Форум » Исторические сюжеты » Il Novellino » Ответить

Il Novellino

Вергилий: В этой книге собрано несколько цветов изящной речи, ответов учтивых иль остроумных, примеров щедрости и отваги, которые являли в прошедшие времена многие достойные люди. © Новеллино Сборник ста новелл, известный под названием "Новеллино", был создан в самом конце XIII в. Собранные в нем поучительные и забавные истории отражают суть того времени, быт и отношения между людьми различного социального положения и достатка. В нашем случае игра «Новеллино» является прежде всего литературным проектом, и станет сборником совместно написанных историй во временном промежутке охватывающем 100 лет: с 1450 по 1550 годы. Место действия – города-государства Италии. Время действия – эпоха Возрождения.

Ответов - 27, стр: 1 2 All

Вергилий: Форумная литературная игра "Новеллино" На данный момент в активном отыгрыше находятся два сюжета. • "Жизнь коротка, искусство бесконечно" (Realta). Молодой патриций, о котором ходят весьма противоречивые слухи, приглашает в дом художника якобы для зарисовки бытовых сцен. Постепенно тот замечает некоторые странности, приводящие его в ужас. Удастся ли художнику выбраться живым? Место: Рим. Время: год 1496, месяц: май - июнь. • "Влюбленный дьявол" (Inventiva). Во время венецианского карнавала молодая горожанка случайно знакомится с загадочным иностранцем. Приятный и обходительный кавалер еще не стар, сведущ в науках и богат. Несмотря на некоторые недостатки и странности, девушка благосклонно принимает внимание незнакомца, обещающего ей все радости любви. Желая выгодно выдать сестру замуж и получить кардинальский чин, брат девицы всячески препятствует им. Место: Венеция. Время: год 1480, месяц февраль - март. На стадии начала третий сюжет. • "Правда становится зримой" (Inventiva). Скульптор Джованни Рестанио, работая над надгробным памятником, вложил в статую дочери не только любовь, но и душу, и искренне влюбился в собственное творение, жалея лишь о том, что нет на свете женщины столь совершенной, как его мраморная Идонея. Но случилось чудо и по воле – небес ли, или злых сил, мраморная красавица ожила, однако залогом ее жизни является одно условие, которое должен соблюсти мастер. Место: Неаполь. Время: 1482 год.

Rosetta Stone: На стадии начала четвертый сюжет. • "Меж двух огней" (Inventiva). Что может быть хуже для поэта, нежели потеря вдохновения? Амедео Маньяни который месяц страдает, не в силах написать больше одной-двух строк. В пылу полуночного порыва он призывает на помощь высшие силы, не обращаясь ни к кому конкретно, поскольку едва ли верует в Бога. Каково же удивление молодого человека, когда к нему приходят на помощь - и не кто-то, а Архангел и сам Дьявол. Место: Неаполь. Время: 1542 год.

Вергилий: Ромео, как мне жаль, что ты Ромео! Отринь отца да имя измени • "Возлюби врага своего" (Realta). Две равноуважаемых венецианских купеческих семьи Каппелло и Торриани ведут ожесточенную конкурентную борьбу и с равным успехом устраивают друг другу всевозможные неприятности. Но однажды молодой повеса Лоренцо Каппелло встречает тихоню Алессандро Торриани во время карнавала... Место: Венеция. Время: 1472 год, середина февраля.

Вергилий: Совершено внезапно обнаружилось, что "Новеллино" исполнилось полтора года со дня открытия. Перефразируя известную поговорку, можно сказать, что нас мало но мы по-прежнему "в антураже". Спасибо вам, друзья, за замечательные роли и прекрасную игру! Il Novellino

Вергилий: История о влюбленном дьяволе о тринадцати эпизодах благополучно завершена. Разумеется, конец этой романтичной истории вышел трагическим, однако обошлось без жертв. В процессе написания очередной сюжет, где без жертв, увы, не обошлось. • "Подмененные" (Realta). У молодого актера Пьетро Фраучи есть богатый покровитель Джузеппе Бассо, которому якобы для забавы и шутки понадобился двойник. Пьетро вызывается помочь и представляет негоцианту своего сводного брата Паоло, который не только талантлив, но и весьма похож на Джузеппе лицом. Поменявшись с купцом местами, Паоло живет в его доме, появляется на людях под его именем и познает прелести обеспеченной жизни. Пьетро, который находится то подле брата, то с Джузеппе, понимает, что купец нашел двойника не просто так, но с тайным умыслом. Место: Рим. Время: год 1550, месяц август.

