпатии на стороне черноволосой королевы Анны Болейн, чей ум, решительность и отвага и поныне волнует умы и сердца людей, или вашей любимицей была добрая и кроткая белокурая красавица Джейн Сеймур? Или Вам не дает покоя история Анны Клевской, и вы стремитесь ее разгадать? А, может, Вы предпочитаете азарт, жажду веселья, молодой задор юной королевы Кэтрин Говард? Или Вас пленяет мудрость и рассудительность Катерины Парр? В таком случае ты нашел что искал! Добро пожаловать в Тюдоровскую Англию! Ролевая игра Тюдоры

Ответов - 52, стр: 1 2 3 4 All

Mary Rose: Преимущества нашей ролевой игры: 1. Стабильность! Нашей игре не так давно исполнился ровно год. И, не смотря ни на что, все это время мы уверено шагаем вперед и развиваемся. За год было закончено 40 эпизодов, на данный момент игра ведется в более 20 эпизодах. 2. Большой выбор ролей! На форуме представлены роли не только всем известных исторических личностей, про которых пишут книги и снимают фильмы, но так же и тех кто был незаслужано забыт. И именно Вы можете исправить эту несправедливость и показать насколько интересными были эти люди, и какую роль они сыграли в истории Англии. Каждому найдется место в игре! 3. На игре так же приветствуются авторские персонажи. Мы будем рады новым героям, которые внесут разнообразия в игру. 4.Не смотря на то, что игра создавалась на основе сериала "Тюдоры", мы с большим удовольствием приветствуем сюжеты основанные непосредственно на исторических фактах и теориях. Так же на игре есть соответствующий раздел для альтернативных эпизодов. Ну а так же на нашей ролевой Вас будет ждать понимающая администрация и дружный коллектив.

Mary Rose: Королеве Англии Екатерине Арагонской срочно требуется верная фрейлина! 1.Имя персонажа Элизабет Даррелл 2.Возраст (год рождения) 1492 3.Биография Элизабет Даррелл была дочерью сэра Эдварда Даррелла из Литтлкота, Уилтшир, и его первой жены Джейн Крофт. Отец Элизабет занимал должность камергера королевы Екатерины Арагонской, поэтому их семья была на хорошем счету при Дворе. Сама Элизабет была фрейлиной маркизы Дорсетской, а затем вошла в число младших фрейлин самой королевы. Она одной из немногих оставалась при Екатерине во время ее изгнания и либо из верноподданнических чувств к королеве, либо из-за собственной неприязни к Анне Болейн отказалась принять Акт о супрематии и признать Генриха VIII главой Церкви, а его брак с Екатериной – недействительным. За свою верную службу Элизабет Даррелл была упомянута в завещании Екатерины Арагонской, скончавшейся в 1536 году, и получила 200 фунтов на будущее замужество. Примерно в это время Элизабет стала любовницей и музой поэта и кузена Анны Болейн – сэра Томаса Уайетта. Тот был официально женат на леди Элизабет Брук, матери его детей Томаса и Анны, однако супруги не жили вместе и оба совершали адюльтер. Элизабет Даррелл открыто жила с Уайеттом в его замке Аллингтон, графство Кент, и родила ему троих сыновей – Генри, умершего в раннем детстве, Фрэнсиса, взявшего фамилию Даррелл, и Эдварда. После казни Анны Болейн в мае 1536 г. Элизабет Даррелл выразила желание войти в свиту новой королевы Джейн Сеймур, но получила отказ и стала фрейлиной маркизы Гертруды Блаунт, маркизы Эксетерской. Когда в 1538 г. той было предъявлено обвинение в государственной измене и сговоре с семьей Реджинальда Пола против правящей династии, Элизабет заставили дать обвинительные показания против маркизы. В январе 1541 г. Томас Уайетт был арестован, но Элизабет позволили жить в одном из его конфискованных домов, поскольку на тот момент она была беременна. Сразу же после того как Уайетта выпустили из Тауэра, он вернулся к своей любовнице и жил с ней до самой своей смерти в 1542 г. Согласно его завещанию, Элизабет получила имение в Дорсете, а два года спустя сын Томаса Уайетта от законной жены, сэр томас Уайетт-младший подарил ей поместье Таррант. Это породило массу слухов о том, что Элизабет Даррелл и младший Уайетт были любовниками и именно он был отцом, а не сводным братом ее сына Эдварда. Однако слухи эти остались неподтвержденными. Когда в 1554 году, в возрасте 61 года, Элизабет Даррелл наконец вышла замуж за Роберта Страуда, королева Мария I Тюдор выплатила ей деньги, положенные по завещанию Екатерины Арагонской. А королева Джейн Сеймур ищет братьев! 1.Имя персонажа Эдуард Сеймур 1-й герцог Сомерсет, лорд-протектор Англии и Томас Сеймур 1-й барон Сеймур из Садли 2.Возраст (год рождения) 1506|1508 3.Биография Эдуард:Сын сэра Джона Сеймура и Маргарет Уэнтворт, которая была потомком короля Англии Эдварда III. До 1514 года воспитывался в родовом поместье Вулфхолл, графство Уилтриш, но потом был приставлен в качестве пажа к свите Маргариты Тюдор, которая на тот момент была женой французского короля Людовика XII. Вернувшись в Англию, занимал различные должности при дворе, служил одно время у кардинала Уолси. Взлет карьеры произошел в 1536 году, когда его сестра Джейн стала третьей женой короля Генриха VIII. Сначала Эдвард получил титул виконта Бошампа, а год спустя, после рождения у королевской четы долгожданного сына - титул графа Хэтфорда. Был дважды женат. Первую жену, Екатерину Филлол, уличил в любовной связи с его отцом, после чего расторг брак. Второй раз женился 9 марта 1534 года на Анне Стейнхоуп.. (Вики) Томас:Второй сын Сэра Джона и Леди Маргарет. Авантюрный, хитрый. Благодаря этим своим каечствам и добился многого при дворе. В 1540—1542 годах Сеймур на дипломатической работе в Вене, а с 1543 года — в Нидерландах, где он отличился во время войны с Францией, и назначается командующим английскими войсками Пяти Портов (Лорд-хранитель Пяти портов). В 1544 году Сеймур получает пост командующего артиллерией, а немного позднее — адмирала флота. Его задачей была защита берегов Англии в случае нападения французов через Ла-Манш. После смерти короля Генриха VIII, при вскрытии его завещания там упоминался и Томас Сеймур. По воле умершего короля, в феврале 1547 года он становится пэром Англии, бароном Сеймуром из Садли и лордом-первым адмиралом (Lord High Admiral). Благодаря своей склонности к авантюрам был вовлечен в заговор против старшего брата, лорда-протетктора. Дважды сватался за Елизавету Тюдор, но неудачно. Вскорости после смерти Генриха тайно женился на Екатерине Парр. (Вики) Подробности здесь

