Форум » "Занят войной и любовью" » Записки на манжетах » Ответить

Записки на манжетах

destiny: http://gamemix.rusff.ru/ Мы приглашаем Вас на необычный игровой форум. Вы можете прийти компанией или в одиночку, нарисовать квест для любого места и времени или отыграть небольшую пьеску, пока есть желание и есть драйв. Здесь приветствуется озвучивание Ваших желаний. Напишите свою сокровенную мечту и найдите единомышленников, которые захотят с Вами поиграть. Именно то, что Вы нафантазировали, прямо сейчас. Лохматые века, Возрождение или Новое время, реальная жизнь или антиутопия. Вы выбираете. Вы играете. Вы приходите, чтобы написать Вашу историю.

Ответов - 244, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 All

destiny: Хронология квестовой ветки Экспромты Монфлери - серии эпизодов альтернативно-исторической направленности авантюрно-приключенческого толка. 5 сентября Gouverner c’est prévoir - Руководить – это предвидеть Бьетта де Лапланш узнает имя своего тайного покровителя. 11 сентября Il vaut mieux tuer le diable avant que lui vous tue. - Лучше убить дьявола, пока дьявол не убил вас Король дает аудиенцию первому министру. 12 сентября Chaque chose en son temps - Всякому овощу свое время Симон де Бланшар вербует новую осведомительницу, Мари Бовуар получает дополнительный источник дохода, а Жестер - намек на новое приключение. Le petit poisson deviendra grand - Из маленькой рыбки вырастет большая щука Вечерние приключения секретаря, шута и жиголо.

destiny: Фантазия по мотивам пьесы Жорди Гальсерана "Канкун". Оттенки серого. Сцена вторая Клаудия пишет: Войдя в спальную, Клаудия остановилась возле широкой кровати. Вошедший Пабло склонился около холста, и она, пользуясь моментом, сделала несколько шагов обратно и затворила дверь. Едва обозначившееся, когда Пабло предложил показать картину, волнение, стало еще более четким и сильным. Такое бывает, когда решаешься на что-то очень важное. В ее жизни это было редко. Все действия были четко выверенными и продуманными, доказанными и очевидными. Она слишком много выпила... Пабло повернулся к ней. Он стоял в нескольких шагах, высокий, чуточку неловкий. Когда же случилось, что его неуклюжесть и грубоватость вдруг превратились в своеобразный лоск и уверенность? Клаудия приняла одну из самых своих элегантных и эффектных поз. Замерла. Потом подошла и остановилась совсем близко. - Ты стал такой элегантный... С возрастом по-настоящему начинаешь понимать, что это такое... Алваро казался когда-то образцом изысканности и лоска, но оказалось, что он как будто сделан под копирку. Таких штампуют на курсах по подготовке дипломатов. Со временем он стал похож на собственную пародию. И Кармела тоже, ты не можешь не видеть этого. Она ведет себя, как будто этих двадцати пяти лет не было. Смеется, прыгает, танцует... Такие превращаются в сумасшедших старух в чудных шляпках и старомодных юбках. А ты... Тебе никогда не казалось, что когда-то давно все пошло не так, как должно было? Пабло пишет: - Кармела решила их распаковать, чтобы любоваться по утрам, - он замер на полпути, позабыв о цели визита. Три обломка мира, три разновеликих высоких прямоугольника без рамок стояли, прислоненные к стене, освещенные вспыхнувшим бра, но он смотрел не на них, - Клаудия?.. Его не насторожил щелчок закрываемой двери, и одна из любимых статических поз Кло. Но во взгляде ее было что-то такое, от чего легкий хмель осыпался, уступив место неосознанному ощущению неслучайности происходящего. Клаудия подошла совсем близко, настолько, что он слышал пробивающийся сквозь аромат дорогих духов запах женского тела; она была… она была Клаудией, сдержанной, изысканной, чуть холодноватой, и неизменно эффектной; но глаза ее на вдруг потерявшем форму лице лихорадочно блестели, и в этом блеске было что-то отчаянное. «Ты слишком много выпила, Клаудия. И несправедлива к Кармеле». Нет. Не то. Ему стало ее жалко. Еще немного, и он подался бы ей навстречу, погладил по плечу, улыбнулся открыто и добродушно, и ответил что-то утешительное и обтекаемое, округлую маленькую ложь, подарив беспочвенную уверенность в невозможном. Еще немного… Взгляд упал на забытую картину. Два одинаковых «импрессионистских» наброска. На первый взгляд разница почти незаметна, неискушенному глазу Пабло и та, и другая часть холста представлялись набором нервных пятен. Сейчас он увидел. Два пейзажа. На одном – солнечное утро, скамейка в пятнах света, на втором - тот же антураж за плотной кисеей дождя. Между ними – на бледном полотне, исчерканном хаотическим набором зигзагов и молний разной степени интенсивности серых тонов, отчетливо проступал вопросительный знак. Пабло сморгнул, видение не исчезло. - Мы видим то, что хотим видеть, Кло, - он отодвинулся; лицо Клаудии отдалилось, приобретя фотографическую четкость, - все не может пойти не так, как тебе хочется. Даже если нам кажется, что выбор определен не нами. Мы всегда выбираем то, что хотим выбрать, понимаешь, Кло?.. Осколки реальности

