Форум » Техномиры и Антиутопии » Новый Рим » Ответить

Новый Рим

Вергилий: 2510 год от Рождества Христова. Мир, выживший после катастрофы. Новая Римская Империя. Вечный город. Торжество технократии и медицины. Неограниченные права одних и полное бесправие других. Принцип неукоснительного послушания закону. Принцип чистоты крови. Принцип верного служения Императору. Закон и порядок, всеобщее благоденствие, длящееся вот уже четыре сотни лет. Государство заботится о каждом и за каждым неустанно следит. Игра эпизодами. Смешанный тип мастеринга. Рейтинг NC-21. Подробно поработанный, авторский мир. Строгие правила, внимательная администрация, высокие требования к уровню игры. Ждем грамотных, энергичных игроков, не обделенных фантазией и чувством стиля, способных на деле оправдать заявленные амбиции, создать нетривиальный характер и интересную игровую ситуацию. http://2510.4bb.ru

Ответов - 77, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Вергилий: В апреле 2035 года в результате падения в Атлантический океан астероида Апофис произошла глобальная катастрофа, навсегда изменившая вид Земли. Не стало Северной и Южной Америки, на территории бывшего африканского континента образовались моря. Евразийский континент был поделен на две части новообразованными Западно-сибирским морем и Аральским проливом. Остатки человечества были вынуждены вести жестокую борьбу за пригодную для жизни территорию и ресурсы. К 2050 году ситуация обострилась, началась Третья Мировая война, продлившаяся двадцать лет. Послевоенный период составил около сорока лет. В результате появились три основных политических лагеря. Великий Халифат, образовавшийся из стран ближневосточного региона, Новая Римская Империя, объединившая европейские государства, Ханьская Империя, в которую вошли оставшиеся территории Китая, Японии, Южной Кореи, Монголии. Кроме них появились несколько независимых государств: Австралийская Республика, Индия, Сиберия. Многие крупнейшие города были стерты с лица Земли, те, что остались – превратились в культурные и технические центры, торговые порты и военные базы. Новая Римская Империя – военизированное, авторитарное государство. Форма правления – абсолютная монархия. На территории Империи введен общий официальный язык, единая денежная система, единый закон. На момент описываемых в игре событий история Империи насчитывает четыре сотни лет. Новый Рим – технократический мегаполис, находится на средиземноморском побережье, построен в 2140 году, вобрал в себя несколько городов, включая исторический Рим (с 2140 года именуемый Старым Римом. Площадь порядка 20 000 квадратных километров. Основа существования – строгая экономия ресурсов и забота об экологии. Рождаемость контролируется государством. Общество строго поделено на сословия. Военная аристократия, ученые, бизнесмены, творческая элита, рабочие. В результате военных действий на территорию государства попадают военнопленные, получающие статус рабов. Используются в качестве генетического и экспериментального материала. Отбросы общества: бывшие уголовники, вольноотпущенники, обедневшие горожане, по каким-либо причинам оказавшиеся на самом дне, проживают в подобие резервации и не имеют ровным счетом никаких прав. Перфекционизм во всем – так можно охарактеризовать взгляды жителей Империи. Физическое и психическое здоровье, чистота крови. Все внешние параметры выверены генетически. Процесс старения замедлен, увеличен срок жизни. Государственная политика построена таким образом, что все потенциально недееспособные выдворяются из общества. Июль 2510 года. Новый Рим. Три месяца после смерти прежнего Императора и восшествия на престол нового. Представители сильнейших дворянских родов ведут междоусобицу за право предложить Императору брачный союз. Тридцатидвухлетний помазанник Божий не спешит, предпочитая решению этого важного государственного вопроса другие, более приятные занятия. Столица утопает в роскоши. Здесь не слышно криков умирающих, а списками погибших давно никого не удивишь. На границе с Ханьской Империей ведутся активные боевые действия. В столице свои законы и негласные правила, которым подчинена жизнь небожителей и простых смертных.

Вергилий: Досье: File #1 Зашипело, пенной рекой разливаясь по бокалам, шампанское. То там, то тут поднимались бокалы, слышался возбужденный смех. - Во славу Империи!!! Низко нагнувшись, опираясь на трость, рыжая Жозефина продемонстрировала всем свое великолепное декольте в соцветии кружев и атласных лент. - Аве Цезарь! Унтер-офицеры забыли о пиве. Освободив ногу от лаковой туфли, одна из девиц пехотинца гладила того по голени, елозя маленькой ступней по ткани форменных брюк. Ее подружка деловито разглядывала свое отражение в зеркальце, сжимая губки бантиком. Фифи сняла шляпку, освобождая апельсинового цвета волосы из плена, и с криком «Хей-хей!», тряхнула туго завитыми кудрями. Кристиан широко улыбнулся молодому лейтенанту, отсалютовал бокалом: - За жизнь! Пившие неподалеку во славу Империи грянули троекратным «Ура!». (Кристиан Корбо) * * * А потом стало тихо. Перед глазами была только развертка архитектурной сетки и мигание огонька теплодатчика. В голове болезненно пульсировало. Давило на виски. Что-то было не так, но он не понимал – что. Что-то неправильное во всем этом. Уже потом, когда пилот, словно в полусне, спрыгнул с заглохшей машины, вернулся здравый рассудок, а вместе с ним и осознание произошедшего. Он. Убил. Человека. Только что. (Константин Сайндри) * * * Похоже, что лейтенант оказался в неловком положении. Но откуда Жозефине было знать, что Ворличек не любит танцы? Здесь все их любили, и рыжая бестия как-то не подумала, что молодой офицер окажется исключением. Когда пилот сообщил, что давно не танцевал, Фифи погладила ладонью его ладонь на собственной талии и тихонько шепнула: - Не волнуйтесь так. Это легко. Представьте, что Вы ведете… самолет, - женщина хихикнула и склонилась к плечу лейтенанта, обдав того пряным ароматом духов. Она была крепкой и податливо гибкой одновременно. Ворличек был немного робок и поэтому пару раз оказывался на грани наступания на ножку Фифи. Выручал многолетний опыт – танцовщица двигалась слаженно и мягко, уходя от возможной опасности, таким нехитрым способом спасая положение лейтенанта. Во время танца Жозефина ободряюще улыбалась молодому мужчине, тот прятал глаза и едва ли не краснел. - Вот так. Да, все верно. Все хорошо, господин лейтенант. Я Ваш самолет, Вы мой пилот и впереди у нас бескрайнее синее небо. Как птицы, - шепнула она ему на ухо. – Совсем как птицы… Музыка звучала приятным, баюкающим мотивом, и Фифи хотелось в этот момент только одного, чтобы она не кончалась. (Жозефина Майлз) * * * - Господин, помилуйте, это ведь ребенок! Я не могу поднять руку на ребенка!- Рино вздохнул: - Но ведь у Вас тоже есть ребенок,- Филипп вздрогнул.- Вы-то как никто другой должны понимать родителя, который дорого платит за то, чтобы вылечить свое чадо. Указанные органы нужны немедленно, потому что счет пошел на часы. Филипп мучительно дергал щекой, покрывался потом- и молчал. Выдавил наконец сквозь зубы: - Это живое дитя... - Все верно, Филипп, живое,- подтвердил Рино, и мягкий его голос неуловимо изменился.- А когда Вашей дочери делали операцию, вы задумывались о том, чьи легкие она получила? Это ведь был живой материал,- под живым материалом подразумевались органы, изъятые у человека, а не выращенные в пробирке.- Кто-то умер, чтобы Ваша дочь осталась жить. И теперь кто-то еще должен умереть, чтобы еще чей-то ребенок остался жив. (Рино Скарлатти) * * * - Праздность, Горильи. Праздность нас погубит. Мы сгнием от нее как от плесени, которая будет разъедать нас изнутри. Но нельзя запрещать веселиться людям, иначе они сойдут с ума от бесконечной войны. Им нужно говорить о победах и устраивать праздник, и стиснув зубы молчать о поражениях. Госпожа Альгиор просила рассказать ей о Бухаре, - Александр прямо посмотрел в глаза другу. - Я опасаюсь, что мой рассказ окажется непечатно честным. (Александр VI)

Вергилий: Досье: File #2 Он помнил симпатичные картинки на стенах общего "гнезда" - тогда еще удивился... Любимым видом "искусства" у Ганса был стриптиз или женские бои без правил, а тут - рисунки да еще и в рамках. Потом он рассмотрел, ЧТО это были за рисунки... Небольшая коллекция стилизованных изображений птиц. Выполнено краской. На коже. Человеческой. Нельзя сказать, чтобы для тогда еще семнадцатилетнего Захарии это стало откровением... но впечатление осталось. (Захария Рабэ) * * * Если начистоту, то в желание герцога немедленно обсудить дела в Согдинской префектуре Доротее верилось слабо. На последних трех встречах они не слишком подробно затрагивали подобные "официальные темы". Забавно. Они запираются в кабинете Маршала, чтобы обсудить заговор против Императора... фактически заговор против заговорщиков. Похоже, все-таки правы были древние мыслители, говоря, что с врагом надо бороться его же методами. (Доротея Морган-Лаурито) * * * - Проснись,- Скарлатти чуть нагнулся и осторожно постучал пальцем по стеклу.- Джонни... Рыбка моя. На подставке покоилась голова. Без конечностей, даже без туловища, только оставленную до седьмого позвонка шею плотно обхватывал обруч. К голове шло множество трубок, увязанных в единый пучок. Нанотрубки были объединены в отдельные волокна, и тоже в свою очередь свиты. Голова была мертвенно бледна: та жидкость, что заменила кровь, была бесцветной. Обогащенная кислородом, железом, протеинами, лейкоцитами, клетками, что заменили красные кровяные тельца, десятками микроэлементов и гормонами, она сочилась по трубкам, давая возможность сохранить- пусть и не надолго,- жизнь. При жизни- нормальной жизни,- это был мужчина, высокий и статный, развитый безупречно. Теперь же это был просто экспонат, чье жгуче-черные волосы были выбриты на висках. Подарок от будущего тестя в знак примирения. (Рино Скарлатти) * * * Светские сплетники, как растревоженный улей, гудели вот уже несколько дней. Событие трактовалось по-разному, но основных версий было три. Первая заключалась в том, что смерть фон Линне не обошлась без участия баронессы. По второй к убийству был причастен кто-то из любовников так удачно овдовевшей светской львицы. Третье предположение основывалось на том, что Линне очевидно перешел дорогу кому-то из воротил игорного бизнеса или умудрился оскорбить представителя сливок столичного общества, тут же поспешивших отомстить. Граф обвел взглядом присутствующих. - Просто удивительно, сколь капризна фортуна. Был человек, и вот его не стало. А ведь мне доводилось играть с ним… - без излишней скорби граф вздохнул, то ли оценивая набор карт, то ли сетуя на гибель барона, и запросил обмен. (Кристиан Корбо) * * * Линкер сыграл начальные такты замысловатой, вязнущей в зубах мелодии, Хеффнер дернул щекой и нажал на «прием». - Привет-привет… да… да? Хммм… знаешь, не могу сказать точно – работы много. В том-то и дело, что насчет вечера неизвестно. Ну а что я могу поделать? Послушай… нет… да…нет…послушай… да нет же, погоди, я… - из линкера зазвучали гудки, - *ля… То, что роман с Мией исчерпал себя, было ясно давно. Она не молодела, начала подумывать о детях, замужестве, а Маркус помимо того, что не подходил по происхождению, был постоянно занят. Нечастые встречи, секс, разговоры ни о чем, совместные праздники – какое-то время это устраивало обоих, но сейчас это время, похоже, прошло. «Такими темпами - месяц-полтора от силы. Осенью заявит, что «так дальше жить нельзя». Что ж, ничто не вечно. Непонятно только, где, как и когда такому красавцу-обаяшке, неотразимому по всем четырем сторонам и в центре герою-любовнику, искать ей замену? Ладно, проблемы надо решать по мере их возникновения. Сейчас – отчет…». (Маркус Хеффнер) * * * Надо собраться. Заговор-заговор. Итак, если это разовая акция, то надо просто идти к ла Круа. И прямо так ему и сказать "Ну и кто убил, отдайте". Безродные подобные ему, вынужденные добиваться власти и настоящего положения, а не просто дурацкой приставки к фамилии, всю свою жизнь, зависящие в своём "величии" от других людей - гораздо тоньше чувствуют, кто выиграл от гибели Филиппа и начал в связи с этим действовать. Вопрос только один... не его ли это заговор?! Ну, это-то легко проверить. Тогда следующим завалят меня. (Теренций д'Альбре) * * * - А члены фамилии проходят обследование с той же регулярностью, что и простые смертные? - Вернувшаяся с чаем хозяйка старательно делала вид, что ничего не скрывает. - Полагаю, покойный господин Ноувелл не был единственным, кто информирован о биологических и нано-модификациях покойного Императора. Бьянка живо представила Кару, слегка ворчливо выговаривающую дочери: "Дорогая, что с тобой? Ты теряешь форму. Целых два термина 'покойный' в одной фразе, нельзя быть столь пессимистичной!" (Бьянка Фламбо)