Вергилий: Немного о том, что это за безобразие и чем мы, собственно, занимаемся. • Игра создавалась сугубо удовольствия для, не претендует на массовость и носит скорее камерный, "междусобойный" характер. Однако мы не против того, чтобы к нам присоединился еще кто-нибудь, кому интересна данная эпоха. Главное – способность придумывать свой собственный сюжет, иметь желание контактировать с другими игроками, стремление осуществить задуманное. • У нас нет основного сюжета, по которому мастер ведет игроков. Система построения игры такова, что каждый игрок или группа игроков – сами себе мастера, сюжетники и координаторы. Администрация лишь следит за выполнением правил и помогает в том или ином вопросе по возможности. • Приходить вместе с партнером, устраивать междусобойчики и приятные посиделки в углу не возбраняется. • Рейтинг игры NC-17. Отыгрыши всевозможных преверсий (если они логически и сюжетно обоснованы) не воспрещены. Мастерское чувство прекрасного это ни коим образом не коробит, ибо в жизни игровой, как и в жизни реальной, возможно все. Однако за стилем написания и великорусским языком рекомендуется следить особо. • И напоследок хочется заметить, что описываемая эпоха требует особого отношения к атмосфере, реалиям и быту того времени, поэтому мы надеемся не только на четкое знание дат и так называемый антураж, но и на понимание того, что обыденность и мировоззрение людей того времени весьма отличаются от современных. Il Novellino

Вергилий: • История "Подмененные" о двух молодых актерах, попавших в весьма щекотливые обстоятельства и удачно выкрутившихся из них, завершена. Pietro Frauchi пишет: Когда с переодеваниями было покончено, пришло время платить актерам за работу. Купец явно не рассчитывал на то, что будет в том нужда, поэтому кошель с золотом пришлось вывернуть целиком, опрокинув золото в подставленные ладони. - В город вернемся порознь, - заявил Пьетро, пряча деньги. - Не нужно, чтобы вас видели рядом. Только слепой сходства не разглядит. Идем, Паоло, - он взял брата за руку и потянул. Обернулся потом и бросил через плечо, как будто костью в собаку целился. - Прощайте, сер Бассо. Крепкого здоровья. Оно Вам понадобится. В Рим возвращались молча. Обочина дороги пылила, проезжающие мимо повозки скрипели на разные голоса, рассказывая о том, что наступил конец благодатного, богатого плодами лета. - Жаль, что лица его видно не будет, - проронил наконец Фраучи, перестав кусать губы. Paolo Cuculo пишет: - А нам не надо на него смотреть! – с неожиданным задором ответил Кукуло, мимолетно приобняв Пьетро за плечи. Уходящее лето бежало следом, на мягких лапах, бродячей рыжей кошкой. Яркое солнце светило в спину. День был как жемчуг бел и ласков, как влюбленная женщина. Жарко дышал, как краюха свежеиспеченного хлеба. Пьетро и Паоло шли вперед неспеша, никого не боясь. Ведь теперь были свободны от обязательств и смерти. Вечером сер Джузеппе поперхнулся вином, прознав о том, как славно он погулял минувшим днем. Впервые жизни его любезная улыбка стала мучительно кислой. Проклиная свою затею, купец крепко сжал в ладони кубок, будто желал раздавить весь мир, но не поддалось червленое серебро. Кроткая Леонция заботливо похлопала любимого хозяина по спине.

Вергилий: Мы начинаем новый мистический сюжет про любовь и зомби. • "Отныне и навеки" (Inventiva). Погибший в битве при Форново миланский пехотинец возвращается домой и приходит к своей невесте с тем, чтобы забрать возлюбленную с собой на тот свет. Девушка, еще не получившая известие о его гибели, принимает мертвеца за живого и радуется его скорому возвращению. Место: Милан. Время: 1495 год. Il Novellino

Вергилий: • Наша история о двух Ромео неожиданно завершилась осуществлением хитроумного плана и пышной свадьбой одного из них. Новелла "Возлюби врага своего" окончена. Lorenzo Cappello пишет: - Сказала, замуж за тебя хочет. Да кто же ей, глупенькой, даст? – без всякой задней мысли ответил Лоренцо. Катерина была что цветок, росла под опекой всего семейства и горя не знала. Тихая, кроткая, простодушная и хрупкая. И с чего в голову младшей сестрице пришла такая мысль? Лоренцо не знал. То ли девичья блажь, то ли… попытка примирить враждующие семейства? Вот те на, неожиданность. Странно выглядело все это, ибо должна была девица разуметь, что этой свадьбе никогда не бывать. Отец скорее проклянет всех и вся, чем согласится на такое. Каппелло младший озадаченно почесал макушку, уставился на Сандро в ответ на его внимательный испытующий взгляд. - А! – махнул рукой. – Господь с ней, с Катериной. Что ты ей, что она тебе? Тоже мне, жених и невеста. Alessandro Torriani пишет: - А что, если попрошу ее руки? – спросил Сандро, хитро взглянув на Лоренцо. – Конечно, то, что она твоя сестра, здорово портит дело, но сам знаешь, вода камень точит. Катерина будет богатой невестой. Если наши семьи объединятся, проку от этого будет больше, чем от вражды. Его расчет был очень прост. Женившись на Катерине, Сандро останется рядом с Лоренцо, и никто не заподозрит ничего. Только вот жениться – была задачка еще та. - Если ты и я возьмемся за дело сообща, то у нас скорее получится задуманное! – выпалив это, Сандро схватил Лоренцо за руку и крепко сжал ладонь. Положение было отчаянным, и Алессандро искал из него такие же отчаянные выходы. Alessandro Torriani пишет: А через неделю был в семье Торриани новый сюрприз. Алессандро сказал во всеуслышание, что намерен жениться. Симон и отец очень удивились. Сначала решили, что парень шутит, потом стали допытываться, кого Сандро присмотрел. Расспросы длились еще неделю. Тут Алессандро отыгрался на cлаву, увиливая так и сяк. Симон беспокоился, что младший брат вляпался в какую-то нехорошую историю, и ведь не зря... - Я хочу жениться на Катерине из семейства Каппелло, - сообщил Алессандро наконец. Теперь оставалось только терпеливо слушать отцовские проклятия и увещевания Симона. На следующий день батюшка сменил гнев на милость и вместо проклятия обещал отправить Алессандро в университет. С другой стороны напирал Симон, выпытывая, как братишка умудрился влюбиться в Катерину. Разыгрывать влюбленного было легко. Вместо Катерины Алессандро представлял себе Лоренцо. Под конец стало ясно, что парень не намерен сдаваться. Сер Ландольфо хватался то за голову, то за сердце и в итоге уступил. Lorenzo Cappello пишет: Явление сера Ландольфо Торриани в дом сера Паоло Каппелло было все равно, что гром среди ясного неба. Такого никто не ожидал. От удивления сер Паоло не посмел прогнать гостя, и потом был вынужден оказать ему должный прием. Два купца закрылись в кабинете сера Паоло, чтобы вести беседу один на один без помех. Домочадцы ходили мимо на цыпочках, то и дело прислушивались, не раздаются ли крики. Однако все было тихо впервые за много лет. Лоренцо строго настрого велел сестре не выходить из комнаты и сам караулил у дверей, точно страшную бурю пережидал. Через три часа сер Паоло и сер Ландольфо вышли добрыми сватами, свадьбу решили сыграть после светлого праздника Пасхи. Услышав новость от бойкой девицы служанки, которую часто щипал за зад, Каппелло младший тяжело вздохнул и закрыл руками лицо. Il Novellino