destiny: На ролевой открыт раздел для игры по сериалу «Гримм». События развиваются после конца второго сезона. В игре планируется две сюжетные ветки. Первая связана с похищением Ника и капитана Ренарда и их последующей перевозкой в фамильный замок королевской семьи Ренард. Вторая имеет место в охваченном беспорядками в связи с нашествием зомби Портленде. Подробнее, смотрите здесь. В игру требуются: Ник Бёркхардт Хэнк Гриффин Келли Бёркхардт Эд Монро Розали Калверт Гриммы-неканоны Существа-неканоны, связанные с «Лауфер» - движением за свободу существ от власти королевских семей. Со всеми вопросами обращаться в соответствующую тему на «Манжетах». Требования к потенциальным игрокам: знакомство с сериалом, грамотность (при приеме требуется предоставить пост по теме в ЛС администрации), стабильная игра. Играть предполагается со средней скоростью: один пост в два-три дня, крайний срок ожидания - пять дней. По отдельной договоренности с партнерами возможно изменение скорости в большую сторону (пост каждый день или же несколько постов в день).

destiny: На кросс-платформе «Записки на манжетах» открыт новый раздел, посвященный серии романов Джорджа Мартина «Песнь льда и пламени». Особенностью раздела является отсутствие четкого линейного сюжета и возможность отыграть любую историю вашими любимыми персонажами саги. В настоящий момент отыгрывается история похождений Арьи Старк в Браавосе (альтернатива событиям романа «Пир стервятников») и альтернативная история запутанных приключений Джейме Ланнистера и Бриенны Тарт. В ближайших планах – встреча Тириона Ланнистера и Морской Жинки. В отдаленных, но очень желанных – Харренхоллский турнир и следующее за ним восстание Роберта Баратеона, приквел, повествующий о событиях семнадцатилетней давности (примерно 281 г В.Э.) Будем рады игрокам, желающим отыграть историю канонических персонажей, так или иначе не затронутую в книгах. Приквелы, сиквелы и вбоквелы, не противоречащие логике мира, приветствуются. Требования к кандидатам на роль стандартные: знание канона, грамотное письмо, стилистическая адекватность.

destiny: В ветку по серии Джорджа Мартина «Песнь льда и пламени» разыскивается сир Джорах Мормонт, для отыгрыша безудержной фантазии на тему приключений Тириона (Беса) Ланнистера в Браавосе (как официального представителя Дейнерис Таргариен в переговорах с Железным Банком). С уточняющими вопросами и соблазнительными предложениями обращаться в тему обсуждений к участникам банкета. Кроме того, по прежнему актуален поиск игроков на канонические роли персонажей «Песнь льда и пламени» с возможностью отыграть всяческие приквелы, сиквелы и вбоквелы в рамках мира и разумного. Неканоны приветствуются не менее горячо. Игра по сериалу «Гримм» стартовала. По-прежнему разыскиваются канонические и неканонические персонажи.