Вергилий: Досье: File #3 - Был у меня один приятель, давно, еще во флоте. Ни во что не верил. Есть такой сорт людей… Им море по колено, и верят они только в себя… Так вот однажды, - Беркли усмехнулся хорошо, с легкой грустинкой, - после какой-то серьезной попойки, он, уже зная, какой путь я избрал, говорит: «Я конечно тебя не понимаю, попы одни вокруг. Ни девок, ни драки хорошей, бог какой-то которого и увидеть-то нельзя, не говоря уж о потрогать. Но иногда, выходишь на верхнюю, а там закат такой, что горло пережимает, дышать трудно и хочется за эту красоту кому-то спасибо сказать. Стоишь, смотришь и благодаришь кого-то, сам не поймешь кого…» (Вильям Беркли) * * * Но только он не учел, что на шахматной доске одна только Королева – ферзь имеет право ходить, как ей вздумается, остальные фигуры обязаны придерживаться своих тропинок или будут «съедены» и покинут доску. А значит и правила игры тоже диктует Фьоренца, а вовсе не ла Круа. Что ты будешь делать, Константин, если ферзь предпочтет тебе другую пешку? Собой Фьоренца была довольна, она провела свою партию превосходно . У Константина больше не осталось козырей, а значит и играть с ним стало не интересно. Это вовсе не значило, что их связь сойдет «на нет», но ла Круа сегодня потерял свою любовницу, а превратился в того, чьей обязанностью будет только отдавать, не получая ничего взамен. Он уйдет тогда, когда этого пожелает Императрица. - Кажется ты уже пытаешься приказывать мне, Константин ? Не слишком ли рано ты начал примерять на себя атрибуты власти надо мной? (Фьоренца Анна д'Альбре) * * * Эгоизм и преобладание умственных интересов благоприятствуют деятельности в различных областях искусства. Политика - то же искусство, сложнейшая совокупность действий людей интеллектуальных и эгоистичных. Сейчас все старые и не очень львы сидели в ресторане "Титан", поглощая пищу. Их одиночество скрашивали личные помощницы, прошедшие через постель своего босса, либо любовницы, беспощадно трясущие толстосумов. Константин был политиком по самой своей природе до мозга костей. Вместо того, чтобы млеть перед созданиями природы, перед их красотой и сложностью, забывая о материальной стороне жизни, он, благодаря быстроте своего мышления, обрел счастливую способность умственно и эмоционально наслаждаться прелестями бытия без ущерба для своих расчетов. (Константин ла Круа) * * * - Дело в том что, у врага может быть два типа агентов. Первые - это непосредственно предатели, которые понимают, что работают против своего отечества, и делают это или из-за вражды к своей стране и народу, или из-за безразличия к таковым, потому, что заплатят. Вторые... вторые более сложный случай, это люди, которые войдут в заговор потому, что будут считать, что так будет лучше для того же самого Отечества… для Империи. Или потому, что они считают правильной именно ханьскую идеологию построения жизни… или потому, что будут думать, что это не их используют, а что они потом обманут ханьскую разведку, когда заговор свершиться. И естественно - себя такие люди будут видеть после заговора… во власти. (Владимир Макаров) * * * Интересно, понимает ли этот олух римского царя, какая опасность ему грозит? А ведь баронесса и шут когда-то были близки… Оборвав мысленный монолог, фон Вольф вновь нажал кнопку вызова. - Кофе? – спросила Ханна, улыбаясь и поправляя прическу. - Половина двенадцатого, - ответил Прокуратор Нового Рима. Точный как часы, он приучил своих подчиненных подавать отчеты в срок, по минутам готовить кофе и вовремя предупреждать об изменениях данных. - «Приглашение» уже отправили? – через пару минут Эрих поднял глаза на вошедшую в кабинет молодую женщину. Ханна поставила поднос на стол и чуть задержалась в поклоне, делая вид, что возится с сахарницей и молочником. Галстук был ослаблен, а верхняя пуговка сорочки расстегнута не по уставу: - Разумеется, господин Прокуратор. Господину ди Импера назначено на полдень двадцать девятого июля сего года. Полковник впервые за все утро улыбнулся: - Благодарю. (Эрих фон Вольф) * * * "Don't try to catch the star. Just be it." Старый рекламный слоган одного из самых влиятельных модных домов всплыл из глубин памяти Бьянки в ответ на слова графа о недостижимости звезд. Женщина припомнила имевшие место в течение нескольких последних дней раскопки генеалогических и генетических архивов, к участию в которых пришлось подключить мать. Помощь старшей Фламбо была воистину неоценимой. - Идеал на то и идеал, чтобы не быть достижимым. В этом смысл развития и эволюции в целом. Изобретание вечного двигателя, попытки решить задачу о квадратуре круга или полностью расшифровать геном, - женщина позволила себе скептическую улыбку, - не должны увенчаться успехом. Как и поиск философского камня. (Бьянка Фламбо) * * * - Будущее с Императором? Я вижу, вы шутите, - в голосе ее прозвучал мягкий упрек. – Его, если верить слухам, осаждают самые родовитые невесты. Не мне состязаться с герцогинями и маркизами, - виконтесса не стала даже изображать сожаление по этому поводу. То, что отец заговорил о женитьбе, было неожиданным. Диана пребывала в святой уверенности, что обучение она завершит раньше, чем граф начнет строить какие-либо планы на этот счет… А говоря совсем откровенно, виконтесса надеялась, что к тому моменту уже встретит какого-нибудь прекрасного дворянина, горячего патриота, видного молодого человека, хорошо бы родом из какой тихой уютной префектуры, брак с которым папа, может, и без жгучей охоты, но благословит… в общем, робкие мечты Дианы, как всегда, разбились, подобно хрустальной вазе, о суровый гранит реальности. (Диана ла Круа) * * * - Если бы я только мог выбрать, - доверительным тоном посетовал мужчина, обращаясь к Марсель. – У претенденток столько достоинств, что я каждый раз теряюсь. Вы же знаете, кузина, я склонен желать всего и сразу. У одной прекрасная фигура, у другой блестящий ум, у третьей любовный пыл, у четвертой – огромное состояние. И как здесь сделать выбор? Подумайте сами. В переводе на обыденный повседневный язык сказанное Александром означало примерно следующее: «Одна глупа, другая страшна как смерть, третья потаскуха, а четвертая не интересуется мужчинами». Впрочем, четвертый вариант был не таким уж плохим. (Александр VI) * * * По большому счёту, профессия, как известно, оставляет отпечаток на личности, и Его Светлость в "тонкой психологической мотивации сотрудников" понимал ещё меньше, чем в том, до каких пределов будет расширяться Вселенная после Большого взрыва. И действительно, путь к успеху для любой личность военный видел в чём-то вроде "бить надо чаще". И что же делать в таком случае, если перед вами человек взрослый, а не ребёнок? Что ж, как иногда говорил герцог д'Альбре: "То, что вы выросли, вовсе не значит, что вас нельзя бить. Просто бить надо усердней и сильней". (Теренций д'Альбре)