Mary Rose: Леди Урсула Миселдон страстно желает видеть на игре Сэра Френсиса Брайана 1.Имя Сэр Френсис Брайан 2.Возраст 35 лет 3.Биография Сэр Френсис Брайан родился в Чейдинхоле, Бакингемшир, Англия. Он был сыном Сэра Томаса Брайана и Маргарет Буршир (гувернантки детей Генриха VIII: принцессы Мэри, принцессы Елизаветы). Он приходился троюродным кузеном Сеймуров. В раннем возрасте он прибыл ко двору короля Генриха VIII. Однако в 1519 году Френсис Брайан был отстранён от двора. Этому немало способствовал кардинал Уолси. В том же году Фрэнсис принимал участие в турнире в Гринвиче, где и лишился глаза. С тех пор ему приходилось носить на глазу черную повязку. Будучи достаточно лицимерным и хладнокровным, он умел подстраиваться под людей и был способен на предательство. Поэтому не удивительно, что, прочувствовав, что семья Болейн возвышается при дворе, тотчас сделал ставку на них. Именно это и послужило причиной его отдаления от Сеймуров. В 1528 году Брайан получил должность при личных покоях короля. Данная должность освободилась после смерти супруга Марии Болейн. Существует предположение, что эту работу Брайан получил благодаря связям с Анной Болейн. Тем не менее, узнав, что семья Болейн теряет влияние при дворе, а Анна подозревается в измене, сэр Фрэнсис начал сотрудничать с Кромвелем, разорвав все связи с семьёй Болейн. Именно способностью менять приближенных и взгляды ради личной выгоду он был удобен королю Генриху. После удаления семьи Болейн со двора Фрэнсис стал обер-камергером при дворе. Хотя он часто выполнял конфиденциальные миссии вне двора, его административные полномочия никогда не выходили за границы “внутренней палаты” при Тюдорах. При этом он восстановил отношения с Сеймурами, хотя плёл интриги во круг Эдварда Сеймура, брата королевы Джейн. Ради того, чтобы узнать больше об Эдварде, Фрэнсис вступает в любовную связь с его женой Анной Стэнхоуп, известной под прозвищем Адова Бездна. В 1539 году он был снят со своего поста обер-камергера. В 1548 году сэр Фрэнсис Брайан женился на леди Джоан Фитцджералдьд. У них было двое общих сыновей: Фрэнсис и Эдвард Брайан, а также общая дочь леди Елизавета Брайан. Во время правления Эдуарда 6 сэр Фрэнсис получил должность вице-адмирала флота, а позже стал главным судьёй Ирландии. В 1550 в Ираландии сэр Френсис Брайан скоропостижно скончался. Подробности в этой теме

Mary Rose: Для Тюдоровской Англии май 1536 года был насыщен разнообразными событиями. Самый яркие из них: 19 мая по сфабрикованному обвинению в супружеской и государственной измене была казнена вторая супруга Генриха VIII королева Анна Болейн 20 мая, на следующий день после казни, Генрих Тюдор тайно обручился со своей новой возлюбленной, Леди Джейн Сеймур. А 30 мая архиепископ Томас Кранмер обвенчал короля Англии и новую королеву Джейн, которая вскоре подарила монарху долгожданного сына Все эти события, а так же и многие другие Вы можете воссоздать на ролевой игре The Tudors/Тюдоры

Mary Rose: Роль Марии Болейн вакантна (Роль занята) Мария Болейн Родители, обеспокоенные слухами о дочери, возвращают Марию в Англию, где она поступает в свиту к королеве Екатерине Арагонской. А через год, в 1520 году, устраивают ее брак с приближенным к королю Уильямом Кэри. А через несколько лет она становится фавориткой английского короля. После того, как Анна Болейн добьется своего и станет королевой Англии, Мэри будет служит сестре в качестве приближенной фрейлины. В это время она уже будет вдовой и встретит свою последнюю любовь, незнатного и небогатого Уильяма Стаффорда. Но сестра-королева не простит Мэри ее своеволия и брака с безродным человеком, поэтому отлучит Марию от Двора и прогонит ее. Тема пробного поста: Мария рассказывает королеве Анне о своем замужестве с Уильямом Стаффордом Анкета Подробности в акции № 1

Mary Rose: На игре появился Томас Говард, 3-ий герцог Норфолк Для того, чтобы вся семья была на игре в полном составе нам не хватает очаровательной герцогини Ричмонд: Мэри Говард - герцогиня Ричмонд и Сомерсет (Роль занята) Дочь Томаса Говарда от его второй супруги Элизабет Стаффорд. В 1533 году была выдана замуж за незаконнорожденного сына Тюдора, Генри Фицроя. Брак был организован не без участия второй супруги короля Анны Болейн. После свадьбы Мэри была включена в свиту королевы. Но в 1536 году она овдовела. Норфолк хотел укрепить отношения с Сеймурами, которые стали возвышаться с восхождением на престол Джейн Сеймур, и пожелал организовать брак своей дочери с Томасом Сеймуром. Но тут проявился сильный и независимый характер Марии, и она упорно отказывалась от этого замужества. В 1540 году вновь поступило предложение от Сеймуров, но в этот раз воспротивился брат Марии, Генри, что стало причиной ссоры брата и сестры. В отличии от большинства Говардов, которые были убежденными католиками, Мария приняла новую религию.