Вергилий: Немного об игротехинке или как сочетаются Обыденное и Мистическое. В нашей игре эти стороны жизни строго дифференцированы и практически не пересекаются. Игра идет в двух разделах, что позволяет обыгрывать как исторические события, так и всевозможные фольклорные сюжеты, популярные в описываемую эпоху. Realta Играя в разделе Realta, игрок заведомо соглашается с тем, что его персонаж не имеет никаких сверхъестественных способностей и возможностей. Разумеется, определенные персонажи могут утверждать, что они обладают каким-либо даром, но это будет не более чем их личное мнение или нарочно распускаемая молва для поддержания определенной репутации (как в случае с алхимиками, мнимыми чародеями и прорицателями). Так же могут иметь место различные «видения», «вещие сны», «предчувствия», однако, не носящие мистического характера и проявляющиеся в порядке бреда, особенностей психики, как следствие опьянения или отравления наркотическими веществами. Исключение составляет астрология. В описываемую эпоху она считалась наукой. Но насколько достоверны сведения, приобретенные таким образом, остается только гадать. Обычно это не более чем предположения или информация, помогающая одному персонажу манипулировать мнением другого. Inventiva Играя в разделе Inventiva, игрок соглашается с тем, что на его долю, возможно, выпадет множество волшебных приключений. Как и во всяком вымысле здесь есть возможность встретить различных существ, упомянутых в фолклорных источниках того времени. Дьявол, ведьмы и колдуны, ожившие мертвецы, злые духи и призраки умерших здесь вполне настоящие. Мы надеемся на здравый смысл игроков и на то, что, описывая какие-либо волшебные происшествия, они все же будут руководствоваться чувством меры и не станут портить другим и себе повествование. Переходы Таковые нежелательны. Однако, если все-таки случилось - при переходе из раздела Inventiva в раздел Realta персонаж «теряет» способности. События, упоминаемые им, могут быть истолкованы как сон, видение, сказка или откровенная ложь (в зависимости от способа подачи информации). Il Novellino