Вергилий: Досье: File #4 Как объяснить этому порывистому выходцу из пятого нома, что даже здесь, среди более благополучных и цивилизованных людей привык доверять только своим? Тем, кто проверены годами. Тем, кто связан круговой порукой. И что если подпускаешь еще ближе, и принимаешь под сердце, то это почти навсегда - до последнего вздоха. А если случится своей рукой рассеивать после кремации пепел над морем - будешь хранить уже память. А ты куда метишь, Захария Рабэ?.. «Я дам тебе то, что ты хочешь,- подумал негоциант, внимательно наблюдая за тем, как Бьянко курит.- Благополучие, внимание... Возможно, даже близость. А ты? Ты душу потом выложишь за меня? Готов будешь всю кровь до капли из себя сцедить?» (Рино Скарлатти) * * * - Не молчите, иначе я подумаю, что Вы всерьез вознамерились убить меня, - продолжал Корбо, его зеркальный удар был встречен шпагой Крэнтона. - Мне нечего Вам сказать, сударь, - сплюнул молодой человек, немного запыхавшись. - Нечего сказать? Так расскажите анекдот или спойте. Ей богу, разве можно быть таким скучным? Коль умирать сегодня никто не собирается, надо позаботиться о наших друзьях, чтобы они не умерли со скуки, глядя на это шутовство. - Вы паяц, граф. - Всегда к Вашим услугам, - слова Корбо смешались со скрежетом и чирканием стали о сталь. Противники сблизились, и близость эта казалась ему почти интимной, как если бы они собирались поцеловать друг друга. Сладко. Насмерть. И разошлись… (Кристиан Корбо) * * * "Здравствуй, мама, возвратился я не весь, вот нога моя - в чулан ее повесь..." Захария громко икнул и поднялся на крыльцо дома. Обернулся, помахал рукой водителю зависшего напротив ворот усадьбы рейтера. Бедняга, это какое же количество народу он развез сегодня по домам?.. Хотя, кажется, госпожа Соммерсет тоже своего подключила... а!.. Разницы-то!.. Вечер удался, это главное. ...в казино он первым делам попробовал первым делом - естественно! - поиграть. Госпожа Фортуна явно готовила ему какие-то небывалые приключения на любовном фронте, так как в играх не повезло. За каждую игру он брался по разу - с небольшой ставкой... и каждый раз проигрывал. Святой уверенности в том, что "я отыграюсь!" у Бьянко не было никогда - слишком хорошо знал систему и слишком часто видел этих "господин-я-отыграюсь".... - Дурак, ты Бьянко, - говорил ему однажды Бог (после "зеленой феи" и кальяна с халифатскими травами) - Возился с тобой, делал тебя... ну и зачем?.. - Не знаю, дядя, - отвечал тогда Бьянко и улыбался так, что десны видно было, - ты хоро-о-о-оший. - А, хрен с тобой, живи. - махнул рукой Бог. Больше они не встречались. (Захария Рабэ) * * * - Я вот думаю, наивные дети полагают, как это хорошо быть принцем - каждый год ломиться комната и ещё полсклада от подарков. Однако, конечно, дарят только то, что приличествует дарить принцам, верно? А всё, что приличествует - и сам можешь купить. Хочется-то, как раз, может, чего-нибудь того, что положение самому себе купить не позволяет. Мне вот коты нравятся чёрные, и чтобы белые лапы. Виктория, - герцог имел в виду свою первую жену. - Сказала, что это называется "в носочках", кхе-кхе. Носочках, чёрт. А потом добавила, что это в лучшем случае какой-нибудь метис, то есть, проще говоря, порода типа - помоешный, угу. Поэтому, конечно, подобной кошки у меня никогда не было, - военный широко улыбнулся. - Империя Империей, а всё же, все её правители и важные лица имеют и простую, маленькую, человеческую жизнь, верно? - мужчина приподнял левую бровь, смотря в лицо Александру. - Не посчитай, что лезу в душу. Но... Ну и как там в твоей? (Теренций д'Альбре) * * * Обычно Тее нравилось, когда ее разглядывали: если уж не в красоте, то в своем шарме она ни на минуту не сомневалась, и подобное внимание ей только льстило. Однако сейчас было во взгляде Маршала что-то такое, что ее даже как-то... смущало. Это было странно. В последний раз именно смущение она чувствовала очень давно. Кажется, еще в школе. Но ведь не скажешь же об этом? Добавлять к своему и без того не самому умному поведению еще и детское? Ну уж нет. Вот и приходилось продолжать сидеть с каменным лицом и пытаться отвлечься, мысленно представляя себе что-нибудь. Виски со льдом. Любимое кресло. Расслабляющую горячую ванну. Эффектно разлетающуюся от удара об стену тарелку... (Доротея Морган-Лаурито) * * * - Ты, видно, решила сделать нашу жизнь вдвойне невыносимой. - Я? – тонкие брови взметаются вверх от удивления. Сейчас ее глаза кажутся темными, как это море, что простирается перед ними. Он хватает ее за руку, смотрит, как бледнеет ее лицо от боли. - Пусти! - А если нет? - Тогда лучше сразу, чтобы наверняка, - смеется она. – Но не забывай, я свободная женщина, и я сделала выбор. Пальцы разжимаются. - Слово Императора – закон, - говорит она, - я помню. Но даже если ты преодолеешь все проволочки, выстоишь против толпы сплетников и сплетниц, сразишься с сотней железных драконов, нам не будет счастья. Хотя бы потому, что для всех них я так и останусь «кабацкой потаскушкой». А ты будешь чудаком, приведшим безродную в их «божественный чертог», - слова, как смазанный ядом клинок, точно в цель – метко и больно. - Не посмеют. (Александр VI) * * * По мнению Прокуратора странным был этот молодой человек. Что, их всех растят в одной придворной теплице, такими - жизни не ведающими? В Горильи была приличная доля праздности. Лиха не хлебал - было написано у ди Импера на лице. Что ему? Все забавы да остроты, развлечения в неблагополучном районе Рима, а под утро теплая постелька во дворце. Он не знает и не узнает, что такое ночная вахта патруля, когда в четыре утра слипаются глаза и почти не варит голова, а от кофе уже судорогой сводит горло. Императорский шут, маленькая, изломанная игрушка, - вряд ли задумается о том, что такое на опознании ловить под руки теряющую сознание вдову офицера полиции. И, тем более, никогда не поймет слов: «Извини, мне придется задержаться» - звучащих с завидной регулярностью вот уже много лет. Для ди Импера прогулки в пятый ном – всего лишь поиски приключений, ведь надо где-то быть героем и доказывать право на гордость и спесь. Невольно задумавшись, барон нахмурился. Фон Вольф думал о человеческой глупости о том, что подчас людям свойственно обращаться с собственной жизнью как с бумажной салфеткой. И, что самое печальное, - примерно так же они обращались и с жизнью чужой. (Эрих фон Вольф) * * * Ей легко было плавать в этих гнилых мутных водах интриг и заговоров, предательства и обмана, это было ее привычной средой обитания, ее стихией, ибо она уже давно перестала верить кому бы то ни было и сама превратилась в одну из хищниц этого болота, под названием придворная жизнь. Невозможно отловить рыбку, не замочившись в воде, не вырастишь урожай, не испачкавшись в земле, не достигнешь высот, не исцарапавшись о камни, и уж конечно, не добьешься власти, не измазавшись в дерьме. - Если есть преступление, то есть и улики, а где есть улики – там есть и факты. Просто нужно знать где, и уметь их искать. « А кто у нас в списке подозреваемых под номером один?» (Фьоренца Анна д’Альбре) * * * Прокуратор почти нахмурился, и сердце Горильи упало в пятки, до того подскочив чуть ли не под горло. Руки сразу похолодели так, словно сейчас за окном стояла самая что ни на есть морозная зима. «Черт подери. Неужели… Неужели он знает что-то, что я только что просто подтвердил, и теперь… Оххх… так. Спокойно. Там максимум, что можно вывести – это превышение самообороны. Должно же быть техническое подтверждение. А если он решит, что все было подстроено, и теперь я выгораживаю намеренного убийцу? А «убийцей»-то будет числиться «Константин». А я сейчас ляпнул что-то… Лучше бы просто молчал». Карлик чуть не заплакал от отчаяния. Так подвести друга. К горлу подступил ком. (Горильи) * * * Вопрос, в общем-то, не выходящий за рамки этикета. Погода, культура, достопримечательности... светская беседа как отдых для ума после политических вопросов. Всё именно так. «Рим... полу-ангел полу-зверь, красивый и уродливый одновременно, сильный, но запертый тяжестью собственной силы, обманчиво-спокойный в полдень и... и пасть небоскребов, которая проглотит тебя, не задумываясь и не распробовав вкуса... Рим. Лепестки роз с неба во время парадов и едкая пыль окраин. Музыка, льющаяся до небес и грохоты выстрелов - где-то там, далеко. Вечный город, в чьих часах песок арены Колизея. Вот как я вижу Рим». (Фарид аль-Караи)

Вергилий: Досье: File #5 - А это, значит, мои кореша, - Пат указал на остальную группу - четверо мужчин, все в облегченной броне и с оружием. - Марио, Вацлав, Дик и Шухер... Мужчины поздоровались. Первые трое поименованных были более-менее одного сложения, а последний отличался ото всех субтильностью и похож был больше на какого-нибудь студентика-агрария, чем на убийцу. - Ну что, не будем терять времени? - наклонил голову светловолосый. - Торопиться надо медленно,- пробасил Пат, оглаживая кобуру на бедре. Вся группа была одета в облегченную броню вроде той, что носят полицейские, но данные варианты явно собирались вручную. Экипировку каждый собирал самостоятельно. Пат спроецировал карту района на обломок бетонной стены с видневшимися кое-где кусками арматуры и принялся тыкать пальцем, будто указкой: - Вот тута мы. Вот тута щас ребятки наши контору этих красных шапочек спалили и пасут. Как только нам позвонят, мы сразу к ним, - Бьянко протянули броню. - Надевай под рубаху. Как на место приедем, мы первые пойдем, понятно? Ты с Шухером снаружи останешься, а потом мы позовем - и придешь тогда базарить. Упомянутый Шухер повернул голову в сторону Пата, услышав свое прозвище. Он как большая лягушка сидел на обломке стены и глазел куда-то в пространство, слабо реагируя на происходящее. "Лягавых подслушивает"- пояснил Пат и показал большой палец.- "Слухач о такой. У него приблуд в башке больше, чем в моем стволе". (Рино Скарлатти) * * * Как только она появилась здесь и ее персона стала мелькать подле Императора чаще, чем того хотелось бы придворным, ей как будто бы объявили бойкот. Одному богу известно, что бы было, если бы она не была обладательницей крепких нервов и жесткого характера. Она не могла позволить этим размалеванным курицам выжить себя из дворца, ведь обратное значило бы смерть. Вероятно, сейчас ей уже ничего не угрожает. Все обвинения сняты, гонения прекращены. Но страх перед казнью ее не отпускает, даже сейчас, когда у Войцек есть все то, о чем она не могла и мечтать, живя в пятом номе. Она была благодарна как никто во дворце Александру, она была ему обязана всем, что имеет и поэтому она готова слушать и давать советы, если тот попросит Еву об этом. Подумать только, у человека, у которого все есть, который находится на вершине мира, нет той отдушины, куда он мог бы слить свое горе. (Ева) * * * Она представила, как ее любимый мальчик, вот этот гордый красавец, элегантный и невыразимо величественный, настоящий Цезарь, бегает к этой... этой... особе без имени и звания, которая, видите ли, не желает пачкаться о придворную жизнь, но при этом позволяет Императору навещать ее. Фьоренца не сдержалась, плотина была прорвана: - Ах, в данном,- в данном!- случае, ей нужен ты? А когда пройдет "данный случай", ты уже будешь ей не нужен? Если она ничего не хочет знать о нашей "грязной" жизни, то почему же не отказывается от тебя?! Если бы я полюбила мусорщика, то согласилась бы жить с ним на помойке, а если меня не привлекает подобное существование - ну так у меня и нет мусорщика. Фьоренца буквально пылала гневом. - Кто она? Четыре года морочит тебе голову и ничего конкретного. Ей нужен ты, какое благородство и чистота помыслов. А о грозящей тебе опасности она знает? Или ей не интересна эта грязная сторона твоей жизни? Дескать, любить - люби, но твоих дел я знать не желаю. Так? (Фьоренца Анна д'Альбре) * * * - Сам не свой? - Александр вскинул голову, в глазах промелькнул нездоровый блеск. - Верно, и есть от чего. Военный атташе при посольстве Сиберии, господин Макаров любезно уведомил меня о том, что на меня готовится покушение, - звучала эта фраза как едкая шутка. - Кто, где - не известно, но в отчетах мелькала дата... догадаешься с трех раз? Приятно знать, что сиберийская контрразведка работает столь хорошо, и горько понимать, что наши орлы мух не ловят. Нарочно или нет - уже другой вопрос. Если угодно, у нас есть два дня. Все, что можно сделать - это попытаться предотвратить жертвы, - он вздохнул, подумал еще немного. - Маршал предложил заменить гвардейцев сверхсрочниками, кое-какие меры приняты дополнительно, а я... Я делаю вид, что ничего не боюсь, - тихий смех резанул по нервам и еще одна порция виски обожгла горло Александра. (Александр VI) * * * - Сраная Австралия, - выругался мужчина, наблюдая своё изображение в голопроэкторе. - Ваша Светлость? - поинтересовался причиной недовольства Теренция адъютант. - Я сказал - сраная Австралия, - повторил герцог. - Неужели надо высадить у них десант и перерезать двести тысяч, как в Сиберии, чтобы они сподобились мне свою звезду вручить, м? - Не могу знать. - И я не могу. А они там, наверное, вообразят, что наградить нужно адмирала, а не Маршала Империи. Это всё политика. Разве нет? - Политика. - Если вы платите кровью своих солдат - цель должна быть ясна. Высшая военная награда Австралии. А? - Ваша Светлость, транспорт подан, изволите отправляться? (Теренций д'Альбре) * * * «На живца?! Ты совсем спятил?! Зачем тебе это?! Неужели тебе настолько надоело жить, что ты хочешь рискнуть ею?! И зачем?!» - Все это кричали глаза карлика, весь его облик. В отличие от голоса, который оставался размеренно спокойным. Горильи, как он не был взбалмошен и вспыльчив, умел держать себя в руках, если этого требовала ситуация. - Я не думаю, что твое решение разумно. Если эти люди хотят убить тебя, то вряд ли они будут делать это собственноручно. Если удастся схватить исполнителя, то сомневаюсь, что он выведет напрямую к заказчику. Ты и сам это знаешь – все делается через десятки подставных лиц, и все связи могут быть утеряны в таких глубинах, о которых мы можем и не догадываться. Если же их план увенчается успехом… - Он замолчал, так как голос все же предательски дрогнул. (Горильи) * * * Бьянка слегка откинулась на спинку кресла. Ответить на заданные Прокуратором вопросы было легко. Вот только в каком порядке? Ученая решила следовать по пути наименьшего сопротивления, а проще всего было описать основы создания и действия образцов данного рода. - Препараты этой группы вызывают у объекта в первую очередь физиологическую реакцию и запускают процесс, который в итоге может привести к реализации сексуального желания. Для создания препарата, действующего на конкретный объект, требуется образец тканей объекта.. точнее, образец его ДНК. Кровь, ногти, волосы, отпечатки пальцев непосредственно на предмете - всё это включает в себя ДНК и может служить отправной точкой. В случае, когда объект является единственным ребенком в семье, образец его ДНК может быть замещен образцами ДНК обоих родителей. Необязательным, но крайне предпочтительным является также предоставление информации об его вкусах и привычках. Маленькая пауза перед выдачей очередной дозы информации - ровно столько, сколько требуется для глотка чая. (Бьянка Фламбо) * * * Ни для кого не было секретом, что Империя, заботясь обо всех и каждом, ведет строгое наблюдение за верноподданными. Входы, холлы, лифты, рекреации были оборудованы камерами слежения и устройствами сканирования чипов, поэтому после разговора с императрицей-матерью фон Вольф просто запросил сводку по посетителям Бьянки Фламбо и визитам ученой, - все, где фиксировалась информация о визитах и перемещениях по городу. Список пестрил влиятельными фамилиями Столицы. Это относилось ко внутренней, рабочей информации, которую барон так же, как и госпожа Фламбо врачебную тайну, не намеревался разглашать. И выходило очень удачно, что ученой не обязательно было выдавать свою тайну (а заодно разбираться в вопросах этики и личных принципов), потому что для фон Вольфа тайна не являлась таковой. Хотя, надо было признать, эта женщина демонстрировала просто отличные показатели морали и нравственности, что в глазах фон Вольфа добавляло к ней уважения. (Эрих фон Вольф)