Mary Rose: Интриги при Дворе Генриха Тюдора Лорд-канцлер английского королевства обедает с возлюбленной короля, Анной Болейн: Ах, леди Анна… Что Вы ожидаете от меня услышать? Того, что я признаюсь, будто мне хочется, чтобы Генрих кувыркался с Вами в постели и слушал советы Вашего папаши или дядюшки? Или, чтобы верх одержала эта испанка, которая уже столько лет доставляет мне одни неприятности? Если государь не освободится от неё как от законной супруги и королевы, будет плохо и мне, и Вам. Так что до тех пор, пока речь не зайдёт о новой свадьбе, можете считать меня своим союзником. Уолси не торопился. Пару мгновений он просто ждал. Казалось, канцлер обдумывает ответ, для того, чтобы высказаться откровеннее и яснее. Хотя… Тот, кто хотя бы относительно близко был знаком с кардиналом, вряд ли ожидал бы от него теперь абсолютной откровенности. Да и размышлять тут было не над чем. Томас понимал, что именно этот вопрос больше всего и волнует его гостью. Однако не ожидал, что она задаст его столь прямо. -Я всегда был и всегда буду на стороне Его Величества. Думаю, это уже не нуждается в доказательствах – в противном случае, государь не доверял бы мне настолько, насколько, я надеюсь, доверяет сейчас. Именно поручение уладить дела с Папой и показывает наглядно его доверие. Так что, повторю ещё раз, можете быть уверены, что вскоре эта проблема благополучно разрешится. Неужели Анна опасалась того, что Мор сможет отговорить короля от желания жениться на ней? Если бы Уолси находился сейчас в одиночестве, он бы определённо рассмеялся. Имейся в Англии хоть один человек, способный на данный момент это сделать, канцлер точно не поленился бы отыскать его и доставить в Лондон. И надеяться оставалось лишь на переменчивость натуры Генриха и на время. А время в запасе пока что имелось. Пока его посланники доберутся до Папы, пока получат аудиенцию, пока вернутся обратно… И даже после этого – венчание монарха не такое событие, чтобы подготовиться к нему за два дня. -Тем более, что служба Его Величеству ничуть не противоречит моим убеждениям и не ложится тяжёлым бременем на совесть. К моему большому сожалению, леди Анна, несмотря на Вашу просьбу, я не могу не думать о вере и не оценивать, насколько честно я поступаю как служитель Церкви, выполняя волю нашего государя. Но здесь нет никаких конфликтов и противоречий. Мы все уже столько лет не можем дождаться появления на свет наследника престола, что не остаётся сомнений – Господь брак этот не благословил. И его попросту грешно считать законным. Как ни странно, кардинал говорил правду. В том смысле, что мешать королю освободиться от Екатерины Арагонской он действительно не собирался. Это было бы для Уолси определённо невыгодно – только глупец мог бы стоять на пути у Генриха VIII, если он что-то вбил себе в голову. Но потакая монарху в каких-либо желаниях, имелся шанс помочь ему отказаться от того, что явно не идёт на пользу ни самому Тюдору, ни его друзьям. …В этот момент двери вновь распахнулись, и слуга внёс огромный поднос с запечённым павлином, что был украшен собственными перьями. Перья эти плавно покачивались, переливались на свету, поражая обилием цветов и богатством оттенков… -Прошу Вас, попробуйте, дичь должна быть отменной. Признаюсь без излишней скромности, подобные блюда очень хорошо удаются моему повару. – Кардинал сразу поменял тон. Только что он говорил вполне серьёзно, даже сосредоточенно, но вот теперь перед Анной вновь сидел радушный хозяин, главной задачей которого было угодить гостье. И уточнил он всё так же, чуть легкомысленно, но вполне добродушно. – Разве я давал повод сомневаться в моих лучших чувствах к Вам? Если государь решил взять в жёны дочь своего подданного, он вполне имеет право это сделать. И мой долг лишь помочь его планам осуществиться. Ни малейшей иронии. И взгляд оставался честным-честным. Но Уолси, как ни старался, не смог не напомнить собеседнице, что она всего лишь не слишком знатная фрейлина нынешней королевы. Обычно монархи находят себе жён из несколько иного круга. Между тем, напоминание это должно было выглядеть невольным и миролюбивым. Томас Уолси Тем временем Ее Величество пытается доказать своему царственному супругу, что их брак законен: Как ужасно осознавать, что тот, кого ты любишь, кому долгие годы хранишь верность и в поступках, и в мыслях, вдруг отворачивается от тебя! Эту горькую чашу Екатерина испила сполна, но дна всё не было видно. Каждое неласковое слово, каждый упрек воспринималось как пощечина, как нежданное и острое предательство. Вот и сейчас душа королевы затрепетала, когда супруг приблизился к ней, мягко взял за плечи - совсем как тогда, в первые годы брака, когда он смотрел на нее с восхищением и называл не "Ваше Величество" или просто по имени, а "милая Кэт, любимая Кэт"... Но слова Генриха и его скорбный вид пронзили сердце, как ледяные иглы: -Ты по-прежнему заблуждаешься. Так же, как и я заблуждался все эти годы… "Заблуждался в чем, мой дорогой супруг? Разве могут быть двадцать лет брака ошибкой?" - в глазах королевы застыл немой вопрос. Казалось бы, большей боли муж причинить ей не мог - но всё же сделал это, говоря о детях. Самое большое горе Екатерины, предмет ее ежедневных молитв и размышлений бессонными ночами, когда Его Величество не желал делить с ней ложе - отсутствие наследника. И вот теперь Генрих толкует слова Библии - "здесь наверняка не обошлось без хитрого Уолси" - а ей остается только смиренно молчать? Нет, она не позволит никому наносить ей такие удары. К тому же нелестные слова супруга об испанских монахах обидели королеву. Она никогда не отзывалась дурно об английском духовенстве, пусть не все его представители были ей по душе. Екатерина гордо вскинула голову и выпрямилась, в упор глядя на разгневанного супруга. Его пальцы больно стискивали плечо, голос дрожал от негодования. Вспышки ярости не были неожиданностью для королевы - за двадцать лет она видела всякое - но впервые такой гнев был обращен против нее самой. Екатерина заговорила решительно и твердо, но ее голос звенел, выдавая сдерживаемое волнение: - Все эти годы Вам не в чем было упрекнуть меня. Господь свидетель, я всегда была Вашему Величеству верной и послушной супругой. Но сейчас Вы просите невозможного, дорогой муж. Даже монархи подчиняются воле Бога и законам Святой Католической Церкви. Наш брак освящен церковью, и Вы стали моим первым и единственным мужчиной. И... - королеве было очень трудно сказать это, она не хотела даже в ссоре причинять своему Генриху боль - у нас с Вами были сыновья. Господу было угодно призвать их к себе, но в том нет нашей вины. У нас есть чудесная дочь, законная дочь! И я не могу допустить, чтобы Вы в своем ослеплении попытались стать выше этого великого Закона. Вы не получите моего согласия на развод ни сегодня, ни когда-либо еще. Екатерина Арагонская