destiny: «Все знают, что молодой человек, располагающий средствами, должен подыскивать себе жену». Если Вы вспомнили, чьему перу принадлежит эта фраза – Вы наш человек. Это игра для тех, кто может цитировать мисс Остин с закрытыми глазами. Для тех, кто интересуется историей нравов и бытом мелкопоместной Англии начала XIX века, кто хотел бы обыграть контраст между взглядами на жизнь столичных денди и патриархальными устоями пряничных деревушек. Это игра для тех, кто любит классические любовные романы, да-да, те самые, проклинаемые историками regency romance, и для тех, кто хочет поиграть приключения и интриги в антураже эпохи. «Записки на манжетах» открывают новый игровой раздел и ищут… вы не поверите! Мы разыскиваем нежных английских дев. Томных, смешливых, серьезных и расчетливых, с интересной бледностью или здоровым деревенским румянцем. Девушки – те, кто хоть раз представлял себя на месте Лиззи Беннет, Кэтрин Морланд или Фанни Прайс, это ваш шанс. Для первичного знакомства с сабжем и перспективами можно стучать сюда. Требования к игрокам стандартные – знание отыгрываемой эпохи, грамотность, стилистическая адекватность. Прием по пробному посту, тему задает администратор.

destiny: На форуме стартовал новый сюжет Страницы истории Блэкберн-холла. Роман эпохи Регентства. Глава первая Vanity Fair Samuel Cavendish пишет: Всякий путешественник, прибывающий в Грейвуд из Линкольна в начале осени 1811 года, мог наблюдать выросший на месте недавней пустоши меж двух холмов, прозванной Ведьминой воронкой, высокий, в три этажа дом из серого камня, подъездную аллею, усыпанную щебнем, и кованые ворота с гербами. Если он проявлял любопытство, хмельной завсегдатай «Жареного гуся» с удовольствием рассказывал ему о пожалованных уроженцу Линькольншира, Самуэлю Кавендишу, землях и звании баронета, о том, что дом строили шестнадцать месяцев, что архитектор приезжал из Лондона, а каменщиков привезли из Сассекса, ткани и гобелены закупали в Линкольне, и миссис Петтигрю лично беседовала с владельцем галантерейной лавки, который продал немолодой домоправительнице сэра Самуэля двести пятьдесят ярдов зеленой бархатной тесьмы для гардин. О самом сэре Самуэле говорили осторожно – едва разместившись, он принял всех соседей, навестивших его в Блэкберне, и через положенные приличиями три дня отдал визиты. Он охотно посещал общественные балы, принимал приглашения соседей на званые обеды и вечера, беседовал об осенней охоте с джентльменами и танцевал с барышнями и дамами. Местное общество встретило его достаточно дружелюбно, что скорее было связано с его приятной наружностью, которую джентльмены охарактеризовали как «истинно благородную», а дамы нашли весьма загадочной и местами – «демонической», располагающими манерами и - в немалой степени - реальным и мнимыми богатствами. *** Вечером 17-го сентября 1811 года сэр Самуэль Гордон Кавендиш, баронет, стоял у камина в собственной гостиной, искоса поглядывая на бегущие по поленьям языки пламени, и не упуская из виду мисс Грей, которая курсировала по комнате, следуя одной ей известной траектории – от дивана к ломберному столику, затем к фортепиано, оккупированному сестрами Роуз, Марджори и Мэри (он так и не научился их различать), затем к окну, за которым стоял плотный сиреневый полумрак, и снова к дивану. «Не упускать из виду» он старался незаметно, чтобы не дать пищу для новой порции обсуждений собственной персоны и персоны мисс Грей. Итогом первых двух месяцев проживания в Блэкберн-холле (в комнатах до сих пор пахло штукатуркой, древесным лаком и мастикой) стали упорные слухи о его несомненном внимании к близнецам Роуз (не могли только решить, которой из девиц он отдает предпочтение), затем – к мисс Джейн Браун, затем… затем Самуэль положил конец матримониальным сплетням, предложив обществу новую – неделю назад приехавший погостить из Лондона Роберт Дженкинс сообщил хозяину «Жареного гуся», что сэр Самуэль планирует покинуть Блэкберн на зиму и переселиться в столицу. Слухи в провинции распространялась со скоростью Великого лондонского пожара. Местные кумушки заскучали, уже без особого интереса наблюдая, как новоиспеченный баронет танцует на ассамблее со всеми девицами поочередно – и с каждой не более одного раза. С партнершами по танцам он держался просто и безукоризненно вежливо, но далее минутного разговора о погоде в перерыве между фигурами дело не шло. Любознательной мисс Норрис пришлось со вздохом признать: сэр Самуэль решительно отказывался давать повод для сплетен. Его приятелю Дженкинсу повезло немногим более – он не отличался природной наблюдательностью, но, передвигая фигурки из нефрита на каминной полке, случайно заслонил предмет наблюдения сэра Самуэля, и тот впервые за последние двадцать минут нетерпеливо пошевелился и сдвинулся на фут правее, дабы внезапно обнаружить скрывшуюся от его взора мисс Грей в двух шагах от него. От неожиданности Самуэль попятился и, хватаясь за приятеля, словно за спасительную соломинку, пробормотал: - Мисс Грей… позвольте вам представить моего друга, мистера Роберта Дженкинса. Напоминаем, что формат форума позволяет отыгрывать "частные" истории, не связанные с основным сюжетом. Требования к игрокам частных песочниц аналогичные: знание эпохи, грамотность, стилистическая адекватность. Прием по пробному посту.