Вергилий: Коротко о главном На данный момент наша игра находится на пороге завершения первой части. Во время проведения Большого Императорского Бала произошло покушение на нынешнего Императора. Несмотря на то, что были предприняты серьезные меры безопасности, жертв избежать не удалось. После завершения отыгрыша Большого Императорского Бала администрация проекта планирует начать вторую часть игры, в которой будет несколько интриг, как связанных с властью, так и с теневыми структурами Нового Рима. Выдержки из отыгрышей участников Большого Императорского Бала и особо яркие игровые моменты будут опубликованы после окончания отыгрыша этого события. Администрация Нового Рима искренне благодарит всех участвующих в проекте игроков, а также тех, кто следил за развитием форума, помогал нам в продвижении информации и просто поддерживал в этом интересном начинании.

Вергилий: Досье: File #6 - Бал Среди танцующих пар были двое, мужчина и женщина. Оба средних лет, не вызывающие никаких подозрений. Их танец был строго запланирован и отработан до совершенства, как и все остальное. Пара вальсировала среди прочих. Мужчина улыбался женщине, в такт биения ее сердца работал механизм, медленно приближая праздник к катастрофе. Одну минуту и тридцать три секунды вальса. Отсчет необходимого времени. Они не смогли приблизиться вплотную, но уже и этого расстояния хватило, чтобы зона поражения оказалась приемлемой для окончания операции, которая готовилась на протяжении трех месяцев. - Прощай, - сказал он. Она отвернулась, посмотрела на Императора и улыбнулась одними губами. (Вергилий) * * * - Красивая пара, - на периферии сознания Тея услышала голос Августа. - Ага, - она сама не совсем поняла, что буркнула в ответ, не в силах отвести глаз от вальсирующей пары. Женщина вцепилась в них, словно это был вопрос жизни и смерти. Почему? Задай ей сейчас кто-нибудь этот вопрос, она бы на него не смогла ответить. Чутье? Предчувствие? Интуиция? Что-то еще? Да какая разница! Август что-то говорил, пытаясь вновь привлечь ее внимание, но Тея не слушала. Она вновь устремила взгляд в зал и с какой-то спокойно обреченностью отметила, что, если Император сейчас не сменит направление – две пары непременно столкнутся. Сердце словно испуганный заяц билось в грудной темнице. Шаг, еще… все ближе и ближе. Словно во сне, женщина с все нарастающим ужасом следила за сближающимися парами. Кажется, она что-то крикнула, прежде чем повалиться на мужа весом всего тела, спрятав лицо у него на груди и мертвой хваткой вцепиться в браслет линкера. Следом за жаром взрыва, обжигающим спину, пришла милосердная тьма. (Доротея Морган-Лаурито) * * * Вы когда-нибудь заглядывали в глаза вечности? Если нет, посмотрите хорошенько и запомните. Вечность улыбалась улыбкой Снежной Королевы. На вид ей было чуть более сорока лет. Морщинки вокруг глаз, ровно обведенные карандашом губы. А глаза стеклянные, умершие до срока, со всем смирившиеся и принявшие все и навсегда. Да-да, именно так оно и было. Вечность пугала своим безразличием. И сейчас. Она. Абсолютно. Ничего. Не чувствовала. И не боялась. Это был момент из серии величайших осознаний и открытий, которые делает человек на протяжении всей своей жизни и которые даются слишком дорогой ценой. Момент, когда есть время сделать только глубокий вдох. Момент, когда на слова не остается времени. Наплевав на все правила приличий и танцев, Император сделал выдох и покрепче обнял партнершу, прикрывая женщину собой. (Александр VI) * * * Точные выстрелы снайпера имеют мало общего с работой минёра. Император подался вперёд, обнимая её. Дежа вю, не иначе - в последнее мгновение на интуиции пришли слова её бывшего учителя и командира: "При любом взрыве падай так, чтобы голова оказалась как можно дальше от эпицентра." Позднее Фламбо возблагодарит судьбу за навыки, которыми её успели одарить война и умение отдаваться на волю партнера по танцу. Продолжая движение, заданное Александром, женшина успела отклониться назад, а взрывная волна сделала остальное. (Бьянка Фламбо) * * * Все произошло в какие-то доли секунды. Взрывная волна пришлась на левый бок, Константина оттолкнула на несколько метров в сторону. По счастливому случаю ему удалось избежать столкновения с колонной, но обезопасить свою голову от удара каменного обломка не представилось возможным. Правда и тут ла Круа повезло, ранение пришлось не на висок. Слух залепило плотным вакуумным барьером. То ли разорвались барабанные перепонки, то ли таким образом сказался ушиб. Министр обнаружил себя на полу среди каменных обломков, под слоем строительной пыли и каменной щебени. Рядом то тут, то сям лежали окровавленные тела женщин и мужчин. (Константин ла Круа) * * * Первые несколько секунд Ева ничего не чувствует и не слышит, кроме дикого биения собственного сердца. Ева с трудом сбрасывает с себя мертвеца и держась за колонну медленно поднимается на ноги. Она оглядывается и сразу понимает что произошло. Взрывная волна разметала людей как бумажные фигурки. Как раз посередине зала кровавое пятно, в воздухе запах гари и смерти, люди кричат, но криков этих не слышно. (Ева) * * * В происходящее не хотелось верить, но жестокая реальность била в глаза, охватывая сердце ледяной коркой горького отчаяния. «Боги великие, я ведь никогда ничего не просил у вас. Только теперь прошу – верните его!» - Верните его! – Это оглохший, не слышащий никаких звуков, карлик выкрикнул в бессильном отчаянии. Но его крик потонул в гуле зала, похожего сейчас на растревоженный улей. И тут же в голове прозвучали слова Александра, сказанные во время их последнего личного разговора: «Прими это, как подобает мужчине». (Горильи) * * * Впервые в жизни виконт по-настоящему испугался. Двое дорогих ему людей, и плевать, какие были их отношения, сейчас находились где-то в разнесенном взрывом зале, неизвестно что с ними и вообще, толком непонятно что за чертовщина творится. Такое безумие, произошедшее прямо в сердце Империи казалось маниакальной выдумкой сумасшедшего. Если бы сегодняшним утром кто-то сказал бы такое, скорее всего его бы осмеяли. В лучшем случае. Вокруг раздавались стоны, крики, но все звуки едва-едва ползли от ушей к его гудящему мозгу. Дэмьен кинулся к человеку, который извивался под большим куском перил. (Дэмьен ла Круа) * * * «Дождись меня, доченька» - подумал фон Вольф и на мгновение прикрыл глаза, возвращая былую сосредоточенность. Необходимо было организовать эвакуацию пострадавших. И чем быстрее – тем лучше. Медицинские службы оказались организованными не хуже полиции. К несшим постоянную вахту присоединятся еще четыре наряда. Следом подтянутся люди из разведывательного управления. Хаоса не будет. Издалека он заметил рыжую головку Бьянки Фламбо. По отголоскам болезненных стонов и обрывкам фраз стало ясно, что именно ее танец с императором прервал взрыв. Вот так повезло, ничего не скажешь. В прямом и переносном. (Эрих фон Вольф) * * * - Александр, милый, ты слышишь меня?... Внутри словно все заледенело, практически лишив всяких чувств, кроме страшной боли , разрывающей грудь и сжимающей горло, не давая дышать. Она не плакала, не заламывала руки, не стенала и не билась в истерике, но вовсе не потому, что помнила о своем высоком положении, просто сейчас, испытывая шок, почти потеряла чувствительность. Она не видела людей вокруг себя, не слышала криков, не обращала внимания на суету и бедлам, творящийся в зале. Несколько долгих, томительных минут, она просто бормотала нежные слова своему сыну, лежащему у ее ног и ласково и бережно гладила его лицо и волосы. Неожиданно чей-то спокойный голос пробился сквозь ее сознание, и она услышала: - Ваше Величество, позвольте нам отправить Императора в госпиталь. Сейчас каждая минута промедления может стоить ему жизни. (Фьоренца Анна д'Альбре) * * * «Да где же отец, черт его побери! Даже теперь служба главнее нас!» - лихорадочно металась Юлия, размазывая по щекам слезы вперемешку с кровью и грязью. Наконец, неподалеку она увидела Антонию, без сознания лежащую у стены, всю в крови и ссадинах. Бросившись к ней, Юлия споткнулась о поваленный стол, упала, больно ударившись коленями, и с замирающим сердцем подползла к сестре. В истерике она принялась исступленно трясти Нию. Обняв ее, маркиза сквозь поток слез, застилавших глаза, громко позвала на помощь. Ее голос срывался на рыдания, страх за сестру затмил все сознание, и мужество, которое до этого Юлия старалась держать в себе, испарилось окончательно. (Юлия д'Альбре) * * * Тем временем начали оказывать помощь и тем, кто находился вне зоны оцепления. Людей постепенно уводили, сканируя их чипы и предлагая седативные препараты. Рино отказываться не стал, сообразив, что стресс может сказаться на нем позже. Он намеревался ехать в клинику, куда отвозили пострадавших, но ему пришлось задержаться, потому что дорогу преградили носилки и люди, окружавшие их. С жадностью глянув через плечи, негоциант разительно изменился в лице и отшатнулся. На носилках он увидел графа Корбо в полном беспамятстве. На графе был пурпурный френч, и некогда белые брюки, а часть лба и скулу закрывали бликующие осколки расколовшегося шлема... (Рино Скарлатти) * * * «Все в порядке. Все хорошо. Он жив». «А сколько погибло», - услужливо смеется подсознание. «Никто не рассчитывал». - Попытка оправдать Его Величество. «А должны были бы». - Подсознание мерзко смеется. Оно знает, что право. Кадж поднялся на ноги, цепляясь окровавленными пальцами за стену. Плотная материя френча, удаленность от эпицентра взрыва, процесс падения - все это спасло его жизнь, и Дракон отделался несколькими ссадинами и сотрясением. Надо было выбираться. Добраться до Александра и находиться рядом, пока его не сменят. Сейчас он беззащитнее всего, а второе покушение в этой суматохе - просто идеальный вариант. Он сам бы так поступил. Если бы был на месте убийц. (Кадж Джун Ли)