Mary Rose: Роли Марии Болейн, Урсулы Миселдон, Элизабет Блаунт - заняты. В игру требуются: Чарльз Брэндон, Кэтрин Уиллоуби, Юстас Шапуи, Эдуард Сеймур, Джоан Балмер, Томас Сеймур, Элизабет Даррелл, Фрэнсис Брайан, Томас Мор, Мэри Говард, Томас Кромвель. А тем временем в игре: 1522 год. Томас Норфолк хочет, чтобы его племянница Анна Болейн заняла место своей родной сестры на ложе короля: Анна смотрела, как в камине догорают поленья и молча слушала дядю. Конечно, известие о том, что ее сестра Мария, вскоре, после появления при дворе, стала любовницей короля, не было новостью для девушки. Так же Анну вовсе не удивил тот факт, что Тюдор очень быстро охладел к своей фаворитке и та осталась забытой. А чего же они все ждали?! Что связь Марии с королем будет долгой и прочно укрепит положение Говардов при дворе. Глупцы! Мария - этот не тот случай! Она никогда не умела и никогда не научится пользоваться ситуацией. У нее видите ли любовь! Какая может быть любовь, когда речь идет о Генрихе?! Внезапно мысли Анны прервались и она внимательно посмотрела на герцога. Взгляд ее перестал быть задумчивым, а выражение лица стало напряженным. Немного подавшись вперед, медленно и четко Анна произнесла: - Простите, милорд, я не ослышлась? Вы предлогаете мне занять место сестры в постели короля? Бред! Полнейший бред! Она, Анна Болейн - любовница?! Не сошли ли они с ума? - И отец согласен на это? - не дожидаясь ответа, словно спрашивала у себя самой, девушка продолжила. -Конечно согласен! Ведь Вы на все готовы пойти лишь бы отхватить кусок пирога получше да повкуснее! Теперь, ее обычно мелодичный, немного хриповатый голос, звучал резко и со злобой. Анна встала и прошлась по комнате. В ее движениях и походке угадывалась грация и гибкость, а осанка была безупречно прямой. Не зря же многие благородные и состоятельные мужчины предпочитали уделять внимание Анне, а не Марии, хотя последняя и слыла красавицей. Анна не раз слышала, как отец говорил матери, что Мария хоть и красива, как ангел, но в ней нет той особой привлекательности и харизмы ее сестры. И всем прекрасно было известно, что выбор короля пал на Марию, потому что он просто еще не видел Анну. И до сих пор, девушку это вполне устраивало. Была еще одна причина, по которой Анна не стала скакать от радости при мысли, что ей предстоит стать новой возлюбленной короля. Она видела как мучается и страдает Мария от того, что Генрих остыл к ней и вовсе не горела желанием разделить участь сестры. Тем более, у Анны появилось подозрение, что Мария в положении. Рожать бастардов? Ну нет! - Вы хоть понимаете, дядя, о чем Вы меня просите? - - Анна специально выделила слово "дядя", делая акцент на то, кто толкает девушку на край пропасти. Ведь он ее близкий родственник! Неужели ему совсем не жаль племянницу? Жаль? Да он, видимо, и слова-то такого не знает. Анна Болейн 1527 год. Екатерина Арагонская с большим нежеланием принимает у себя кардинала Уолси: Рассказывайте это кому-нибудь другому, Ваше Величество. Вы… заботитесь об Англии точно так же, как и об Испании? Да побойтесь Бога! Только если считать заботой желание отдать наше процветающее королевство в руки женщины, чего, я надеюсь, никогда не случится. Кардинал положил в рот одну из сочных, очищенных от кожуры, мандариновых долек. Этот свежий, сладковато-кислый вкус, казалось, придавал сил. Говоря откровенно, Уолси почти жалел, что отказался от вина. Он смутно представлял себе, как Генрих мог столько лет терпеть возле себя эту испанку. Её напор, её темперамент порой могли обезоружить даже такого расчётливого человека, как лорд-канцлер. Вроде бы он почти добился своего – едва не вывел королеву из себя. Едва не заставил её наговорить – или наделать, что было бы куда лучше - глупостей. Но нет, надежды оказались тщетными. Кардинал заметил её взгляд, обратил внимание, как тонкие пальцы с силой сжимают подлокотники… Но в ответ услышал вполне разумные, вполне рассудительные слова. Если быть до конца честным с самим собой, то стоило признаться, что Екатерина Арагонская является весьма достойным политическим противником. Между тем Уолси определённо был уверен, что сможет одержать верх в этой партии. Забавно, но порой вся жизнь представлялась этакой азартной партией в карты. Взгляд в глаза противника, мгновение, в течение которого необходимо просчитать, как он поведёт себя дальше, твой собственный ход. Возможность балансировать на лезвии ножа, делать шаг в пустоту, осознавая свою власть, свои перспективы. Зная, чем рискуешь – и всё-таки надеясь получить ещё больше. Чем выглядело бы наше существование без азарта? Без куража, что заставляет чаще стучать сердце, просыпаться до рассвета, строить порой несбыточные планы?... -Вот видите, мы с Вами прекрасно понимаем друг друга, Ваше Величество. Томас снова облокотился о спинку кресла – движение это было вполне уверенным и непринуждённым. Будто он и в покоях королевы чувствовал себя не меньшим хозяином, чем в Йоркском дворце. Впрочем, тон его оставался определённо уважительным. Даже если бы Екатерине и захотелось бы обвинить Томаса в непочтительности, это было бы совершенно необоснованно. -Государь сам решит, как быть с Францией. И что проще – завоевать её с помощью оружия, или покорить, устроив брак нашей принцессы с их королём. Улыбку Уолси можно было бы счесть почти кроткой, если он не выглядела столь самоуверенно-спокойной. На самом деле, на душе было тревожно. Вдруг – ну, вдруг? – Генрих не осознает все перспективы, все выгоды этого союза и прислушается к мнению жены? Нет, канцлер не верил, что монарх всё ещё любил свою законную супругу. Но привязанность к дочери могла сыграть злую шутку – заставить мимолётные эмоции одержать верх над разумом. И потому оставалось только одно. Пытаться и дальше выбить из колеи эту женщину. Лишить её той сдержанности, что была так свойственна королеве. -Заботясь о душевном спокойствии супруга, Вы не можете не знать, что только сын, родившийся в браке, освящённом Церковью, может претендовать на роль наследника. И до тех пор, пока сын этот не появился на свет, вряд ли кто-то сумеет соперничать с герцогом Ричмондом. Так что мы все должны радоваться за принцессу Мэри, которой уготовано стать великой королевой… И женой короля. Уолси знал, что ведёт себя слишком настойчиво. Что ж… Преступления в этом нет. А польза может выйти весьма значительная. Томас Уолси 1536 год. Леди Рочфорд узнает кто является в спальню короля по ночам: "Урсула Миселдон? Так вот кто теперь ублажает короля в его постели?"-мысленно задала себе этот вопрос виконтесса, для которой увиденное было несколько удивительным, ведь новая супруга Его Величества была молода, красива и её характер был полной противоположностью характеру покойной Анны Болейн, но это не мешает королю изменять Джейн Сеймур с другими девицами... И что же такого он такого в ней нашел?Хотя это мелочи, всего лишь мелочи, но зато что может принести старшей фрейлине эта мелочь?Подобную информацию можно легко использовать против леди Урсулы, так что в этом случае она сможет помочь Джейн Паркер, если в этом когда-либо возникнет необходимость, правда во всех планах леди Рочфорд,в которых она уже воображала, как новая любовница короля окажется в безысходности от того, что её любовное похождение оказалось раскрытым и выполнит любую просьбу Джейн... Так вот, во всех этих планах была одна маленькая загвоздка: действительно ли Урсула Миселдон любовница Его Величества? Ведь она так же могла быть в покоях короля по просьбе мадам королевы... Как только в голове фрейлины появилась мысль о том, чтобы на досуге поинтересоваться о достоверности своих сведений, то Джейн Паркер заметила, что она оказалась замеченной, и не просто незамеченной, по-видимому Джейн не ожидали увидеть здесь в такое время, поскольку при виде виконтессы Рочфорд Урсула немного отшатнулась. Покинув своё укрытие, старшая фрейлина приблизилась к девушке и обратилась к ней: -Леди Миселдон, позвольте поинтересоваться, что Вы делали в покоях короля в столь поздний час? Джейн Паркер

Mary Rose: Администрация РИ "The Tudors\Тюдоры" поздравляет всех с первым днем лета! А в историю Тюдоровской Англии день 1-ого июня вошел, как день коронации Анны Болейн Коронация была необычайно пышной. Анна Болейн единственная из жен Генриха VIII, которая удостоилась такой чести. Но новая королева не была популярна. Народу было легче ненавидеть дерзкую женщину, которая заняла место благородной испанки, королевы Кэтрин Арагонской, чем своего короля. Когда Анна прибыла в Вестминстер Холл, Генрих спросил: «Как тебе вид города, любовь моя?» «Сир, город был прекрасен, но я видела много покрытых голов, и слышала от силы несколько голосов»…