Вергилий: • История о погибшем в битве при Форново миланском пехотинце, который вернулся затем, чтобы забрать невесту на тот свет, завершилась воссоединением двух любящих сердец. Новелла "Отныне и навеки" окончена. Teresa Marino пишет: Обняв Марко за шею, Тереза боролась с навалившейся дремотой. Покоясь в сильных руках, она чувствовала себя в безопасности, прикрыв глаза. Но все же нехорошо будет, если она заснет: не все же жениху ее носить. Стоило, однако, хоть на мгновение смежить веки, как девушка проваливалась в сон. Ей снилось, что Марко на руках заносит ее в воду , в реку, ступает все глубже и глубже, и вот уже подол Терезы вымок, полощет его речная рябь и подступает к туфелькам. Сам Марко белый как мел. И в воде стоят по пояс какие-то другие люди, чужие и изможденные. - Зачем...? - спросила было его девушка, и тут же проснулась от звука собственного голоса. Вскинув голову, увидела, что до храма рукой подать - уже виднеется из-за поворота колокольня. - Прости, милый, приснилось что-то... Озноб, который она почувствовала во сне, почему-то остался с нею и сейчас, и Тереза крепче прижалась к Радичи. - Холодно, Марко. Они уселись на ступени храма, обнялись тесно. Рассвет занимался где-то за домами, край неба уже светлел, наливаясь звонким золотом. - Отдохнем немного и пойдем обратно, - едва вымолвила Тереза, закрывая глаза. И наяву, и во сне ее Марко был с нею, держал бережно, не отпускал. Снилось, что они вместе погрузились в реку, белесую, как будто разведенную молоком, и куда-то несет их течение. Но ей не страшно, потому что чувствует рядом любовь. Marco Radici пишет: - Отдохнем… - эхом повторил Марчетто, Только не знала Тереза о том, что им незачем обратно идти. На пороге нового дня, в предрассветном тумане, который сделался белым и густым как молоко, сидели обнявшись мертвый солдат и его суженная. Где-то вдалеке затих соловей. - Я согрею тебя, голубка, - в глухой тишине было слышно лишь то, как тихонько дышит Тереза, сердце которой билось все медленнее и медленнее, пока не остановилось совсем. Так обрывается песня, останавливается время и уходит жизнь. Обнимая невесту, замер и Марко, вглядываясь в белесый туман, бесплотные тени, окружавшие их стеной. Медленно, все ближе и ближе, подступала заря, отгоняя белый морок. То ли взошло солнце, то ли открылся перед ними вход в горний мир. Стало светло и покойно. Больше никто никогда не потревожит. В чистом свете июльского утра нашел церковный служка влюбленных сидящих на ступенях храма, без священника сочетавшихся узами куда более крепкими, чем возможно при жизни. Несколько мгновений глядел остолбенев, боясь глазам своим поверить, а после, отчаянно шепча молитву, бросился к святому отцу, чтобы рассказать о чуде. Мертвец с открытыми глазами тесно обнимал молодую девицу в подвенечном платье. Девица была хороша собой и свежа, будто еще несколько мгновений назад дышала. Сбежались люди. Кто-то углядел в посиневшем и бледном покойнике солдата Марчетто, кто-то охнул, в невесте дочь суконщика распознав. Пытались разнять, чтобы похоронить достойно, да Марко и после смерти не хотел Терезу отпускать. Несколько дней смотрели обескураженные миланцы на чудо, а после соорудили один на двоих гроб, чтобы предать тела земле. Il Novellino

Вергилий: Начат новый исторический сюжет, действие которого разворачивается после провала так называемого Заговора Пацци. • Realta. Там, где кровные узы тесно переплетены с вопросами власти, нет беспричастных. Потому молодой кардинал Рафаэле Риарио оказывается вовлеченным в борьбу против богатого флорентийского семейства Медичи. Подвергшись опасности уже только за родство с теми, кто стоял у истоков заговора, его преосвященство возвращается в Рим ни живым, ни мертвым и первым делом наносит визит своему дяде Джироламо Риарио делла Ровере и его супруге Катерине. Место: Рим. Время: май 1478 года. Il Novellino

Вергилий: Это заходящее солнце, которое окрашивает брусчатку, ставни и стены домов теплым золотом. Это едва ощутимый ветер с реки. Это неспешное движение по улицам; то там, то здесь случайно перехваченный взгляд... Ощущение застывшего в капле янтаря времени. Это ангелы, глядящие с фресок задумчиво и сострадательно. Это шепот в саду, розы в ночной росе и щедрой рукой Господа разбросанные горсти созвездий, находящихся так низко, что кажется, будто протянешь руку и сможешь дотронуться до них. Это надежда на скорую встречу, когда расставание близко и так саднит в груди. Это невысказанная печаль, мука и тоска. Тоска по тому, чего уже не вернешь. Это набожность монахинь и степенный шаг знатных горожан. Походка, выверенная четко по камешкам, которыми вымощена улица. Это тихая улыбка, увековеченная на холсте и колышущийся фитилек свечи, неровным светом освещающей страницы старой книги с неправильными, непропорциональными, и от того еще более сказочными изображениями людей. Запах теплого воска, пыли, ладана и старины. Il Novellino

Вергилий: Первый эпизод сюжета "Кровные узы" завершен. Raffaele Riario пишет: Пусть Джироламо задержится на свадьбе как можно дольше, а еще лучше будет, если во время торжеств дядюшка благополучно свернет себе шею. Тогда не надо будет опасаться лицемерной «любви» родни, и он, Рафаэле, окажется рядом с графиней. Надеждой, опорой и утешением. Желание наконец созрело, оформилось и явственно обозначилось в мыслях молодого кардинала. Риарио вновь опустил взгляд и со свойственной ему неспешностью, аккуратно, понемногу принялся трапезничать. Он пока еще не знал, как претворит намеченную цель в жизнь, однако четко представлял, чего станет добиваться. Приправленное базиликом, мясо таяло во рту, и бульон был восхитительным. Терпкость сухого вина только усиливала вкус. Рафаэле вкушал угощение с явным наслаждением и молчаливой благодарностью. Слушая речь графини о майском зное, кардинал согласно кивал. Цвел жасмин, а потому ночи казались сладкими. Проводить такие в одиночестве – грешно, считал Риарио. Днем воздух наполнялся ароматом луговых трав, а к вечеру появлялся медовый привкус от цветения фруктовых деревьев. Кто устоит? Кем была Катерина – Венерой или Флорой, кардинал пока не знал, но в скором времени обязательно собирался выяснить. Il Novellino

Вергилий: Сегодня форумному литературному проекту "Il Novellino" исполнилось два года. С чем я нас и поздравляю. :)