Вергилий: Они будут бесноваться вокруг нас, задыхаясь от презрения и тоски, а затем они все, взбешенные нашим гордым бесстрашием, набросятся, чтобы убить нас; их ненависть будет тем сильнее, чем более их сердца будут опьянены любовью к нам и восхищением. Несправедливость, сильная и здоровая, загорится в их глазах. Искусство, по существу, не может быть ничем иным, кроме как насилием, жестокостью и несправедливостью. Самому старшему из нас 30 лет. Но мы уже разбросали сокровища, тысячу сокровищ силы, любви, мужества, прозорливости и необузданной силы воли; выбросили их без сожаления, яростно, беспечно, без колебаний, не переводя дыхания и не останавливаясь… Посмотрите на нас! Мы еще полны сил! Наши сердца не знают усталости, потому что они наполнены огнем, ненавистью и скоростью!.. Вы удивлены? Это и понятно, поскольку вы даже не можете вспомнить, что когда-либо жили! Гордо расправив плечи, мы стоим на вершине мира и вновь бросаем вызов звездам! У вас есть возражения?.. Полно, мы знаем их… Мы все поняли!.. Наш тонкий коварный ум подсказывает нам, что мы – перевоплощение и продолжение наших предков. Может быть!.. Если бы это было так! Но не все ли равно? Мы не хотим понимать!.. Горе тому, кто еще хоть раз скажет нам эти постыдные слова! Поднимите голову! Гордо расправив плечи, мы стоим на вершине мира и вновь бросаем вызов звездам! (Манифест футуризма) Новый Рим

Вергилий: Досье: File #7 Жизнь была коротка. Вдовы утешались военными пенсиями, мужчины отправлялись на войну, возвращаясь инвалидами или психопатами. Их, как использованные машины, списывали в запас или же «модернизировали», правили в очередной раз мозги, и снова отправляли туда же. Рядовые ненавидели штабных, штабные искоса поглядывали на «пушечное мясо». Офицерские жены тешили себя блестящими побрякушками, и всему находилась довольно легкая замена. В том никто не видел ничего ужасного. Римляне жили так четыре сотни лет, а потому смерть и скорое прощание стали обыденностью, такой как бритье по утрам, посткоитальная сигарета и информационные сводки на экране линкера. Скорое расставание и мимолетность, непостоянство – были константами этого мира. (Александр VI) * * * - Это не самое страшное. Его же рано или поздно все равно прине... Она испуганно вжалась в диван, услышав вскрик. Мысли в голове заметались перепуганными ласточками, и все напускное спокойствие разлетелось, как упавшая на древний пол древняя же тарелка. Да, конечно, это пятый ном. Да, конечно, всякое бывает. Но это же приличное заведение! Разве нет? Или определение приличного теперь включает строчку "в котором есть люди, сопротивляющиеся полиции"?! Теперь ей вовсе не хотелось никакого чая. Вместо этого отчаянно хотелось домой, в теплую и уютную квартиру. Накрыться там одеялом и спрятаться от всего мира до утра. А она только поверила, что полоса невезения наконец закончилась! (Луиза Альгиор) * * * Рев болельщиков нескончаемым эхом разливался по залу. Дамы в ложе тоже не остались в стороне от всеобщего действа. Подчиняясь внутреннему инстинкту, они мысленно вторили голосящей толпе, привстав со своих мест. Тем временем на арене разворачивалась малопривлекательная картина. Лавровый венок Геркулеса отлетел в сторону, повязка, прикрывающая бедра была разорвана в клочья, смесь пота, крови, грязи живописно разукрасила его атлетический торс. Скала тоже выглядел не менее удручающе: по подбородку и груди сочилась кровь из разбитой брови, заплывший правый глаз превратился в набухший фиолетовый холм. Улучив момент, Скала неожиданно запрыгнул на загривок Геркулеса и оседлал его, переплетя свои мускулистые ноги и татуированные руки в прочном замке. Это уже не было похоже на гладиаторский бой, больше на ковбойское родео. Бывший трехкратный чемпион подобно разъяренному неукротимому жеребцу пытался сбросить своего седока. (Жанна ла Круа) * * * Графа впечатлило самообладание монарха, без надрыва, переживающего трагедию. Но он на отрез отказывался принимать ее буквально, в чистом непорочном виде. Александр страдал, но не за себя и даже не за народ, а за человека, которого любил отчаянно, сильнее матери, человека, которого прятал, боясь вельможного суда. Всему причина женщина. Министр знать не знал всего этого, он взял за правило доверять лишь тем эмоциям, что сулили однозначную выгоду. Не важно фальшь или истина доминирует. Все одно - неотделимые стороны монеты. (Константин ла Круа) * * * - Их цели всегда оправдывают средства. Они искренне считают, что совершают правое дело и что на их стороне справедливость, бог, правосудие и еще черт знает что. Одни из них – ловкие манипуляторы. Другие – заблуждающиеся жертвы. Запущенная в такое сообщество, правильно сформированная идея пускает корни довольно быстро. Она обязательно прорастает и дает свои плоды. Чужая жизнь, чужая кровь, пролитая ради мифического блага, не имеет значения. Точно так же, как она не имеет значения для тех, кто смотрит сверху на план военной операции. Это всего лишь тактические единицы, и все присутствующие на балу были тактическими единицами, а его величество стал «объектом». Больше не люди, понимаете? Так легче убивать, - барон развел руками. Сказанное им сейчас прозвучало цинично, но он надеялся, что Войцек поймет. (Эрих фон Вольф) * * * Она молчала, и было видно, что она тщательно подбирает слова. Корбо изъяснялся с такой простотой, что становилось понятно, что происходящее для него само собой разумеющееся. И тут мисс Майлз впервые почувствовала себя действительно любовницей. Любовница - это не та женщина, к которой необходимо торопиться, перед которой нужно отчитываться. Любовница - это такой перевалочный пункт между домом и работой. Как гостиницы в глубинке, которые когда-то очень давно называли home stay. (Жозефина Майлз) * * * Ее сердце оборвалось, скатилось в бездонную зловонную яму отчаяния. В один момент и без того мрачный взгляд Евы потух, лицо застыло в выражении какого-то нелепого недоумения и страха. - Что? Вы не ошиблись? – женщина одним быстрым движением поставила чашку на столик и поднялась на ноги. Сейчас она не знала, что говорить и что теперь делать. Ей хотелось бежать в аэропорт, садится на первый же самолет и… А что дальше? Ведь в Варшаве ее все равно никто не ждет. Лишь две урны с прахом в одинаковых мраморных ячейках. - Этого не может быть! – она обхватила себя руками и отчаянно замотала головой. На глазах наворачивались слезы, но от чего-то, ей было стыдно плакать перед прокуратором, и она изо всех сил держалась… (Ева) * * * – Ты действительно хочешь, чтобы имя твоего отца трепали по всей Империи с вот этими твоими сказками? Рассказывай свои басни об адюльтере и том, что тебя давно и безуспешно хотят отравить – тем, кто тебя знает. Я понимаю, что ты не любишь меня. Я и не прошу меня любить – я в конце концов тебе не мать. Но устраивать подобные подлости отцу – низко. – Марго попыталась сообразить, чем он так успел насолить дочери, что она горит желанием представить Маршала в книге о героях Империи, жалким наивным неудачником, которому жена бессовестно наставляет рога. Даже если это и так (при этой мысли Марго не почувствовала ни каких угрызений совести) – как же сильно надо его ненавидеть, чтобы устроить подобную гадость. (Маргарита д'Альбре)

Вергилий: Часто задаваемые вопросы На форуме появился основанный на реальных вопросах раздел "Frequently Asked Questions about time travel" или ЧаВо для тех, кто не любит много читать, но хочет разобраться, о чем и зачем мы все это затевали. 1. Что это такое вообще? "Новый Рим 2510" – это форумная ролевая игра в жанре антиутопии, базисом которой является оригинальный авторский мир, в котором описаны события, происходящие в далеком будущем. 2. Как я могу поучаствовать в этом безобразии? Для этого Вам нужно ознакомиться с правилами и игровой концепцией, написать в ЛС администрации анкету, согласно предложенной схеме, дополнив ее пробным постом и координатами для экстренной связи с Вами. 3. А можно так, чтобы по-быстрому? Всю эту ерунду читать лень. Вы в праве попробовать, но, скорее всего, Ваша невнимательность будет обнаружена на этапе проверки анкеты и результатом работы станет отказ. 4. Почему у вас нет космических кораблей, лазерных мечей, войны с пришельцами? Потому что мы играем в жанре антиутопии, а не космической оперы или вселенной Star Wars. 5. Что такое эта ваша странная «эпизодная система игры»? Это система игры, при которой отыгрыш ведется не в игровых локациях, а отдельными темами - эпизодами с обозначением времени и места отыгрыша, как это делается в разделе флэшбэков локационных игр. Такую систему игры мы сочли наиболее удобной для отыгрыша данной реальности, потому что она позволяет играть, не устраивая столпотворения и без долгого ожидания. 6. Что такое этот ваш загадочный «смешанный мастеринг»? Это означает, что мастера игры могут вмешиваться или не вмешиваться в игровой процесс. В данном случае мастер только задает сюжетную линию персонажа. Как ее развивать и решать поставленные задачи, игрок решает самостоятельно. Однако при нарушениях, неточностях в описании, мастерский состав может активно вмешаться в игру, попросить сделать поправки, ввести в отыгрываемую ситуацию мастерского npc, в качестве элемента неожиданности или необходимого игрового фактора. 7. Я написал(а) хорошую анкету, почему вы не принимаете моего персонажа? Скорее всего дело в том, что Вы невнимательно прочитали концепцию игры, неверно ответили на контрольные вопросы, невнимательно отнеслись к правилам подачи заявок. Или же у Вас обнаружилось множество логических и орфографических ошибок. 8. Скажите, почему вы все время придираетесь ко всяким мелочам вроде отсутствия мотоциклов, сотовых телефонов, бумаги, напоминаете о сословиях и их различиях? Потому что как создателям мира нам важно, чтобы игровая реальность сохранялась именно таковой, какой мы ее создали. Надеемся, Вы отнесетесь к этому с вниманием и пониманием. 9. Вы действительно не пускаете на игру игроков, которым нет 18 лет? Да, действительно. Можете не сомневаться. Если Вы каким-то чудом все-таки «пролезли», все происходящее здесь будет только на Вашей совести. Мы предупредили. © ; ) 10. Мне через две недели исполнится 18 лет, могу ли я принять участие в вашей игре сейчас? К сожалению нет. Рейтинг NC-21 означает материалы, запрещенные к ознакомлению для лиц, не достигших совершеннолетия. Для Америки это 21 год, для России 18 лет. Поэтому в данном случае мы не намерены ни в коем разе противоречить законодательству, о чем Вас честно предупреждаем. 11. Я хочу поиграть в сюжет, где будет много сцен гомосексуального характера, всевозможного насилия и графического описания секса. Можно ли мне в это поиграть здесь? Для сублимации всевозможных эротических фантазий существуют другие не менее удачные проекты таковой направленности, поэтому творческий потенциал в данной тематике лучше проявлять там. Несмотря на высокий рейтинг, наш проект во многом является политической, социальной и психологической игрой, думаю, этим все сказано. 12. Почему тогда NC-21? Мы сочли этот рейтинг уместным при наличии в описании игрового мира военного строя, основанного на авторитаризме, теории превосходства одной расы над другой и детальных описаний боевых действий, ранений, системы наказаний. Также здесь могут быть описания различных девиаций и нецензурная лексика. 13. Можно ли здесь сыграть в яой, ведь у половины персонажей в Досье написано «бисексуален»? В данном случае пометка о предпочтениях является лишь чертой характера персонажа, но вовсе не означает, что она может быть проявлена во всех возможных вариациях. 14. Почему все так серьезно? Потому что для несерьезных игр существуют другие ресурсы. 15. Я пришел на игру, вы приняли мою анкету, но со мной почему-то никто не играет. Почему? Возможно, Вы проявили недостаточно инициативы и не утруждали себя поиском игровых партнеров. Мы не водим наших игроков за руку и даем им самим строить свою собственную игровую жизнь в соответствии с заданными реалиями игры. 16. Почему вы передаете персонажей другим игрокам? Они это разрешали? Персонаж может быть передан в трех случаях: - Если это канонический персонаж, необходимый для развития сюжета. - Если это неканонический персонаж, долгое время участвующий в сюжете и имеется острая сюжетная необходимость в его участии. - Если игрок сам разрешил администрации передачу персонажа другому игроку. 17. Почему у вас так скучно и тихо во флуде? Потому что мы не флудим, мы играем. 18. Почему, вернувшись на форум, я обнаружил(а) свою анкету а «Архиве», а в профиле стоит статус «Вне игры»? Потому что: - Вы отсутствовали на игре более двух недель реального времени и не предупредили администрацию о сроках отсутствия. - Со времени регистрации анкеты Вы тихо сидели на заглавной странице форума и не написали ни одного игрового сообщения. - Играли во флуде, а не в основной игре.