Mary Rose: чуть-чуть с опозданием, сегодня уже пятое) 4 июня 1536 года Джейн Сеймур, третью супругу Генриха VIII, официально провозгласили королевой Англии. Тихая, благочестивая и кроткая королева, в отличии от своей предшественницы, черноокой Анны Болейн, устраивала почти всех. Лишь протестанты опасались того, что новая супруга короля будет оказывать на него сильное влияние, ведь королева Джейн оставалась последовательницей "старой" религии. Но Джейн была далека от политики. Единственный вопрос, в котором смогла новая королева повлиять на своего царственного супруга, это возвращение его младших дочерей ко Двору. Не смотря на провозглашение Джейн королевой, Генрих Тюдор не торопился с коронацией. Он замыслил грандиозное торжество, а коронацию хотел провести на небывалой красоты корабле, строительство которого должно было занять немалое количество времени. Но весной Джейн сообщила супругу, что ждет ребенка, и коронацию пришлось отложить. Увы, но ей так и не пришлось случиться... Через неделю после рождения долгожданного наследника английской короны, принца Эдуарда, королева Джейн скончалась в родильной горячке. Теме временем на нашей игре Вы можете стать свидетелем начала этой истории. В Вулфхолле Генрих Тюдор впервые встречает пока еще просто дочь обедневшего дворянина, белокурую красавицу Джейн Сеймур. Оленина удалась на славу! Щедро приправленное нежное мясо буквально истекало соком и таяло, оказавшись во рту. Дразнящий аромат жаркого, казалось, пропитал Вулфхолл до самого основания. Да и вино у лорда Сеймура нашлось достойное царственного гостя. Генрих, не замечая, опрокидывал в себя кубок за кубком, который усилиями предупредительного слуги вновь мгновенно наполнялся вином. Слушая разгулявшуюся за стенами замка непогоду и ощущая приятную тяжесть в желудке, король развалился в удобном кресле. Он наслаждался теплом и беседой о подвигах, совершённых во время Французской кампании. - Клянусь, в то время я считал, что быть королём – значит, только вести войны! – благодушно улыбнулся монарх, слушая рассказ Брэндона о его, Генриха, весьма преувеличенных военных заслугах. – А помнишь, Джон… Вулфхолл вздрогнул, словно в этот момент вся мощь грозы обрушилась на фамильное имение Сеймуров. Стены зала высветило ярко-голубым и окончание фразы короля потонуло в раскатистом ударе грома. Король застыл, так и не поведав лорду Сеймуру, что именно тот должен был вспомнить, ибо в проёме двери монарху предстало дивное женское видение. Стройный стан венчала волна белокурых волос, кожа выглядела настолько светлой, что, казалось, источала свечение в полумраке, черты лица были нежные, словно бутон пробудившегося подснежника. Фигура поддалась мимолётному движенью и склонилась в грациозном реверансе… - Ваше Величество, с прибытием в Вулфхолл! – прошелестело в повисшей тишине осторожное приветствие. Струи дождя с новой силой ударили по оконным стёклам, полено в камине вспыхнуло и, выбросив сноп ярких искр, треснуло пополам. Генрих, сам не замечая своих движений, медленно поднялся и шагнул навстречу таинственной гостье. Стук его каблуков резко отозвался в притихшей комнате. - Я восхищён… - прошептал король, оказавшись лицом к лицу с незнакомкой. Он протянул руку и бережно коснулся тоненьких пальцев девушки. – Позвольте поцеловать вашу руку, миледи? Генрих Тюдор

Mary Rose: На форуме подошел к завершению, наверное, самый долгий за всю нашу игру эпизод, повествующий о приеме испанских послов при английском дворе и знакомстве английского короля Генриха VIII с прекрасной Анной Болейн. Друг Брэндон, едва приняв раздраженный взгляд Генриха, мгновенно потеснился и с поклоном шагнул в сторону от очаровательной собеседницы. Тюдор послал ему едва заметный одобрительный кивок, сухо прищёлкнул пальцами, и ничуть не унывающий Чарльз испарился, будто его и не было. Вот и отлично! Вот за это король и ценит этого ветреника Брэндона - любое угаданное желание венценосного друга для него важнее кокетничающих прелестниц. «Впрочем, оно и понятно – заменить одну красавицу на другую не сложно, а король всё-таки один! Но, смерть Христова, как же дивно хороша эта маленькая птичка Анна!» - Миледи, - Генрих завладел прохладными девичьими пальчиками, прижался к ним пылающими губами, возможно, чуть дольше времени, дозволенного этикетом. – Вы несомненно стали украшением сегодняшнего представления. Уверен, что вашему изяществу не только удивляются испанские гости, но и завидуют сами Грации. – Губы незаметно творили соответствующие моменту фразы, а король просто наслаждался. Его кровь бурлила от одного прикосновения к красавице, сердце зашлось в бешеном галопе от слегка приподнявшихся уголков соблазнительных губ. «Что со мной, чёрт побери? Я чувствую себя, словно настоящий мальчишка перед первым поцелуем! Поцелуй… - Король вдруг отчётливо представил, как впивается в этот лукаво изогнутый ротик, как её губы зовуще приоткроются ему навстречу, как он долго будет целовать их, трепещущие и бесстыдные, пока не вырвет из них жалобный сладкий стон. – Ммм…» - Взгляд опустился, скользнул в декольте, остановился на упругих, волнующе вздымающихся женских грудках… - Ваше Величество, испанские послы ждут, - пробрался в сознание Генриха вкрадчивый голос Уолси. «Откуда он только взялся?!» Король встрепенулся, нехотя выскользнул из под опеки дурманящих прелестей Анны, и провозгласил: – Нельзя заставлять ждать тех, кто горит от нетерпения! Хотя… Это ли не грех, покидать женщину ради государственных дел, а, дорогой кардинал? – Генрих с усмешкой взглянул на неутомимого канцлера и примирительно добавил, – Ну, конечно, мой друг, сейчас вы напомните, что это мой долг – долг Короля. Следующая улыбка монарха предназначалась прелестнице. – Отныне, Леди Упорство не должна скучать вне Нашего Общества, - не отводя глаз от Анны, Тюдор небрежно кивнул придворному камергеру, привычно крутящемуся рядом. Это движение означало, что уже сегодня поименованной особе должна быть подобрана соответствующая должность, позволившая бы королю насладиться обществом новой избранницы. – Ну, где там наши испанцы? Генрих Тюдор Прием был, а вот самих испанских послов нет - непорядок! Поэтому срочно требуются Юстас Шапуи и сеньор Мендосса