Вергилий: Caterina Sforza пишет: Почти не глядя на Риарио, графиня надела ему на голову венок, благоухающий сладко-горьким, дурманящим ароматом, и вдруг ее ладони замерли у самых щек мужчины. Катерина чуть обернулась назад. Выражение ее лица из благодушного и смущенного превратилось в напряженно сосредоточенное. - Слышите? – На другом конце поляны из-за цветущих кустов терновника доносился чей-то приглушенный смех. Заметив, что все еще держит руки у лица кардинала, Катерина резко отдернула их и залилась румянцем. Однако даже пламенное смущение не лишило ее подозрительности и чувства опасности. Поднявшись на ноги и подобрав подол платья, чтобы не шуршал о траву, молодая женщина, подкралась к кустам бесшумно, как кошка. В просвете между ветками можно было увидеть речушку, а на отдалении – две фигуры: мужскую и женскую. Присмотревшись, Катерина узнала по одежде своего супруга и монну Паолетту… Смеясь, хмельной Джироламо обнял вдову и повалил ее наземь, руками стараясь поскорее задрать пышные юбки. Катерина поспешно отвернулась и, не произнося ни слова, упала спиной в траву. Лицо ее было страшным в тихой ярости. Сжав кулаки, графиня дважды ударила ими о землю. Raffaele Riario пишет: Длинные пальцы вовремя перехватили венок, чтобы он не свалился с головы. Рафаэле чувствовал себя крайне неловко. Наверное, это было Божье наказание за смех над молодой вдовой. Впрочем, внутреннее чутье подсказывало ему, что, окажись он наедине с той женщиной, не испытывал бы никакой неловкости, ибо то была бы привычная его преосвященству игра в кошки мышки. Поспешно поднявшись, кардинал обратил внимание на источник звука и без труда узнал дядюшку и его спутницу. В следующий же момент Рафаэле вместо ангела увидел перед собой разъяренную фурию. То ли поддавшись отчаянному порыву, то ли намереваясь успокоить, не думая о том, как это может быть истолковано потом, Рафаэле опустился на траву рядом, удержав руку графини за запястье. - Тише, - лицо его оказалось близко. – Тише, не надо. Сердце, казалось, подпрыгнуло к горлу. Над ними в цветущих ветвях пели птицы, и это пение казалось кардиналу ангельской насмешкой. Сам не ведая что творит, Рафаэле коснулся губами щеки молодой женщины. Соскользнув с головы, майский благоуханный венок упал в траву. Il Novellino

Вергилий: Начат третий эпизод новеллы "Кровные узы". После майских событий кардинал Риарио решает наглядно продемонстрировать богатство и влияние, чем немало досаждает своему дядюшке. Жена Джироламо Риарио стремится оградить Рафаэле от неприятностей. Raffaele Riario пишет: Рим в конце июня похож на раскаленную сковороду. Небосвод, словно крышка, которой придавливают шкварчащее мясо. Пока пройдешь по улице, сойдет семь потов. Жаркое солнце не жалеет никого, заставляя смиренно опускать голову и прятать глаза. Камни нагреты до того сильно, что тепло проникает сквозь подошвы башмаков. Пар, как известно, костей не ломит, но пятки жжет. Горожане ходят быстро, поближе к домам или стремятся в тень деревьев. Мужики торопливо утирают пот рукавом, а люди благородные аккуратно промокают лоб платком. Дамы прячут лица под вуалью, чтобы не сделаться смуглыми как простолюдинки, щеки и руки которых словно покрыты бронзой. Но сегодня, в день Петра и Павла, даже несмотря на жару и безжалостное солнце, стояли римляне сплошной стеной, в три ряда, и завороженно глядели, как степенно двигается вдоль улиц процессия с дарами вечному городу от кардинала Риарио. Сам кардинал ехал во главе на длинноногом белом жеребце и взирал на приветствовавший его люд так, будто только что спустился с неба - с величавым спокойствием. С восхищением смотрели взрослые и дети, перешептывались, показывали пальцами. Сверкали узорные бляшки на сбруе, блестела вышивка попон. От богатства и блеска перехватывало дух. Когда настал вечер, пришло время веселого пира. В кардинальском палаццо собрались церковные сановники, благородные мессеры и донны. Щеголяли друг перед другом изысканными манерами, украшениями и богатством одежд. Выписывали белыми, усыпанными перстнями руками изящные жесты. Рассказывали друг другу последние сплетни, упражнялись в остротах. Звучала музыка. Ноты смешивались с щебетанием девиц да веселым, дружным смехом. На длинных столах красовались золотые и серебряные блюда. Слуги, спеша угодить гостям, ловко разливали по кубкам вино. Семнадцатилетний Рафаэле Риарио, как и большинство его родственников, умел пускать пыль в глаза. Il Novellino