destiny: Миссис Ребекка Шарп в погоне за наследством покойного супруга. Первая встреча прелестной вдовы и скорбящего дядюшки. An old dog barks not in vain - Старый пес без причины не лает Becky Sharpe пишет: Кто бы знал, каких усилий иногда стоит прийти не вовремя! Ребекке пришлось потрудиться, чтобы возникнуть на пороге «Папоротников» именно к ночи ближе, а никак не в более уместное для визитов время. Ибо у миссис Шарп, вдовы славного, храброго и горячо оплакиваемого Генри Шарпа, имелись все основания подозревать, что при свете дня на порог вышеупомянутого поместья ее попросту не пустят. Окинув задумчивым взглядом фасад поместья (так генерал осматривает будущее поле битвы) Бекки Шарп утвердила свою хорошенькую ножку на пороге и махнула рукой кучеру. Езжайте. Дальше она уж как-нибудь сама. Итак, глазам дворецкого предстала трогательная до невозможности картина. В дверях стояла дама под траурной вуалью, теребя в руках платочек, у ног ее стоял саквояж, по подъездной аллее грохотал колесами экипаж, удаляясь в темноту. - Я миссис Генри Шарп, - прозвучал из-под вуали негромкий голос. – Могу я увидеть Ричарда Шарпа? Дядю моего покойного супруга? У меня для него письмо... Дворецкий не смог бы объяснить, каким образом, но молодая особа ловко переместилась с улицы в дом, вместе с траурной вуалью и саквояжем. Не выталкивать же ее за дверь, право слово. Хотя, прослуживший ни один год в доме, а, следовательно, знающий все сложные, порой драматичные переплетения родственных отношений семейства Шарп, слуга не сомневался, что стоит Ричарду Шарпу услышать одно имя миссис Шарп, как та окажется на улице, не взирая на ночь и надвигающуюся непогоду. И это еще счастье, что в доме доктор! Как бы старикана не хватил удар. - Извольте подождать, - сухо ответил он. – Сию же минуту доложу. Проскрипели ступени, ведущие наверх. Дом замер. Вдалеке послышались отзвуки приближающейся грозы, но что гроза по сравнению с гробовым, полным мрачных предчувствий, молчанием, окутавшем «Папоротники»! Richard Sharpe пишет: Хиггинс подкрался к библиотеке на цыпочках – дворецкие и лакеи умеют ходить бесшумно. Внутри стояла гробовая тишина. Лошадиная физиономия халдея выразила умеренный интерес. Дверь распахнулась. Больная нога хозяина с большим пальцем, отливающим всеми оттенками лилового, покоилась на скамеечке; сам хозяин, откинувшись на спинку бержера, мирно посапывал. - Сэр… - осторожно начал дворецкий. - А?! Кто?! Что! К дья… Что случилось, Хиггинс, уж не пожар ли в «Папоротниках»? – не без сарказма поинтересовался мистер Шарп. - Никак нет, сэр, - невозмутимо ответствовал дворецкий, - к вам гостья, сэр. Миссис Ребекка Шарп, вдова вашего племянника. - Миссис Ре… Кто? – от неожиданности Ричард выпрямился в кресле, - кто?! Авантюристка! Самозванка! - Возможно, сэр, - позволил себе флегматичную реплику Хиггинс, - хотя дама производит вполне благоприятное впечатление. - Подобные дамы умеют произвести благоприятное впечатление на всякую безмозглую особь мужского пола от шестнадцати до семидесяти шести! – рявкнул мистер Шарп, плотнее запахиваясь в халат, и покрываясь нежным апоплексическим румянцем, - если пожелают произвести впечатление. Гони ее прочь. Пусть возвращается туда, откуда приехала! - Это невозможно, сэр, - дворецкий изобразил на лице осторожное сомнение, - она отпустила наемный экипаж и дожидается в холле. - Пусть идет пешком! До Грейвуда две мили с четвертью. В хорошую погоду это не более двух часов ходьбы!.. В унисон его словам, по оконному стеклу редко, потом все чаще застучали дождевые капли. - Ночью, в дождь? - многозначительно приподнял бровь Хиггинс. Карие глазки Шарпа угрюмо ощупали переносицу дворецкого. Напряженное сопение вылилось в тяжелый вздох. - Черт с тобой! – явил чудеса альтруизма хозяин «Папоротников», - пусть останется до утра. Приготовьте ей гостевую спальню в западном крыле, угловую. Она маленькая, окно в ней не открывается – значит, дамочка не сможет сбежать на рассвете, прихватив с собой столовое серебро. - Как вам будет угодно, сэр. Вы пожелаете говорить с ней? - К черту! Позови мне Добсона – если этот пройдоха не уснул, вылакав всю вишневую наливку из моего буфета! Миссис Шарп не догадывалась, что необычайная доброта мистера Шарпа – явление отнюдь не перманентное, а результат сложного фармакологического действия опиумной настойки доктора Чарльза Добсона. Вернувшийся к Бекки дворецкий лаконично обрисовал ситуацию, избегая оценочных характеристик, и предложил гостье следовать за ним. - Вы переночуете в «Папоротниках», но в дальнейшем мистер Шарп рекомендует вам остановиться в «Жареном гусе», мадам. На втором этаже сдаются недурные меблированные комнаты. Чисто и недорого… Утром я прикажу приготовить для вас экипаж. Роман эпохи Регентства