Mary Rose: Из истории Тюдоров: Ровно 503 года назад (11 июня 1509 года) состоялось венчание Генриха Тюдора и Екатерины Арагонской. Первые пять лет брака Екатерина продолжала исполнять обязанности посла Испании, всецело разделяя интересы своего отца. Под её тактичным, но весьма ощутимым влиянием внешняя политика Англии придерживалась происпанского курса и была направлена против Франции, которая к тому времени стала ведущей европейской державой. О первой беременности королевы было объявлено вскоре после венчания. Однако роды, наступившие 31 января 1510 года, были преждевременными, и завершились появлением на свет мертворождённой девочки. Уже в середине 1510 года она снова была беременна, и в первый день нового года родила здорового мальчика, прозванного «новогодним». Ребёнка нарекли Генрихом в честь отца и пожаловали ему титул герцога Корнуольского. Но младенец скончался 22 февраля 1511 года, не прожив и двух месяцев. После последовало еще несколько беременностей, закончившихся либо выкидышами, либо мертворожденными детьми. И лишь только в 1516 году королева смогла родить здоровую дочь, будущую королеву Англии Марию I Тюдор, более известную, как «Мария Кровавая». К этому времени Екатерина уже потеряла своё влияние на венценосного супруга, как в политической, так и в личной жизни. У Генриха появилось огромное число любовниц, а одного из незаконнорожденных детей своей фаворитки он официально признал своим сыном. А в 1527 году английскому королю вскружила голову красивая и коварная Анна Болейн, решившая во чтобы то не стало занять место королевы Екатерины. 1527 год. "Временное перемирие" Анна Болейн посещает кардинала Уолси, человека от которого зависит решение самого важного в ее жизни вопроса: быть ли ей королевой Англии? Карета двигалась еле-еле, словно девушка, находящаяся внутри нее, выехала просто на прогулку. На самом же деле, кучеру был отдан четкий приказ - не спешить. Пусть подождет! Анна улыбнулась и снова перечитала приглашение кардинала. Интересные дела получаются! Сначала он прислает в подарок шикарную брошь, а затем приглашает на обед! Получив это приглашение, девушка немного опешила и даже растерялась. Она не дала вразумительного ответа пажу, поскольку и сама не знала как поступить. В течении нескольких минут она мерила шагами комнату, тишину в которой нарушало лишь шуршание ее платья. Сначала Анна хотела обо всем сказать Генриху, но быстро отбросила эту мысль, поскольку король непременно решит ехать с ней. В конце концов, сыграло обыкновенное женское любопытство. И вот сейчас, направляясь на встречу с кардиналом, Анну Болейн мучал лишь один вопрос - неужели Уолси решил смириться и ему хватило ума не наживать в лице Анны столь опасного врага? Нет! Это было бы слишком просто! Да и кардинал не тот человек! Здесь явно что-то другое. Но что? Девушка вздохнула и посмотрела в окно. Все идет не так, как ей обещал Генрих. Дело с разводом затягивается, Екатерина наотрез отказывается признавать свой брак с королем не действительным, день и ночь твердя об одном и том же! При мысле о действущей королеве, девушка поморщилась. Нет, конечно, Анна сама будучи человеком целеустремленным, не могла не уважать то упрямство, с которым Арогонская отстаивает свои убеждения и своего мужа. Но ведь кто-кто, а именно Екатерина должна понимать, что Генриха уже не остановить и он все равно добьется своего! Так чему же эта гордыня? Анна откинулась на спинку и прикрыла глаза. Не об этом сейчас надо думать. Все свое внимание сосредоточь на Уолси. А проблему по имени Екатерина Арогонская король и без тебя устранит.Показалась резиденция кардинала. Да уж! Довольно не плохо для слуги Божьего! Ну что же, настало время встретиться лицом к лицу с человеком, от которого зависело будущее Анны и короля Англии, и решить - враг он ей или все-таки союзник. В том, что кардинал вдруг решит стать союзником Анны Болейн уверенности было мало, но от этого у девушки лишь все больше разгорался интерес к назначенной встрече. Экипаж остановился. Разгладив складки на платье и, поправив выбившуюся из прически прядь темных волос, Анна, гордо вскинув голову, вышла из кареты. Анна Болейн В игру требуются: Филипп Баварский, Томас Болейн, Элизабет Говард, Джордж Болейн, Анна Стэнхоуп, Эдуард Сеймур, Анна Парр, Томас Сеймур, Джоана Балмер, Чарльз Брэндон, Кэтрин Уиллоуби.