Вергилий: Срочно требуются Прием по упрощенной схеме.

Вергилий: Досье: File #8 И Миклошу стало страшно. По-настоящему страшно. За время пребывания в Новом Риме он успел позабыть об этом чувстве, схоронив его в самых отдаленных уголках своей памяти, просто за ненадобностью. Страх за свою жизнь. Страх перед тем с кем нельзя договориться, страх перед животными в человеческом обличии, перед теми, которые убивают не ради выживания, а ради удовольствия. Его схватили, до боли заломив руки за спину. Пред глазами блеснуло лезвие ножа. - Бартош, прекрати! – парень запаниковал, и это было отчетливо слышно по его голосу. Он дернулся, стал вырываться, но высвободится из лап здоровенных детин было практически невозможно. Силы были не равные. В то время как Миклош учился складывать свои длинные волосы в красивые прически, эти бравые молодцы оттачивали свое мастерство, разбивая лица, другим таким же ублюдкам, коротая длинные душные вечера. (Ева) * * * У Жозефины была своя гримерка - крохотная, но зато здесь никогда не собирались толпы. Недоразумения вроде Герды- случались время от времени. - Дорогая, я не знаю, где твои туфли, - еще раз повторила Фифи, не отрываясь от накладывания макияжа. - Ищи у вас... - Я уже все там перерыла! - Ничем,- женщина замолчала, осторожно подвела глаз стрелкой, приоткрыв яркий рот. - Не могу помочь... - Фифи, душечка, дай свои! У нас с тобой один размер, а тебе все равно не нужны черные! - Не дам,- отказ прозвучал бескомпромиссно. - Ты же знаешь, что нельзя. Одалживать свои туфли танцовщицы считали дурной приметой. Даже те, кто скептически относился к суевериям, все равно не давали, делая вид, что на то есть другие причины. Фифи была суеверной. - Черт! - У тебя пятнадцать минут еще, чтобы найти свои, - Жозефина не выдержала и, повернувшись к подруге, прикрикнула. - Давай, иди отсюда, паникерша! У меня из-за тебя руки уже дрожат. (Жозефина Майлз) * * * Ему вспомнился случай, когда он во время учебы в академии один из долгих, но нечастых загулов объяснил срочным отъездом, а потом крайне постыдным образом «прокололся» сказав, что погода была просто отличной. В Москве было +12 и проливной дождь. - Они… не дадут мне, - хрипло ответил Александр. Он бы с радостью убежал куда-нибудь прочь, и не на пару дней, а на всю жизнь. Но побег означал трусость и предательство. Кроме того, более тщательная проверка идентификационной информации могла окончиться скандалом. - Выйдем… в свет. Посмотреть. Пальцы автоматически сжимали брелок, который он все не отпускал. Молчал. Медлил. Пульс считал мгновения. - … хочу тебя, - наконец сказал хриплым шепотом. (Александр VI) * * * Теплота и даже какая-то нежность, прозвучавшие в дополнение к естественной гордости мужчины своей возлюбленной, заставили Сандро понять одну, казалось бы, нехитрую истину, которая, тем не менее, долгие годы оставалась для него тайной за семью печатями – Император, там, за всем официозом, парадной формой и зеркалом шлема, такой же, как и все те, что ежедневно ходят по улицам, сидят в кафе, обсуждают последние новости и житейские проблемы: ничего человеческое ему не чуждо, несмотря на богообразность, воспитание, осознание своей значимости и, самое важное, своей ответственности. Это открытие не изменило ничего. Ничего не могло изменить. Никакое понимание не может отменить многовековой традиции, перечеркнуть правила и законы, написанные неглупыми людьми и не просто так. (Сандро Бароне) * * * В этой игре – флэш у противника, и он отчаянно блефует со смятыми в руках картами. А мерзавец метил в самое сердце «Птиц», в царского любимчика Захарию Рабэ. Чувствовал Вайнер внутренним чутьем, что добром услуги компании Скарлатти, когда Рино приглашал Зака к себе для инструктажа тет-а-тет, добром не закончатся. Вновь прижав к груди ладонь, Пауль сделал бровки домиком и, глядя в стол, пробормотал: - Еще раз убеждаюсь, что у тебя, черт побери, отличный вкус, – голос стал еще глуше. – Этот парнишка мне особенно дорог, я его с улицы подобрал, практически воспитал. Как видишь, весьма неплохо, он действительно разбирается в местной специфике и уболтает любого, – добавились нотки гордости и улыбка. – Хороший малыш, он один стоит десятерых, - в глазах мелькнул алчный огонек азарта восточного торговца. – Тем более, ты же сам понимаешь, надо еще спросить мнение самого Зака, как же без него решать, – Вайнеру стало очень любопытно, знает ли уже агнец о своей участи, ведь во время очередных «посиделок» негоциант мог легко напеть ему серенад и переманить к себе. Тогда тем более от такого «сотрудника» надо поскорей избавиться. (Пауль Вайнер) * * * - Я смотрю, ты решил поторговаться?- на лице Скарлатти, который даже не подозревал о чем размечтался Ганс, скользнуло насмешливое выражение.- Не поддержу, прости. Я знаю кто он и откуда, чем занимается... Так что нахваливать нет нужды. Негоциант несколько отстраненно наблюдал как сменяют друг друга эмоции на лице Ганса- от ярости к презрению. У главы "Uccelli" была репутация очень жестокого и неуравновешенного человека, и неудивительно, что предложение Скарлатти вызвало у него такую реакцию. Рино это ничуть не трогало. Изгои не слишком жаловали благополучных римских граждан, полагая себя теми, кто знает подлинную изнанку жизни. Это было правдой. И римляне, и изгои смотрели друг на друга свысока. Однако, когда выступаешь с позиции сильного, немного найдется желающих выказать пренебрежение открыто. В этом Ганс и Скарллати были друг другу подобны: стоило кому-либо из них оступиться, участь его была бы незавидной. Так, впрочем, поступали с каждым, повинуясь закону выживания. Безусловным преимуществом было то, что Скарлатти был не один. Лучано был хорошо осведомлен обо всех делах, и Рино мог положиться на него в случае необходимости- неоценимая страховка. (Рино Скарлатти) * * * - Рино Скарлатти партнер отца. Это естественно, что он проявляет ко мне интерес. В памяти резко нарисовалась картина, на днях увиденная Изабеллой в парке: Рино гуляет с маленьким подвижным мальчиком, своим племянником… они запускают в небо воздушного змея, тот весело взмывает ввысь, и мальчик и мужчина задорно смеются… Изабелла будто украдкой подсмотрела сценку из чужой жизни, которая могла бы стать ее собственной. Она не стала подходить ближе, не стала обнаруживать себя, пронаблюдав за простым летним счастьем издалека, чтобы затем уйти одной. Единственная личная встреча с Рино потерпела фиаско. В тот вечер они так больше толком и не разговаривали. В сознании Изы осталось ощущение разочарованности и скомканного, потерянного зря времени, а потому она раз за разом отталкивала от своих мыслей случайно увиденную сцену в парке. (Изабелла Роше) * * * Заметив бокал с вином, маркиза несколько поспешно взяла его и сделала глоток в надежде, что это ей поможет. Помогло, ненадолго. Маркиз был настойчив, маркиз требовал внимания, а Юлия в бешенстве теребила платье. Казалось, раздавшийся бешеный рык раненого льва выразил состояние души женщины. У нее было жгучее желание, чтобы вместо воина на ринге оказался этот разукрашенный павлин, гордящийся благородным профилем носа и красивыми глазами. Интересно, поубавилось бы у него тогда спеси? Зрачки маркизы зло сузились. Залпом осушив половину бокала она со звоном поставила его на столик, твердо намереваясь встать и покинуть клуб, впрочем, весьма сожалея, что не узнает исход битвы. (Юлия д'Альбре) * * * Марго, держа кубок вверх ногами, сунула его в руки главному конструктору команды, не желая прислушиваться к тому, что он ей пытается сказать. «Ну что – скандалище? Сейчас конечно начнётся: думает, раз носит императорскую фамилию, то может вытворять всё, что захочет... Дежа-вю.» - Она стягивает одну из перчаток и, наконец, избавляется от шлема. Пронырливые репортёры тут же щёлкают своими линкерами под гул изумлённых восклицаний. - Хочу передать привет своему мужу Теренцию д'Альбре! – сообщает герцогиня с хрипотцой, широко улыбаясь в камеру, пробуя перекричать удивлённые и возмущённые возгласы. – Я тебя люблю, Солнышко! И эта победа – она только для тебя! Ещё спасибо моему папе – он всегда меня вдохновляет. Папа, твой голос был со мной всю эту трассу! Спасибо моим милым девочкам – Юлии и Антонии. Они меня поддерживали в тренировках. (Лукаво подмигивает в камеру) И спасибо моей команде! Эдди, не расстраивайся. У тебя сегодня не только выходной, я тебе ещё и вазочку дарю! И спасибо всем, кто за меня болел! (Маргарита д'Альбре) * * * - При некоторых травмах я бы категорически не рекомендовал, чтобы Вас носили на руках. – Новак говорил совершенно серьезным тоном, только глаза слегка улыбались. – Но, Ваша Светлость, Вы выглядите настолько хорошо, что я теряюсь в догадках, зачем Вам могла понадобиться медицинская помощь. Разве что это тайная проверка работы нашего госпиталя, Вы ведь, кажется, занимаетесь благотворительностью. Новак имел весьма приблизительное представление о занятиях и хобби герцогини. В газетах он видел сообщения вроде: «Ее Светлость посетила сиротский приют своего имени, благодарные воспитанницы поднесли высокопоставленной гостье вязаный чехол для линкера и ее вышитый портрет», в то же время при дворе ходили слухи об экстравагантных выходках Маргариты д`Альбре. До сих пор лейб-медик даже не задумывался, что из этого - правда, а что - вымысел. (Артур Новак) * * * «…О, Константин, Константин... Если бы ты знал тогда наперед, что можешь потерять то, чего с таким трудом и самоотверженностью добивался, то стал бы ты шептать юношеские глупости, давать обещания и клятвы вечной верности? Откуда появился этот холодный расчетливый скудный на эмоции и проявление человечности мужчина, который в тот далекий день их свадьбы называл себя самым счастливым человеком на свете? А я ведь тоже любила тебя преданно и искренне. И нисколько «не водила за нос», когда взаимно признавалась тебе в своих чувствах», - мысленно обратилась она к графу. Так или иначе, но со временем они оба приняли как необходимую данность изменения, произошедшие с их супружескими отношениями. И даже сумели извлечь немалую выгоду от этого. (Жанна ла Круа) * * * - Да, я слышал. Остается надеяться, что Его Сиятельство не заставит мучительно ждать со своим возвращением, - все складывалось как никогда удачно. Пес - охранник занят пережевыванием чужих костей, что означает - "щенок" оставлен без присмотра. - Казнь установили в полдень, сразу после обеденной службы. Все лица, присутствие которых обязательно оповещены в срок, также предприняты все меры для обеспечения безопасности. Господин Маршал позаботился об этом сполна, - губы дрогнули в насмешке. "Герцог рвет и мечет. Позволить своему дорогому племяннику так пострадать. Странно, что он не подал в отставку после происшедшего. Вдобавок в спешке отправился на границу оберегать территориальную целостность Рима. Думается мне в этот раз он скорее окружит Александра тяжелой военной техникой или запрет во дворце, но не даст ему и шага ступить без охраны. Как не эстетично". (Константин ла Круа) * * * - Вам так не терпится выдать меня замуж Маргарита? - губы девушки растянулись в чем-то среднем между улыбкой и ухмылкой - Хотя вопрос глупый действительно, тогда задам умный, неужели Вы считаете, что Его Величество стал бы подходящей кандидатурой для Вашей "любимой" падчерицы? Вспоминая всех потенциальных женихов, в руки которых Вы так жаждали меня пристроить, такой вопрос волей-неволей напрашивается, ведь у моего кузена столько недостатков! - Антония картинно драматизировала, для полной картины оставалось обхватить голову руками и закричать "О горе мне!" - Он красив, умен, обаятелен, богат и самое главное, он Император. - отбросив свою актерскую импровизацию Ния усмехнулась, - иными словами он никак не подходит под описание того мужчины, женой которого Вы бы жаждали меня видеть. Не боитесь, что в качестве свадебного подарка я попрошу Александра отправить Вас в родное Осло первым же самолетом? (Антония д'Альбре)