destiny: Полночная гроза Викторианская готика. 1860-й год. Бересфорд-хаус, Корнуолл. Молодая вдова, которую окружающие считают сумасшедшей, борется с призраками старого дома и ищет выход из поистине безвыходного положения. Christine Beresford пишет: Пламя свечей дрогнуло, а по ногам потянуло холодом. Здешние ветры тоже вели себя, как хотели. Особенно осенью. Сидящая у горящего камина женщина поправила подол мокрой насквозь бархатной амазонки, вынула из-за манжета сложенный вчетверо лист бумаги и развернула его. Расчеты расплылись от воды, но от них все равно не было никакого проку. Как и от луны, стыдливо прятавшей свой полный диск за тремя рядами крепостных стен облаков. Листок полетел в огонь. Как и многие другие до него. Не удалось. Опять не удалось. Хотя сегодня она дошла до конца. Если у круга есть конец, разумеется. Она тихо рассмеялась, обхватив себя за плечи. Хотя дом спал, и можно был хоть кричать в голос, никто не услышит ее. Разве что призраки. - Будь ты проклят… - устало сорвалось с ее губ, - я не позволю тебе утянуть меня за собой, Бересфорд. Я найду выход из этой проклятой ловушки. Кода-нибудь. Обязательно. Но не сегодня. Сегодня у нее не вышло. Так что надо подняться к себе в комнату и переодеться в сухое, потому что никто из слуг не утруждает себя ночным бдением и беспокойством о здоровье хозяйки поместья. С тех самых пор, как Кристина Беренсфорд стала пытаться покинуть пределы своего дома. Вернее, тюрьмы. Она встала и медленно направилась к лестнице, на ходу стягивая сперва перчатки, затем расстегивая мелкие пуговки жакета… сапоги оставляли мокрые и грязные следы на паркете и ковре, но Кристине было наплевать на это. Вот уже почти год, как она пыталась уехать. И два года, как в фамильном склепе упокоился ее муж, хозяин поместья. Год, она, как полагалось приличной вдове, приводила в порядок дом и дела, ждала приезда наследника… и пыталась не вздрагивать по ночам от странных звуков. Наследника все не было, а каждый день в старинном и мрачном, несмотря на перестройки и позднейшие удобства, доме, был тягостней предыдущего. И в свой двадцать пятый день рождения Кристина Беренсфорд, Божьей милостью, вдова, собрала свои чемоданы и отъехала от главных дверей, надеясь оставить позади и поместье, и тягостное супружество. Как наивно с ее стороны. Он заколдовал дорогу. А потом Кристина поняла, что и на доме висит несколько заклятий. А еще через месяц она увидела призраков. И поняла все окончательно. Поместье не отпустит ее. Он не отпустит. Даже мертвый. Переступив порог спальни хозяйки поместья, Кристина швырнула жакет, перчатки шляпку в кресло, где по идее, ее должна была ждать горничная. Но что вы, разве будет приличная девушка жертвовать сном, если ее хозяйке угодно «валять дурака». Так, кажется, выразилась домоправительница? Ох, какой же она была дурой, когда принимала за чистую монету обещания и посулы своего жениха… - Вспомнить противно, - Кристина опустила ресницы, на ощупь, не глядя, привычно выбралась из своих юбок и переоделась в домашнее платье. Черное, разумеется. Полотно сорочки приятно льнуло к телу, а тяжелая шерсть дарила тепло. Кристина знала, что не простудится – нет, этому месту она нужна живой и здоровой как можно дольше. Так что никаких простуд. Только ночные кошмары и мигрени. Со щеткой в руке она подошла к зеркалу, перед которым горели свечи. Что ж, спасибо и за это… Стекло отразило молодую женщину, все еще красивую, хотя несомненно, уставшую и бледную. Черные волосы спутались и падали, как капюшон, сливаясь с платьем. Кристина разбирала их и укладывала, мрачно думая, не отрезать ли напрочь свои локоны? Кто видит ее здесь? Молочник, посыльные из деревни? Даже пастор, и тот заезжал больше полугода назад в последний раз. Спрашивал, почему она не посещает воскресные службы. А когда услышал честный ответ, что поместье не выпускает ее даже до деревни, разве что сумасшедшей не назвал. Бог знает, какие слухи ходят о ней в деревне. - Я не сумасшедшая, - сказала сама себе в зеркало Кристина, - не сумасшедшая. Richard Beresford пишет: - Она полоумная. Ричард оторвал взгляд от конторки и молча уставился на Дорсета. Клерк заерзал, чувствуя себя жуком, пришпиленным к деревяшке. - Так все говорят… Раньше за ней не замечали, милейшая женщина. А после смерти мистера Бересфорда что-то случилось. Ждали наследника, думали, она покинет Бересфорд-хаус, как закончится срок траура. А она из поместья выезжать перестала. Викария прогнала. Бывшая ее горничная, Бетти, сказывала, что хозяйка устраивает у себя в доме черные мессы и призывает Вельзевула. Я-то не поверил, мало ли, какие глупости люди болтают, - пшеничные брови приняли форму «домика», - просто с горя умом тронулась, бывает… Из соседнего Хоксли им поставляют молоко и мясо, так вот мясник утверждал, что видел вдову несколько недель тому назад на дороге в Хоксли, в двух милях от дома, без чепца, с расцарапанной щекой, и глаза у нее были… он так и сказал – «безумные». От нее стали уходить слуги. За последние полгода пятеро ушло, а вы ведь знаете, как тяжело в наших местах найти достойную работу, - Дорсет пожевал губами, подышал на конторку, протер полированное дерево чистым носовым платком, и добавил, - сэр. Вы точно хотите ехать? - Я давно не был в этих местах, - уклончиво сказал Ричард, - да, и прямо сейчас. До Бересфорда двенадцать миль, доедем засветло. - Как вам будет угодно, - клерк покосился на тяжелые, словно свинцовая оплетка, тучи за окном, вытащил из верхнего ящика массивный гроссбух и принялся считать, зачеркивая столбики цифр. Перо скрипело в его руке, шелестели страницы. Игры разума