Mary Rose: Генрих VIII и его женщины. «Фавориткой будет только одна» 1520 год. Главной темой придворных сплетен становится противостояние трех женщин, ведущих борьбу за любовь и внимание никого иного, как самого короля Англии, Генриха Тюдора. Новая фрейлина Ее Величества, Мария Болейн, столь быстро завладевшая вниманием короля, не хочет делить любовь Его Величества с его бывшей фавориткой. Златовласая красавица готова коварно плести сеть интриг вокруг матери королевского бастарда, лишь бы остаться единственной возлюбленной для Генриха Тюдора. Мария гордо выпрямилась и посмотрела на бывшую фаворитку короля. Ее губ коснулась грустная улыбка. Да, Беси жалко. На глазах у всего Двора она теряла то, что некогда принадлежало ей. И даже рождение сына не помогло Элизабет удержать в своих тонких ручках сердце короля, которое теперь принадлежало Марии. Пусть не полностью и не навсегда. Мария уже успела узнать, что короли влюбчивы, ветрены и не постоянны. Но она научилась наслаждаться теми счастливыми мгновениями, которые дарит ей судьба. И поэтому она была готова сражаться за них. Хотя разве нужно было сражаться? Слепцу было понятно, что еще до начала борьбы между двумя фаворитками, победу одержит последняя. И сейчас Бесс только лишь еще раз подтвердила это, обвинив Мэри в коварстве и лицемерии. Нет, Мэри не была коварной и лицемерной. Она не пыталась соблазнить короля. Он сам заметил ее. А она лишь влюбилась. Влюбилась и была готова дарить ему свою любовь, нежно и трепетно до последней минуты, пока Генрих желает видеть ее. И пусть Говарды и Болейны видели в этом нечто другое. Пусть для ее семьи эта связь была очередным способом достичь власти и богатства. Но для нее это было чистым и искренним чувством и ей не надо было ничего взамен. -Леди Блаунт, – тихо и спокойно произнесла Мария, отводя от Бесси взгляд. – Я не рушу ваше счастье, ибо оно уже давно разрушено. Примите это и смиритесь. На Вашем бы месте я удалилась со Двора. Тем более теперь, когда некоторые тихонько называют Вас матерью королевского сына, Вам лучше держаться подальше от места, где у Вас может быть столько недоброжелателей. Мария вновь обернулась к Элизабет -Не стоит испытывать судьбу, и пользуйтесь тем, что она все еще к Вам благосклонна. Ведь наша королева все же не из камня, хоть тихо и сносит все страдания, которые приносит ей супруг. Если вы будете мозолить ей глаза, и тем самым каждый раз напоминать о сыне короля, которого, увы, подарила не она, а знающие люди будут каждый раз говорить, что вы возвысились очень высоко для обычной любовницы, - Мария несколько помолчала, наблюдая, как Бесс вникает в ее слова. – Ее Величество может и сама решить убрать Вас. Вы только что сами продемонстрировали, что обиженная женщина способна намного. А если эта обиженная женщина - королева? Мария оправила платье и, еще раз улыбнувшись Леди Блаунт, отошла. Сегодня в ней впервые говорила кровь Говардов. Проснулось коварство и хитрость, которые обычно молчали где-то глубоко внутри. Ведь все же Мария была дочерью своих родителей. И пусть у нее были другие устремления, все же она умела показать себя. И вот сейчас она решила действовать. Тихо и аккуратно она уберет свою соперницу. Не ради семьи, не ради денег, не ради власти, а ради своей любви. -Ваше Величество, – подойдя к королеве, она склонилась в глубоком реверансе. Мария Болейн Элизабет Блаунт, которая теперь неофициально носит титул матери королевского сына, боится потерять оставшиеся крупицы любви Его Величества, а так же ее пугает угроза, исходящая от королевы. Оказавшись между двух опасных противников, Екатерины Арагонской и Марии Болейн, леди Блаунт принимает решение идти до конца, чего бы ей это не стоило. Сперва Бесси слушала Марию со спокойной яростью в глазах, а после - с ледяным равнодушием. Понимала ли она, что сейчас леди Болейн говорит чистую правду? Конечно, понимала. Понимала и то, что король изменчив и вряд ли ей действительно удастся остаться его единственной любовницей. Тем более, что леди Мария для короля - нечто новое, еще "не испробованное". Ну разве Его Величество устоит? Губ Элизабет невольно коснулась горькая усмешка. Да, все это она прекрасно понимала. Но теперь она не просто любовница короля - она мать, мать его сына, королевского бастарда. И должна сделать все возможное и невозможное для того, что бы оградить свое дитя от всех предполагаемых невзгод. Пусть для этого и придется бороться с неожиданно появившейся соперницей. Как ни крути, а Бесси никогда не была склонна к коварству, плести интриги ее научила только жизнь при дворе. Да и здесь, она редко сплетничала с другими фрейлинами, редко позволяла себе какую-то шалость. Тем временем, Мария уже отвернулась от Бесси, направляясь, по видимому, к королеве. - Королева ничего не поделает. - только и успела тихо-тихо бросить она в спину соперницы. Впрочем, стоило признать, что как раз слова леди Болейн о королеве заставили леди Блаунт задуматься. Конечно, она от своего не отступится даже под страхом мести Ее Величества. Но сам факт того, что Екатерина теперь настроена против нее и ее ребенка пугал фрейлину. Элизабет Блаунт Благородная испанка, королева Англии, верная и преданная супруга Генриха VIII, Екатерина Арагонская пытается с достоинством и честью, согласных ее положению, вынести все измены ветреного супруга, не потерять первенство и сохранить трон для единственной дочери. Увидев, что фрейлина быстро оправилась после досадного падения, Екатерина стала равнодушно наблюдать, как та собирает разбросанные фрукты. Это маленькое происшествие слегка раздосадовало ее. Почему она окружена теми, кому не только нельзя доверять, но и кто не справляется со своими обязанностями? Если бы только при дворе был кто-нибудь, на кого можно положиться... Но нет, здесь все думают только о себе, а подобострастие фрейлин легко может испариться вместе с переменчивой милостью короля. Мария и Элизабет о чем-то переговаривались на другом конце комнаты, но их дела мало интересовали королеву. По сути, обе эти дамы были ей неприятны, как и все женщины, с которыми был как-то связан Генрих. Если бы Екатерина могла делать всё, чо ей угодно, она отослала бы от себя леди Блаунт, ведь каждое ее появление отзывалось в сердце невыносимой болью, напоминая, что именно эта женщина смогла родить королю сына. Но именно из-за того, что этот мальчик был таким желанным, Екатерина ничего не могла предпринять - это окончательно разгневало бы ее супруга. В надежде на его расположение приходилось мириться со многим... В том числе и с новой фрейлиной, леди Болейн, которая явно попала сюда неслучайно. Екатерина привыкла к романам мужа, но не могла заставить себя не думать об этом. "Я должна думать не только о себе, но и о благе своей дочери, самого Его Величества и всей Англии" - это было жизненное кредо королевы в последние месяцы. Екатерина вопросительно взглянула на подошедшую Болейн: - Леди Мария, вы что-то хотели? Екатерина Арагонская Мы все знаем, что в этой борьбе не суждено одержать победу ни одной из этих женщин, ибо скоро на «арену» выйдет четвертая дама, которая своей хитростью и коварством обойдет их всех, завладев сердцем Его Величества на долгие годы. Но пока…пока это время принадлежит только им троим. И кто одержит побуду, пусть не во всей «войне», но хотя бы в небольшом поединке нам еще только предстоит узнать. Тем временем в игру все также требуются: Чарльз Брэндон, Кэтрин Уиллоуби, Юстас Шапуи, Анна Парр, Томас Кромвель, Джоана Балмер, Эдуард Сеймур, Анна Стенхоуп и Томас Сеймур