Вергилий: Досье: File #9 - Вернисаж Гости постепенно прибывали, и в назначенный час на подиум легко взбежал стройный, улыбчивый мужчина средних лет, в костюме без галстука, но при шейном платке с золотой булавкой. Раздалась приятная музыка, и лица присутствующих обратились к конферансье.Его звали Стефан Сааведра-Вилья, личность весьма известная, так как он вел обозревательское шоу на телевидении. - Добрый вечер, дамы и господа, - белозубо улыбнулся господин Сааведра. За его спиной, на широком, плазменном экране блистал золотой имперский орел.- Я очень рад приветствовать вас всех на этом вернисаже. Это не простая выставка, но своего рода уникальное явление, масштабное, ибо, как вы сами успели понять, огромное количество имперских талантов сделали свой неоценимый вклад в эту экспозицию. Она представляет собой не просто собрание предметов искусства, ценных самих по себе, но снова и снова воплощенное в материале кредо римских граждан. Рим- это торжество человечества над злым роком. Символом этого торжества является монархия, которой мы некогда делегировали не только все права, но и всю ответственность. И символом национального единства является император, гарант наших прав и свобод, человек, который защищает свое Отечество. Первый среди граждан, но и первый слуга Империи. (Верноподданный) * * * Все присутствующие, как на подбор, были холеными, красивыми и хоть сколько-нибудь успешными людьми. Много сравнений можно было бы отыскать, чтобы описать гостей, но даже если сравнить их все же с цветами... О, что это за цветник! Пожалуй, Природа не создавала еще ничего более хищного, и даже самая милая дама на этом празднике жизни могла обернуться из дивной розы в пиранью. Что ж, это можно было понять. Конкуренция не оставляла иного выхода, как быть более сильным, умным, быстрым. Как ни менялся бы мир, какие бы катаклизмы в нем не происходили, главные его законы остаются непоколебимыми- законы выживания. (Жозефина Майлз) * * * Ей улыбались, словно принимая за свою, самые влиятельные женщины и самые высокопоставленные мужчины Империи. От блеска и роскоши вокруг слепило глаза. И Бельмонте сразу почувствовала себя маленькой девочкой, оказавшейся на королевском балу. Все эти люди, элегантно одетые и обладавшие безупречными манерами, так многого добились в этой жизни. А чего добилась она сама?... Фернанда нервно поправила наряд. Длинное элегантное платье из белого шелка, хоть и сидело на ней идеально, почему-то казалось совершенно чужим. Искусно заколотая прическа только мешала. И даже туфли были настроены против нее. - Луиза, - шепнула девушка подруге, - Спина ведь не слишком открыта? Я ведь не выгляжу нелепо? Зачем я пришла, я же совсем чужая здесь... Казалось, поток вопросов не иссякнет никогда. (Фернанда Бельмонте) * * * Сразу после прохождения контроля Эбигэйл потерял где-то среди остальных Огюста – но решил слишком сильно по этому поводу не суетиться, понадеявшись, что ближе к выступлению тот появиться. А пока он решил отвлечься на что-нибудь ещё – например, на прозвучавшее приветствие. Правда весьма скоро но почувствовал, что все мысли сводятся к тому как же он сейчас по-идиотски выглядит. Нет, вообще Эбигэйл сейчас совершенно не видел, как же он выглядит – а зеркало искать почему-то не хотелось. Но вот вспомнить, скажем, гладил он сегодня перед выходом одежду или нет – этого Фитцджеральд точно не мог. (Эбигейл Фицжеральд) * * * - "Войска связи и радиоэлектронной борьбы, наверное, чуть ли не самые важные. Да, мы не воюем так, как воюют все остальные. Но именно мы должны, что бы ни случилось и как бы ни бомбили, обеспечивать связь между всеми остальными войсками, между командованием и фронтами - всегда. Это ли не великая миссия и не великая ответственность? А там, под Бухарой, это было особенно трудно. Жара такая, что не справляются даже кондиционеры: ты будто бы попал в Ад при жизни, только чертей с вилами не хватает и ухмылочки Люцифера где-то над твоим котлом. Работать приходится через "не могу" и "не хочу" - и мы работали, а как же иначе?.."Луиза читала, с радостью понимая, что, кажется, голос все-таки перестал чуть заметно подрагивать. Она любила читать вслух, и благодаря матери у нее это получалось почти по-актерски: выразительно и эмоционально. Наверное, это был разительный контраст: как неуверенно, хоть и искренне, произносила она благодарственные слова - и как ясно звучал ее голос сейчас. (Луиза Альгиор) * * * Марго не знала, видела ли Луиза смерть в живую. Не так давно многие её видели на Императорском Балу. Но отрывок, выбранный девушкой, подходил к сегодняшнему торжеству как нельзя лучше. Он превращал Императора в глазах слушателей – не просто в героя, а в святого мученика. Который «Смертью смерть поправ» живёт и теперь среди нас, продолжая свою череду воскрешений и после Императорского Бала. В зале стояла тишина, и было слышно чьё-то громкое сопение, и лёгкая возня тех, на кого этот отрывок произвёл сильное впечатление, и они полезли за своими носовыми платками. Марго этот отрывок тоже расстроил. Но не рассказанной в нём историей. А тем, что она, держа сердце на замке, не почувствовала всей глубины трагедии описываемых в нём событий. А увидела лишь политический ловкий ход, и грамотное использование исторического материала. (Маргарита д' Альбре) * * * - Дамы и господа! Я приглашаю на сцену Томаса Гэбриэла, чтобы он сам представил свое уникальное творение! Скульптор легкой и уверенной походкой победителя вышел на сцену под всеобщие аплодисменты. Смотритель зала нервно сглотнул, слыша, как это красивый, элегантный мужчина рассказывает публике о том, как он пришел к замыслу. Время для молодого человека словно замедлилось, повинуясь его желанию отсрочить как можно дольше тот момент, когда со статуи упадет полотно. Но стало лишь хуже: теперь он чувствовал, как каждое слово, каждый звук неумолимо приближает его к развязке. Отмеряли миллисекунды щелчки затворов фотоаппаратов, вспышки, линзы кинокамер огромными дулами уставились на место событий, но Жану чудилось, что все они обращены на него. Зачем, зачем он стоит так близко от чертовой сцены?! Гэбриэл распинался, пассируя, перед блистательным обществом, чувствуя каждой клеточкой тела свою значимость, и его сердце пело победную песнь, душа ликовала и исполняла победный танец. И все было прекрасно в этом сияющем царстве. Сильная рука ухватилась за полотно с государственной символикой, потянула его вниз. Жан Бонне почувствовал, как его сердце пропустило удар. Фотовспышки стали такими частыми, что почти слились в один сияющий поток, и в первые пару секунд никто не мог понять, в чем дело, а потом толпа судорожно вздохнула, как будто по команде. И в краткий миг тишины отчетливо громко прозвучал звук падения- Томас Гэбриэл рухнул в обморок, таща за собой огромный государственный флаг, и укрывшись им, как почивший генерал, провожаемый в последний путь. (Верноподданный) * * * Случайность, которая случайностью не была, оказалась правдивым отражением действительности, и надо было сменить сардоническую улыбку на удивленный и даже возмущенный вид, потому что невозмутимое выражение лица тоже не подошло бы для такого случая. Скандал! Осознание этого бодрило, как ледяной душ в жаркий полдень. Для него это не было оскорблением, ни государственным, ни личным, поскольку достоинство человека, если оно есть, от подобных происков не зависит. - Чертовски… верно, - прошептал Император, чуть сжав ладонь Жозефины, чтобы женщина не волновалась. Сам Александр не волновался ни на гран. Не было ни гнева, ни боязни скандала. Легкий конфуз, как если бы случайно отстегнулось одно из креплений портупеи. Пчелиный улей зашевелился, и очень смешно бедолага скульптор завернулся во флаг. Хотя, творца было жаль. Надо будет потом объяснить начальнику Управления Цензуры, что ваятель не виноват. Подумаешь, недоделка… Главное, чтобы она не обернулась для Томаса Гэбриэла казнью. Чиновники скоры на расправу, а Его Величеству не хотелось принимать на свою душу еще и такой грех. (Александр VI) * * * Случайно повернув голову, Рино вдруг действительно увидел человека, который за все в ответе. Кристиан Корбо, а вернее, император Александр, возвышался над многими своими подданными на добрые пол головы, и на лице его пыталась укрепиться издевательская улыбка. И именно в этот момент Рино почувствовал, что действительно ошарашен. Менее всего на свете он ожидал увидеть здесь человека, секрет которого стал ему случайным образом известен. Негоциант перевел взгляд на безликую статую, затем снова на ухмыляющегося Александра, и едва не расхохотался, вовремя превратив смех в приступ притворного кашля. Закрывая рот ладонью, Рино даже прикусил зубами перчатку, ибо никто не должен быть способен смеяться в такой ситуации. Но тем не менее по крайней мере двое в зале- смеялись. (Рино Скарлатти) * * * Жанна ла Круа в легкой панике смотрела на происходящее на сцене и возникающую суету около нее. Ассоциации рождали в ее голове навязчивые образы. Ей сразу вспомнились болванки, которые обычно используют шляпники для создания своих изделий: пустая обезличенная масса, несколько искусных пассов руками и вот изысканная вещица украшает собой деревянную пустышку. - Это катастрофа! Оболванили… - тихо произнесла она подруге, озвучивая свои ужасные мысли. (Жанна ла Круа) * * * Жан Бонне, потный, на грани нервного срыва, жался к стене, делая попытки оказаться как можно ближе к выходу. Он не был бойцом, не был революционером- он вообще ничего из себя не представлял, этот затурканный, безответный человечек на должности клерка, та самая тварь дрожащая, о которой писал почивший в бозе русский писатель. Такими людьми очень просто манипулировать, они уязвимы для шантажа и угроз физической расправы, и в критический момент не имеют никакой силы духа, и не способны на хладнокровные поступки. Бонне ухватили за плечо как раз в тот момент, когда он попытался улизнуть из зала, влекомый за пределы зала своим малодушием. Молодой человек сорвался, не выдержав напряжения, но его практически моментально скрутили, уложив на пол, и едва ли гости вернисажа могли среагировать достойным образом: незадачливого клерка тут же вывели из зала прочь, без разбирательств и вопросов. Через десять минут посетителей понемногу начали выпускать из зала, пропуская через все тот же пост со сканером, но представителей СМИ попросили задержаться на неопределенное время: с ними еще предстояла работа. Пропавший шлем был найден в одном из подсобных помещений: как и предполагалось, он никогда и не покидал территорию вернисажа. Все же экспонат такого размера вытащить из охраняемого помещения невозможно. Жанна Бонне более никто из гостей не видел. (Верноподданный)