destiny: Квестовая ветка по мотивам сериала "Гримм". Что произойдет, когда встречаются Гримм, Койотль и очаровательный Свежеватель? Встреча будет жаркой. День Z Джейс Уокер пишет: Когда Джеральд предупреждал, что Портленд - странный городок, Джейс не поверил. Ну, то есть, поверил, что странно, если в нем уживаются существа и Гримм. Кэмпфера же Гримм не тронул. Но не в том суть. Джеральд, может, сам не знал, насколько оказался прав. Во всяком случае, раньше Джейс не слышал о городах, где половина жителей - зомбяки. А в том, что облаву организовали именно зомбяки - как-то не приходилось сомневаться. Джейс пробежался вместе со всеми. Кто-то призывал бежать в сторону торгового центра. Мысль толковая, если, конечно, преследователи не организовали там засаду. Мало ли, может, они на то и рассчитывали - человечинка под чипсы и сухарики... Но выбирать особо не приходилось. Только жалеть. Все же нужно было взять байк. И валить из города. Ну его, того Гримма. Куда он смотрит, если в Портленде такое творится? Откуда-то сбоку послышался женский крик. Убивают ее, видите ли! Нашла, чем похвастаться, тут все так... Тем не менее, Джейс (удивительное дело, наверное, новая обстановка на него как-то не так влияет) скорректировал курс движения и, не особо разбираясь, бросился на призыв. А вдруг девица - симпатичненькая? По правде сказать, сразу-то Джейс разобраться и не успел - какая она там. Потому что мужик, с которым сцепилась девица, был крепок... и оба, кстати, выглядели так, что засомневаешься: кто же из них зомбяк, а кто - жертва. Джейс оптимистично решил разобраться в процессе и, собственно, тут же в процесс и вклинился, бросившись на мужика. С дамой потом разберемся... если пожелает напасть, конечно. А то кто их поймет, странных портлендцев... Все они тут, похоже, башкой сдвинутые. Алекс Брандтнер пишет: «Что значит убивают?! Это кто кого тут убивает?!» - пронеслось в голове у Алекса, когда зомби, на которого он замахнулся, вдруг заверещал девчачьим голосом и бросился ему на шею. Видать какой-то неправильный попался, потому что его собратья визжать, казалось, и не умели, они только рычали, зато на людей бросались, будь здоров. Кулак прошел мимо, и Брандтнер чуть не грохнулся на землю, увлекаемый силой своего же удара, но визжащая девчонка помогла ему удержаться на ногах. И вцепившись ей в руки, Гримм попытался оторвать ту от себя, сопроводив попытку очередным ругательством на родном немецком. - Zeit gefunden, zum kuscheln, du narr! * А в следующий миг в драку вмешался кто-то третий. Алекса оторвало от девчонки и, отлетев в сторону, Гримм споткнулся о бордюр, и плюхнулся на тротуар. Плюхнулся хорошо так, чувствительно ударяясь пятой точкой. - Scheiße! ** Облик защитника девушки неожиданно дрогнул, на мгновение превращаясь из человеческого в животный. Узнать его было просто. Серо-желтая шерсть, вытянутая собачья морда, желтые глаза – типичный Койотль. Только ужасно глупый, раз решился напасть на Гримма. Но и девчонка неожиданно оказалась не просто человеком. На мгновение ее лицо покрылось желто-рыжей шерстью с широкими черными полосами, уши прижались, а во рту мелькнули такие солидные, острые зубки. И если Койотля в своей жизни Гримм видел уже не раз, к несчастью для последнего вида, то с подобным существом он вживую сталкивался впервые. А потому не смог сдержать удивленного