Вергилий: Caterina Sforza пишет: Майское солнце стало жарким, а потом сменилось душной июньской ночью. Стоит только сделать шаг, и в этот раз уже невозможно будет остановиться. Взывающая к себе бездна не отпустит. Катерина и сама дивилась серьезности своих мыслей. Не смотря на юность, она знала, как легко мужчины и женщины увлекаются, как легко ими овладевает соблазн. Грех сладок, но далеко не всегда подразумевает любовь. Чаще всего друг к другу притягиваются тела, а не души. Так стоит ли беспокоиться? - Между тем, Вам следовало бы поостеречься, - возразила молодая графиня, хмуря золотые брови. – Джироламо все чудится, будто Вы хотите посягнуть на то, что принадлежит ему. Он слаб, но в слабости своей может быть коварен. Катерина подумала, что ей ничего бы не стоило заставить благоверного супруга злиться еще больше. С другой стороны, и ее бы должно беспокоить возвышение кардинала, но молодая женщина испытывала лишь радость от этого. Не в силах устоять на месте, графиня направилась вперед по галерее, тонувшей в полумраке, и увлекла за собой Рафаэле. Напоминая ему о неразумности их поступков, Катерина противоречила сама себе, спеша вновь оказаться вдалеке от людей, музыки и танцев, которые так любила. - Какой большой палаццо… Но Вам в нем будет одиноко, Ваше преосвященство. Разве нет? – спросила Катерина без тени кокетства. Наконец, остановившись, она прижалась лбом к холодной стене и закрыла глаза. Raffaele Riario пишет: - Чтобы пес не бросался, его хорошо прикармливают, - усмехнулся Рафаэле. Кого он называл псом - себя или дядюшку, кардинал не уточнил. Оба были хороши. Риарио не о чем было беспокоиться, он действительно не был обделен вниманием папы и в средствах недостатка не испытывал. Джироламо же, несмотря на провал заговора, тоже отделался довольно легко. И все-таки, Катерина беспокоилась. Знала что-то? Или таким образом выражала симпатию к "племяннику"? Они оба были молоды и видели мир примерно одинаково - сквозь призму амбиций, гордости и подспудной боязни в одночасье потерять все. И как бы Рафаэле не отмахивался от мнимых опасностей, он понимал, что во второй раз ему может не повезти так, как с флорентийским инцидентом. Если тогда ему посчастливилось остаться в живых и не быть запечатленным на стенах палаццо делла Синьория умелой рукой Сандро по прозвищу Боттичелли, то в следующий раз он может оказаться обесславленным ровно так же, как висельники Пацци. - Пока что у Его Святейшества хватает сил сдерживать псов на поводу. Я надеюсь, что и в будущем его хватка не ослабнет, - ирония была горькой. Риарио не скрывал того, что прекрасно понимает всю ситуацию внутри этой компании стервятников, связанной взятками и родственной порукой. Неужели только об этом хотела говорить графиня Сфорца? Катерина стремительно направилась вперед, и ему пришлось поспешить следом. Ответ на вопрос пришел почти мгновенно. Молодая женщина томилась, и Риарио отметил это не без потайного торжества. - Со мной Господь и Его ангелы, с ними никогда не бывает одиноко, - ответил кардинал, пристально глядя на супругу Джироламо. Намек был понятен: пока она рядом, ему спокойно и светло. Il Novellino

Вергилий: • Третий эпизод новеллы "Кровные узы" завершен. Начат четвертый. События разворачиваются через десять лет после событий предыдущего эпизода, в 1488 году. Джироламо Риарио вероломно убит семейством Орсо. Его вдова, Катерина Сфорца, обманом и силой одержала верх над заговорщиками, чтобы затем жестоко отомстить им. Папа Иннокентий VIII официально наделил властью малолетнего Оттавиано, назначив его мать регентом. Он также направил в Форли кардинала Рафаэле Риарио якобы для защиты вдовы и сирот, а в действительности же для того, чтобы он проследил за своенравной и, казалось, совершенно непредсказуемой женщиной. Il Novellino

Вергилий: 2 июля "Новеллино" празднует 2,5 года игры. Спасибо соратникам и друзьям! Il Novellino