Вергилий: Досье: File #10 В этот самый момент рухнула дверь черного входа. Трое молодчиков ворвались в зал с тылу. Бармен получил заряд в голову, упал, накрывая собой Визл. Следующий выстрел прикончил и ее. Мулатка взвизгнула, забиваясь глубже под стойку. Раненная в ногу осколком, она уткнулась лицом в пол, ожидая следующего выстрела. Но его не случилось, потому что один из мусорщиков отвлекся на еще живой объект для издевательств, и теперь вытаскивал ее из под стойки за волосы. Двое поливали оставшихся непрекращающимся огнем, пока кому-то не удалось снять одного из них. Купорос возблагодарил кого-то там на небесах или в аду за этот меткий выстрел, иначе бы до Сандро он не дополз. Держа женщину за волосы, Джеймс бил ее сапогом, куда придется. Мулатка уже не кричала, хлюпала кровью на пол. Внезапно удары прекратились, пальцы мучителя разжались, и он рухнул прямо на свою жертву, придавливая несчастную немалым весом тела. Купоросу удалось достать его из положения по-пластунски. Оставалось еще четверо. (Купорос) * * * Ученики военной академии – желторотые юнцы, решившие поиграть в палачей. Мерзкая история. И не потому, что он оказался в ней замешан. Люди, которые берут на себя право судить и осуждать, приводить приговор в исполнение… Люди которые не понимают, и бояться, и пользуются правом сильного, чтобы скрыть, превозмочь свою слабость… Система несовершенна и тем несовершенна вдвойне, что допускает такие трагедии. Им всем не хватает терпимости. Им всем катастрофически не хватает терпимости. Что Сандро знал о жителях пятого нома – практически ничего. Мог бы допустить, что Купорос, Малыш, люди из клуба – счастливые исключения из правила, заклейменного коротким словом «изгои». Но не хотел допускать – не верил в такие совпадения. Военные были куда более прямолинейны в своих суждениях. – Я убил одного из курсантов. – Странно, но в голосе не прозвучало раскаяние – ничего не прозвучало. Просто сказал – констатировал факт – как сказал бы, что за окном прекрасный летний день. (Сандро Бароне) * * * Новака особенно впечатлила фраза про «удобную тактическую позицию», он не сомневался, что полиция ей тоже порадуется – какая уж тут самооборона, хладнокровно выбрал нужный момент и выстрелил, выстрелил бы еще да хорошо обученный курсант все-таки успел кинуть гранату. Да здравствуют наши курсанты, самые меткие курсанты в мире. Артур смотрел на упрямого Бароне и думал, как бы он поступил на его месте. Наверное, попытался бы выкрутиться, всеми способами, которые бы потом сохранили ему возможность жить с нормальной совестью и хорошо спать по ночам. Жить ему очень нравилось, и становиться фаталистом из-за трагической случайности он был не готов. (Артур Новак) * * * В историю влипли жители третьего нома. Показания были противоречивыми, господин Жерве путался в деталях и еще не совсем отошел от шока. Надин Дело держалась с достоинством женщины, свершившей праведную месть. Ее можно было понять. Детали, которые она рассказывала честно и без преувеличений, вызывали у фон Вольфа чувство плохо скрываемой неприязни. Господа курсанты, честно говоря, облажались. И облажались так, что попытки СМИ хоть как-то отмыть замаранную репутацию их семей по сравнению с этими честными показаниями, выглядели жалко. Закуривая очередную сигарету, Цербер удовлетворенно кивал, когда Надин в который раз подтверждала предположение о намерениях погибших помимо прочего совершить акт сексуального насилия. «Молодец, девочка. Правильно говоришь» - у фон Вольфа были все шансы оставить госпожу Дело в живых, хоть и с подмоченной репутацией. Формальный строгий режим содержания на самом деле был попыткой защитить двоих ценных свидетелей, хоть один из них был невольным убийцей. (Эрих фон Вольф) * * * В этом был весь парадокс пятого нома. С одной стороны туда попадали люди, бегущие от имперских законов и порядков, но пятый ном на свой лад уродовал людей. С другой стороны, этот отстойник был неотделим от Рима. Даже обретая подобие свободы, его жители все равно продолжали испытывать на себе груз имперских общественных устоев. Свободы не было нигде. Где бы ни был человек, он оставался по-своему закрепощенным. (Рино Скарлатти) * * * Обстоятельства смерти Филиппа X по-прежнему были предметом обсуждения общественности; покушение на жизнь Александра, пикантный инцидент со статуей, трагическая гибель восьми молодых аристократов – события набирали обороты с пугающей скоростью, лавина уже дрожала, нужно было не допустить ее схождения. Ее Величество не была готова оказаться погребенной под заговором врагов и разгулом своих. Смена власти – это всегда болезненный для государства процесс, и если правитель не подавит бунт в зародыше, на всю жизнь окажется между молотом и наковальней. (Фьоренца Анна д'Альбре) * * * Вайнер всегда исходил из установки, что клиент не прав, не мог быть правым даже в силу специфики мира, того гладко полированного медного котла, в котором варились отбросы, того плотного слоя асфальта, сквозь который не могли пробиться цветы, той бесстрастной вакуумной пустоты черной дыры, в которой пропадали голоса, стоны, воззвания. В бурлящем кипячении жизни лишь успеть бы вертеться, по течению, против ли, главное, шевелиться, сбивать пену, не тонуть куском мяса. А когда совсем уж невмоготу, обложиться горючими коктейлями, дождаться своего звездного отряда полиции, взметнуться ошметками к небу, похожему на перевернутое море: «огнем природа обновляется вся». И все-таки этот мир был прекрасен: это в старом, менее совершенном, людям когда-то приходилось дергать за веревочки в кукольном театре, нажимать клавиши массивных инструментов, толочь краски, забивать порох в причудливые конусы, ползать по земле в жестяных коробках. Этот мир был чистейшей синтетикой. (Пауль Вайнер) * * * – Чем еще могла занять себя Магдалена? Только коллекционировать ухажеров. А когда они кончились в Мадриде, я приехала в Новый Рим. Пальцы сомкнулись вокруг узкого горлышка, и Магдалена вместе с вазой вернулась к постели, видимо, собираясь поставить в воду принесенные лилии. - И разумеется, как только я узнала, что ты в больнице я кинулась к тебе – как же упустить такую возможность проведать самого завидного жениха Нового Рима? – ее тон звучал легкомысленно, глаза заблестели ярче – злостью, лукавством, насмешкой – он посмел задеть ее, даже если не хотел, и она била его в ответ. Протянула руку, снова коснувшись его лба в жесте, исполненном заботы, словно мать, проверяющая температуру больного ребенка. - Здесь стало очень жарко, Вам это не на пользу, господин Бароне, - нежно добавила она. – Вам нужно немного охладить голову, - и она резко выплеснула ему в лицо воду из-под цветов, довольно свежую, но уже хранящую легкий запах растений. (Магдалена Эрнандес) * * * Спортивная травма имелась, и если для того, чтобы побыстрее заполучить обезболивающее, необходимо всего лишь раздеться и продемонстрировать её – что ж, это не трудно. В любом случае этот стриптиз исключительно в медицинских целях, ну, Её Светлости хотелось так думать. Да и этот парень был врач, а значит, ему приходилось видеть полуголых женщин не только в своей постели. К тому же, если диагноз господина Новака начнёт сбываться – то ей скоро совершенно не для кого будет раздеваться. Пока же герцогиня не комплексовала по поводу своей фигуры – даже однажды чуть было не согласилась позировать «аля натюрель» для какого-то военного плаката. Но вовремя получила от мужа неопровержимый довод против, который с трудом удалось запудрить, и отказалась от этой затеи. Наконец женщина разобралась с застёжками и стащила с себя пиджак, негромко пожаловавшись: - Какая у Вас удобная работа. Вот мне сложно придумать повод, чтобы Вас раздеть. (Маргарита д'Альбре) * * * - Я не дам тебе этого сделать, - выдавила Фифи, едва справившись с собой. - Ты... Ты превратишь нашу жизнь в ад, неужели ты этого не осознаешь? В глазах знати ты уронишь достоинство правителя, опустившись до девки из кордебалета. Меня они возненавидят. А особенно - молоденькие хищницы, которые за тобой ходят косяками. Они спят и видят себя императрицами. Мне такого счастья не нужно. Ты сделаешь и себя, и меня посмешищем всей империи, и если в глаза тебе ничего не скажут, то за спиной обольют такой грязью, которой мы никогда с тобой не знали. Вот так будет! - Фифи сделала режущий жест на уровне головы. - По маковку. Женщина резко встала и начала шумно расставлять тарелки по местам. Невооруженным глазом было заметно, что Жозефина медленно закипает. Она старательно сдерживала себя: скандал был сейчас очень некстати, и ей больно было смотреть на Александра. На него давила тяжесть венца цезарей, полмира и желание быть рядом с единственной женщиной. (Жозефина Майлз) * * * Его любимая женщина сулила ему отлучение, муки адовы, но Александр словно бы не слышал. Он дошел до конечной точки, когда начинается обратный отсчет. Теперь над тоской взял верх какой-то безумный бретерский задор, а это был верный признак беды. Репутация, государственные устои, нормативы и предписания все катилось с крутой горки вниз, так далеко, что отсюда и не видать. В гостиной была распахнута настежь дверь, ведущая на просторную лоджию, заставленную цветами. Проходя мимо, он выбил ногой систему экранирования, создающую силовое поле, не позволяющее сверзиться вниз, и буквально поднес Жозефину к самому краю пропасти, к которой подошел сам. …Вид отсюда открывался просто восхитительный и… ужасающий, сотня с лишним этажей вниз. Оба, и мужчина, и женщина повторяли заветное «нет» с завидным упорством, и означало оно кричащее, торжествующее «да». - Не… кукла, - процедил сквозь зубы Александр, водрузив возлюбленную на узкий бортик, придавив весом собственного тела, а потом вкрадчиво прошептал: - Клянусь Богом, сделаю это, - опершись одной рукой с внутренней стороны бортика, другой он держал танцовщицу на весу. (Александр VI) * * * Ее Сиятельство за годы выживания в светском обществе, вывела для себя три основных правила грамотного шантажа. Первое: она – хитрая «кошка», которая может позволить себе поиграть с испуганным «мышонком». Быть с ним мягкой и ласковой, но в случае недовольного писка, аккуратненько поддеть острейшими коготками и продемонстрировать хищные клычки. Второе: место для задушевного разговора, должно быть подобрано с особой тщательностью, чтобы не позволить несчастной «мышке» спастись бегством. Третье: всегда вести себя уверенно, даже если вынуждена прибегнуть к блефу. (Жанна ла Круа) * * * - Побирушка чертова! – в сердцах выпалила Ева, забирая из рук графини кристалл. – Как были ублюдками, так и остались! – теперь же Войцек давала ясно понять, что не причисляет себя к знати. Ей и, правда, простой рабочий класс или даже рабы были милей богатых жеманниц, содержащих себя за счет других. Она могла бы очень долго рассказывать графине о том, что она о ней думает, но предпочла замять тему, дабы не прослыть отъявленной хамкой. Она стала просматривать выбранные Жанной варианты загородных домов и усиленно думала над тем, как ей удастся выйти из ситуации без существенных потерь. Деньги не были большой проблемой. Но она опасалась, что графиня, почувствовав вкус власти над кошельком другого человека, будет доить ее бесконечно. А если Ева откажется, эти фотографии увидят все. Кажется, актриса стала такой же жертвой акулы, как та маленькая рыбка за стеклом аквариума. (Ева)



полная версия страницы