выдоха: - Rißfleisch?! *** - впрочем, время было не удивляться, время было действовать. И Гримм вскочил на ноги, готовый схватиться с напавшими на него существами. А в следующую секунду за спиной почувствовалось движение, и руки зомби обвились вокруг тела Алекса, а в самое ухо гаркнуло недвусмысленное рычание, дающее понять, что сейчас его начнут рвать на кусочки. Сердце дрогнуло, обрываясь куда-то вниз, подальше от пасти зомби. Брандтнер дернул плечом и заехал нападавшему по челюсти. Клацнули зубы, может быть, даже и сломались – и правильно, нечем будет кусать добычу, и рык оборвался, а вот руки не разжались. Наоборот, они стиснули Гримма с такой силой, будто собирались его раздавить. И это было чертовски больно… * Нашла время обниматься, дура!! ** Вырезано цензурой. *** Название Свежевателя на немецком. Лу Пой пишет: Ну, ее не пытались убить, стоит все же признать этот факт. От ее атаки скорее просто опешили и с губ мужчины сорвалась фраза, слова в которой были неясны, но общий смысл был, примерно, понятен по интонации. А потом между ними, как в том анекдоте, вклинился некто третий. Лу просто оттолкнули в сторону, а вот первый мужик приземлился на пятую точку. И у всех у них появилось несколько мгновений, чтобы разглядеть друг друга. Койотль.. ну надо же. Нет, конечно, в самом этом существе не было ничего странного, но забавно было встретить его здесь и забавно, что именно другое существо оказалось ее защитником. А потом взгляд коснулся белобрысого и Лу, говоря честно, вытаращила глаза, почти одновременно с его «Rißfleisch» восклицая: - Гримм!! – интонация была немного наглой, словно она обвиняла мужчину в том, что он принадлежит к этому роду. Хотя на самом деле – ни-ни. Вот подстава. Как же так получилось, что из всех мужчин города она кинулась именно на Гримма? С другой стороны.. ну могла же она немножко ошибиться! В конце концов она не так уж давно в Портленде и не все физиономии успели ей примелькаться. Хотя, разумеется, Лу уже была наслышана про Гримма, который такой весь хороший и всем всегда помогает, если только ты, конечно, не убиваешь людей, не портишь их имущество и не крадешь ничего. В общем, тебя не убивают только потому что ты – существо. Хотя при необходимости у этого типа и с убийством не заржавеет – ходили разные истории. Но Пой в любом случае старалась вести спокойный и не вызывающий образ жизни, так что не видела причин, по которым у нее с Гриммом могут быть проблемы.. ну, то есть, до сих пор этих проблем не было, а теперь мужчина, так ловко шпарящий то ли на немецком, то ли на бельгийском, имел все шансы ее ненавидеть. Это возвращалось девушку к той мысли, что все ошибаются. Но теперь-то она исправится! Теперь-то уж точно сделает все так, как надо. Вот только на Гримма, с которым она уже решила побрататься, набросился зомби. Что за удача! Сейчас она его спасет, поможет ему – и всех делов. - Это же Ник! – завопила Лу, резко бросаясь вперед. – Который Гримм! Я помогу тебе! И ты.. эй ты, помогай давай, чего расслабился?! Зомби обнимал Гримма со страстью, достойной лучшего любовного романа, и разжать эти объятия было не просто. Но Пой не стала и заморачиваться, она схватила зомби за волосы (фу! Фу-фу-фу!!) и резко дернула на себя. Это должно было быть больно.. хотя выбитые зубы, теоретически, тоже больно. - Давай же!! А вы верите в сказки?