Вергилий: Caterina Sforza пишет: Няньки, коих было множество, привели в залу детей Катерины Сфорца, и музыка тут же стихла по ее повелению. Бьянка среди шести чад графини была самой старшей. Десять лет назад она принимала благословение кардинала, будучи младенцем, лежащим в колыбели, ныне же подошла к нему сама, склонила голову, коротко взглянув желтыми, как у матери, глазами. Восьмилетний Оттавиано более всего походил на отца. В нем будто бы возродился погибший от рук заговорщиков Джироламо Риарио. Чезаре и Джованни с фамильным упрямством Сфорца самостоятельно доковыляли до Рафаэле Риарио и, хотя были еще очень малы, старательно склонились перед ним в учтивом поклоне подобно взрослым мужам. Галеацо и Франческо, орущих так, что и черти в аду, казалось, позажимали уши, поднесли заботливые кормилицы. Катерина, удовлетворившись тем, что все ее дети получили благословение, по очереди взяла на руки младших мальчиков. Те, оказавшись в объятиях матери, затихали на радость выбившимся из сил нянькам. Когда все уладилось, графиня отправила спать и нянек, и своих отпрысков, нарушив идеалистическую семейную картину. Трапезная вновь наполнилась умиротворяющей музыкой. - Как в улье… - повторила Катерина и, не сдержавшись, иронично хмыкнула. – А у нас тут что-то наподобие испанской корриды. Только вместо быка оказался тигр. В голосе молодой женщины сочилась горечь. Никто из Рима не пришел защитить ее, никому в Вечном городе не было дела до вдовьих бед, а теперь Папа прислал соглядатая, словно боясь, что гнев Тигрицы Романьи распространится вплоть до его святого седалища. - Поведайте мне, Ваше преосвященство, что же тревожит Священный улей. Или… быть может, о том, что тревожит Вас, - Катерина отпила немного вина из кубка и, подперев щеку рукой сжатой в кулак, посмотрела на Риарио тяжелым и прямым взглядом. Raffaele Riario пишет: Благословляя каждого из детей по очереди, Рафаэле исподволь следил за их матерью. Не даром флорентиец Боттичелли рисовал ее в образе Мадонны, и во взгляде, которым она смотрела на младших своих сыновей, на мгновение промелькнуло былое тепло. Кардинал украдкой вздохнул, когда потом Катерина обратилась к нему с ироничной усмешкой. Своей вины он не чувствовал, искренне полагая, что Джироламо расплачивался за собственную спесь. Лезть на рожон ныне не следовало, когда многочисленные отпрыски генуэзца Иннокентия заполнили Ватикан. Род Риарио со смертью Сикста IV утратил былое влияние, и Рафаэле оставалось быть тише воды ниже травы, преданно служить нынешнему понтифику и не делать неосторожных шагов, ибо Иннокентий благосклонно относился к Медичи, по понятным причинам имевших на Риарио зуб. Стоило ли быть откровенным? Привыкший осторожничать, кардинал не мог дать точный ответ на этот вопрос. Привычка говорить нейтрально и мягко, а иной раз недоговаривать, прочно въелась в характер. Тихий голос, плавные жесты, полуулыбка, не сходящая с лица. С виду богатый, довольный жизнью и сытый, он, будучи истинным обитателем Ватикана, тщательно прятал страх. Когда прямой взгляд янтарных глаз встретился с ореховым обманчиво мягким, Рафаэле сказал: - Священный улей волнуют османы. В Риме говорят, что на флорентийских лугах получается самый сладкий мед. Что же до меня, любезная монна, я счастлив, обласкан судьбой и ни о чем не забочусь, кроме вверенных мне Его Святейшеством дел, - последнюю фразу можно было толковать двояко, и это право Рафаэле предоставил графине, не став ничего пояснять. Il Novellino

Вергилий: Мы начинаем новый сюжет, который является попыткой обыграть всем известную историю в реалиях Флоренции эпохи Ренессанса. • Realta. Богатый рыцарь Федерико дельи Адимари, прозванный Ардженти, сватается к красавице Джованне Кастеллани, и хоть ее семейство не против этого брака, сама девица противится ему настолько, что доходит до оскорбления. Прилюдно высмеяв Федерико и его щегольство, она заявляет, что лучше выйдет замуж за нищего калеку, нежели станет супругой самодовольного Ардженти. Возмущенный таким ответом, отец девицы решает исполнить ее желание, а Федерико заключает с друзьями пари, обещая усмирить крутой нрав Джованны. Место: Флоренция. Время: апрель - октябрь 1473 года. Il Novellino