Mary Rose: Придворный интриги. «Маленький шанс решить большую проблему» 1527 год. Кардинал Уолси наносит визит английской королеве, Екатерине Арагонской, дабы убедить Ее Величество в необходимости помолвки между ее дочерью, принцессой Мэри, и французским королем. Но Екатерина Арагонская не собирается уступать, а потому приглашает в покои виновницу событий. - Ваше Преосвященство, Вы, кажется, упрекаете меня в забвении своего долга и интересов Англии? - это было сказано с царственной холодностью и легким удивлением, словно Екатерина не верила своим ушам. Сделав небольшую, но красноречивую паузу, королева продолжила как ни в чем не бывало. - Я ни в коем случае не желаю войны - ни как королева, ни как женщина. Покой и благоденствие наших подданных - главная цель Его Величества, и я могу лишь поддерживать его в благих начинаниях. Однако как его супруга, я обязана заботиться и о поддержании нашего доброго имени в глазах подданных, ведь королевская семья - образец для всех англичан. - Внезапно в голову Екатерине пришла одна идея, и она даже слегка улыбнулась, предвкушая удивление Уолси. - Наши подданные знают, как государь любит свою дочь, а потому их шокирует, если Мария будет выдана замуж без ее на то согласия. Почему бы нам не спросить саму принцессу, желает ли она выйти за французского короля? Не давая кардиналу вставить ни слова, Екатерина слегка поманила рукой одну из фрейлин, почтительно дожидавшихся распоряжений за раскрытой дверью. Та вошла в покои, присела в поклоне и вопросительно посмотрела на свою госпожу. - Подите к леди Солсбери и попросите ее привести нашу дочь, леди Марию. Королева помнила, что Мэри не слишком-то понравился ее прежний юный жених, французский дофин. Так с чего бы ей захотелось выйти за его отца? Она посмотрела на Уолси и снова любезно указала на блюдо с фруктами: - Вам понравились мандарины, Ваше Преосвященство? Так возьмите еще один! - с этими словами Екатерина взяла злополучную темную виноградину и наконец съела ее. В присутствии Уолси расслабляться было нельзя, но вкус родных испанских плодов успокаивал. А Мэри не должна видеть мать взволнованной. Екатерина Арагонская Подобный поворот событий не удивить кардинала не мог. Ему было трудно представить, что решение настолько важного вопроса будет зависеть от желания юной девушки - вернее сказать, ребёнка - которая совершенно ничего не понимает в политической ситуации и не может объективно оценить последствия своего выбора. -Ваше Величество… - это прозвучало едва ли не с укором. Правда, оставалось лишь гадать, что конкретно вызвало этот укор - заявление королевы, будто канцлер пытался обвинить её в забвении долга, или неожиданное стремление позволить принцессе высказывать мнение касательно своего брака. Впрочем, Уолси, разумеется, не мог вслух поставить под сомнение любовь Генриха к дочери и потому не посмел возразить, когда Екатерина приказала фрейлине пригласить к ним Мэри. По его лицу всё-таки скользнула тень досады – но и только. Вот хитрая испанская бестия, прости Господи. Будет использовать все лазейки и не успокоится, пока не поймёт окончательно, что ей ничего не остаётся, как смириться… Кардинал вовсе не думал, что король окажется столь сентиментален и сможет пренебречь выгодой от союза с Францией, принимая во внимание капризы девочки. А уж то, насколько полезен будет этот союз, Томас непременно постарается объяснить получше, скорее всего, и не один раз, если потребуется. -У меня и в мыслях не было упрекать Вас в чём-либо. Я всего лишь позволил себе выразить уверенность в том, что мы понимаем друг друга, и у нас не может быть разногласий по поводу того, что народ Англии должен пребывать в мире, а наш государь – править сильной и богатой державой… Между тем, я всё-таки позволю себе выразить изумление. При всём моём уважении, Ваше Величество, Вы же не хотите серьёзно сказать, будто предоставите принцессе самой выбирать себе мужа. Мы все искренне любим Её Высочество, и именно поэтому должны помочь ей найти супруга, что мог бы стать надёжной опорой для неё в будущем, а королю – верным и преданным другом… Он произнёс это обычным ровным голосом, стоило фрейлине покинуть покои, и теперь могло сложиться впечатление, что промелькнувшее было выражение неудовольствия – лишь игра светотени. Уолси оставался, как и прежде, невозмутим и подчёркнуто почтителен. Так или иначе, уверенный в том, что монарх прислушается скорее к его доводам, чем к доводам Екатерины, кардинал понимал, что беспокоиться ещё слишком рано. Томас Уолси Когда тебе одиннадцать лет и твой отец король Англии, кажется, что солнце светит только для тебя, заполняя собой все пространство до самого горизонта. Но и далекий горизонт, кажется, был преисполнен почтения к маленькой девчушке, носившей громкий титул : Принцессы Уэльской, наследницы Английской короны. Ведь где-то за горизонтом находится Испания – родина ее матери… Часы наследной принцессы были расписаны по минутам, и занятия музыкой доставляли особое удовольствие Марии, и сегодня девочка планировала выучить новое произведение, чтобы порадовать своими талантами отца. Едва тонкие пальцы ударили по струнам. В музыкальном классе появилась графиня Солсбери, воспитательница Марии, женщина и сообщила Ее Высочеству, что ее венценосная матушка желает ее видеть. Вид у женщины был взволнованный, да и мать не стала бы прерывать занятия без важной на то причины. Всю дорогу до королевских покоев Мэри терялась в догадках, она пыталась расспрашивать леди Маргарет, но та одернула свою воспитанницу, заметив, что наследной принцессе любопытствовать не приличествует. -Принцесса Уэльская, желает видеть Ее Величество! – Мэри слышала, как скрывшаяся в дверном проеме докладывает о ее визите… Мария Тюдор В игру по акции №3 требуются: Эдуард Сеймур, Томас Сеймур, Элизабет Даррелл и Френсис Брайан

Mary Rose: Генрих VIII и его женщины. «Достойная замена» 1522 год. Томас Норфолк понимает, что его старшая племянница, очаровательная Мэри Болейн, уже потеряла любовь короля. И чтобы удержать благосклонность Его Величества к семье Говардов, Томасу предстоит найти подходящую замену Марии на ложе Генриха VIII. И его выбор падает на строптивую и своенравную сестрицу бывшей фаворитки, Анну Болейн. Девушке предстоит нелегкий выбор: власть или любовь? - Генри Перси не просто очередной поклонник, милорд. И отец об этом знает! Странное чувство зарождалось у Анны внутри. Она сама еще толком не понимала, но что-то подсказывало ей, что она рождена для трона, она должна стать королевой, а не просто очередной любовницей и игрушкой Генриха. Власть! Каким же сладким это слово было для нее! Но как быть с Перси? Она ведь клялась в любви и верности ему. И что теперь? Просто взять и забыть? "А почему бы и нет? Если цена всему корона, то я, пожалуй, смогла бы пойти на определенные жертвы." - Нет! Навождение какое-то. - эти слова Анна прознесла почти шепотом, тряхнув головой. "Я же хотела стать его женой! Я обещала Перси, что до конца дней буду принадлежать лишь ему одному! Так и должно быть. Но..." Мысли Анны путались и менялись, она терзалась сомнениями. И все то время старалась не смотреть на герцога, зная, что он наблюдает за ней. - Жажда власти во мне сильна так же, как и жажда любви. - девушка горько ухмыльнулась. - Жаль, что нельзя получить все одновременно. Всегда приходиться чем-то жертвовать и что-то выбирать. Жизнь всегда ставит нас перед выбором! Это ужасно!- Анна говорила и смотрела куда-то в пустоту, словно Норфолка и не было сейчас рядом. Все эти слова она говорила скорее себе, чем ему. Анна Болейн "И всё же она, как и все женщины, мечтает о любви,"- подумал Норфолк и ухмыльнулся. Действительно: какой бы не хотела казаться его собеседница, но она оставалась простым человеком, женщиной. На мгновение Томас Говард испытал некое подобие сочувствия к племяннице, однако всё это заботило его мало, и он поспешил прогнать это чувство. Вскоре герцог решил прервать рассуждения Анны и обратился к ней: - Как бы то ни было, леди Анна, но рано или поздно приходится делать выбор. А по сему выбирайте: ваша любовь, которая растворится через некоторое время и ничего вам не принесет, или власть и успех, которые есть всё. Норфолк понимал непредсказуемость Анны Болейн. Однако в успехе этого дела он был уверен. Хочет она участвовать в этом или не хочет, но она будет. Обычно всё всегда шло по замыслу герцога Норфолка, поэтому и в Анне он не сомневался. Единственное, что сейчас от него требовалось, терпение. - Я жду вашего ответа. - повторил Томас Норфолк. Он несколько устало посмотрел в окно; было ещё светло. "Вы всё равно будете делать то, что от вас требуется, Анна Болейн. Отчего же вы так этому противитесь?" - мысленно задал ей вопрос Норфолк. Он прекрасно осознавал всю тщетность сего. В любом случае, с этого дня жизнь этой леди изменится. А уж в лучшую или же в худшую сторону решать ей самой. Томас Норфолк А в игру по акции №1 требуются: Томас Кранмер, Анна Парр, Генри Перси, Кэтрин Уиллоуби, Анна Стенхоуп, Элизабет Сеймур, Томас Уайетт, Юстас Шапуи, Филипп Баварский.



полная версия страницы