Вергилий: Bianca Ruta пишет: По утрам донна Бьянка умывалась молоком, а руки и шею натирала розовой водой. Как всякая дочь Евы не ведала она жизни без маленьких хитростей, способствующих поддержанию красоты, здоровья и свежести. До сих пор, однако, медновласая донна прибегала к их помощи не столько из тщеславия, сколько по необходимости. Ведь красота, если позволительно сказать так, кормила ее слуг и саму донну Бьянку. Теперь же ей хотелось привлекать к себе лишь один взор, лишь для одного мужчины быть приятной и приветливой. Увы, надобно было не позабыть и о других, чьи желания неуемны. Каждый из них считал ее своею, и куртизанка, сочиняя прошлым вечером для них письма, думала с горечью, что так же вот стремятся владеть лошадью или богатым нарядом. Ах, эти мужчины! Жадность, тщеславие и похоть влекут их к свободной, не стесненной узами брака, женщине и, чем дольше длятся их похождения в ее дом, тем больше они требуют внимания, а потом, кровь Христова, они жаждут верности! Сказал бы кто на милость, откуда ей взяться у куртизанки! До поздней ночи донна Бьянка писала, словно упражняясь в красноречии, а на утро, ухаживая за своей красотой, увидала вдруг письмо, обращенное к ней самой. Оно лежало в корзине с цветами, принесенными из сада. Столь изысканы и сердечны были слова, аккуратно выведенные на бумаге, что Бьянка Рута замерла, не в силах дышать. Вся она трепетала, а потом, рассмеявшись, послала за верным Пинуччо. Когда вошел он, куртизанка с трудом могла сокрыть охватившую ее радость. - Милый мой друг, - донна Бьянка прижимала драгоценный листок к груди и смотрела на карлика игривым взглядом, словно желая, чтобы он сам разгадал ее секрет, - мне пришло письмо. Сколь великолепно оно, знал бы ты! Скажи же, кто приходил сегодня? Автор письма сохранил свое имя в тайне и, мне неведомо, кому быть благодарной. Улыбка же и взгляд Бьянки Руты говорили о том, что она мнит, будто уже знает, кто исповедовался ей в любви. Pinuccio пишет: "Любезная монна Бьянка. Да будут благословенны прелестный взор, читающий эти строки, и ваша нежная рука, что держит сей лист бумаги. Надежды полно мое сердце на то, что вы дочитаете послание до конца. Пусть исповедь моя не смутит вас и не нарушит привычный покой, ибо она будет коротка. Ничего не требую я взамен... Однако же искренне хочу раскрыть тайну сердца, поскольку чувство, переполняющее меня, столь сильно, что терпеть более невмочь. Я люблю вас больше жизни и всех благ, которыми одарил меня Бог, ибо встреча с вами - наивысшее счастье. Я грежу вами во сне и наяву, и если бы можно было просить о том Господа, хотел бы видеть ваше лицо вместо солнца, ибо оно кажется светлее и красивее, чем самое царственное из небесных светил. Трепет и волнение охватывают меня всякий раз, когда я нахожусь поблизости. Страсть выжигает душу так сильно, что я боюсь однажды превратиться в пепел у ваших ног. Но даже если однажды случится так, я буду рад тому, что стал частью благословенной земли, по которой вы ступаете, ибо хотя бы так, недостойный и ничтожный, приближусь к вам. Ваш покорный слуга с тех пор, как увидал вас, я клянусь всегда быть рядом и служить вам до тех пор, пока смерть не сомкнет моих глаз и не запечатает уста. Храни вас Господь, прекрасная монна, и пусть каждый ваш шаг вам сопутствует Фортуна". Слова этого послания карлик Пинуччо мог бы повторить наизусть, с закрытыми глазами, даже если бы его разбудили ночью. Он мог бы сказать это монне Бьянке в лицо, потому что действительно думал так, однако по понятным причинам не осмелился бы на такое. Поэтому, выслушав собственные же строки, с мягкой улыбкой извечного озорника, заложив маленькие ладони за спину, хитроумный Купидон сказал: - Уже ли вы, монна, думаете, что этот человек не назвался бы, если бы хотел? - потянувшись, он жестом попросил письмо и, вынув его из тонких надушенных пальцев куртизанки, покачал головой. - Написано на хорошей бумаге хорошими чернилами. Не так уж давно. Прекрасный слог, хоть и простоват немного. Il Novellino

Вергилий: Еще один начатый нами сюжет "Госпожа моя Смерть" повествует о событиях исторических, но через призму суеверий. • Inventiva. В 1509 году, на протяжении нескольких месяцев, жители осажденной Пизы сопротивлялись флорентийцам. Когда многие горожане стали умирать от голода, пизанцы были вынуждены сдаться. 8 июня 1509 года пала Вторая Пизанская республика, и занявшие город флорентийцы стали укреплять позиции, жестоко карая защитников суверенитета. Кондотьер Микеле Альво получает тяжелое ранение и видит Смерть, пришедшую за его душой. Сопротивляясь ее воле, не желая оставлять жену и детей в городе разоряемом флорентийцами, он обрекает себя на судьбу гораздо более страшную, чем гибель. Место: Пиза. Время: 1509 год. Il Novellino

Вергилий: Прав был великий да Винчи, о бумаге и чернилах однажды притчу написав. На письменном столе стопкой лежали одинаковые листы чистой бумаги. Но однажды один из них оказался сплошь испещренным крючочками, черточками, завитками, точками... Видимо, кто-то взял перо и, обмакнув его в чернила, исписал листок словами и разрисовал рисунками. - Зачем тебе понадобилось подвергать меня такому неслыханному унижению? - в сердцах спросил опечаленный листок у стоявшей на столе чернильницы. - Твои несмываемые чернила запятнали мою белизну и испортили бумагу навек! Кому я теперь такой буду нужен? - Не тужи! - ласково ответила чернильница. - Тебя вовсе не хотели унизить и не запятнали, а лишь сделали нужную запись. И теперь ты уже не простой клочок бумаги, а написанное послание. Отныне ты хранишь мысль человека, и в этом твое прямое назначение и великая ценность. Добрая чернильница оказалась права. Прибираясь как-то на письменном столе, человек увидел беспорядочно разбросанные пожелтевшие от времени листки. Он собрал их и хотел было бросить в горящий камин, как вдруг заметил тот самый "запятнанный" листок. Выбросив за ненадобностью запылившиеся бумажки, человек бережно положил исписанный листок в ящик стола, дабы сохранить как послание разума. Il Novellino

Вергилий: 2 января проекту "Il Novellino" исполнилось три года.

Вергилий: Мы снова в строю. "Лекарство от забвения" - продолжение истории Федерико Ардженти и его супруги Джованны. • Realta. Через несколько месяцев после свадьбы с Федерико дельи Адимари происходит несчастный случай. Разбившись во время охоты на кабана, он долгое время проводит в беспамятстве. Придя в себя, перестает узнавать любимую жену и напрочь забывает о том, что связывало его с монной Джованной. Не желая мириться с таким положением, молодая женщина сговаривается с друзьями рыцаря. Джованна прибегает к изощренному обману, чтобы привести Ардженти в чувства и заставить вспомнить прежде ненаглядную жену. Место: Флоренция. Время: год 1473-74, декабрь - апрель. Il Novellino



полная версия страницы