destiny: В сюжетную ветку Страницы истории Блэкберн-холла разыскивается ловкий авантюрист, обаятельный мошенник, партнер и/или соперник очаровательной Ребекки Шарп. В ближайших планах шантаж, в перспективных – возможны варианты, от совместной авантюры до полного и взаимного разоблачения. Если вы любите исторические игры, если вы читали произведения мисс Остен и «Ярмарку тщеславия» Уильяма Теккерея, если ненарочитая авантюрность романа эпохи Регентства – ваша тайная страсть, если трикстер в условиях провинциальной Англии начала XIX века – ваша несыгранная мечта - тогда мы ждем именно вас. Полезная ссылка: Эпизод заселения миссис Шарп в «Папоротники». Требования к игроку: знание реалий эпохи Регентства, грамотность, стилистическая адекватность. Прием по пробному посту, тему задает администратор. Желаемая скорость постинга - не реже одного раза в двое-трое суток (форс-мажоры нехронического характера принимаются во внимание). Если вы сомневаетесь в своих способностях поддерживать указанные темпы, не стоит беспокоиться. Кроме того, мы с удовольствием примем в игру желающих сыграть собственную историю «в антураже», без привязки к основному сюжету. Вопросы можно задавать в теме обсуждений.

destiny: It is the unexpected that always happens - Именно неожиданное всегда и происходит Знал бы сэр Самуэль, что разговоры о призраках получат неожиданное продолжение! Мисс Грей становится свидетельницей странного явления в музыкальной комнате, а миссис Филлипс получает богатую пищу для домыслов. Elinor Grey пишет: Здесь казалось светлее, чем в холле. На столе возле окна играла шкатулка. Наверное, та самая, про которую рассказывала служанка. Источник звука был найден, и от этого страх сразу уменьшился, зато любопытство многократно возросло. Элинор приходилось видеть такие вещицы не больше трех раз, и эта, конечно, превзошла предыдущие тем, что была гораздо изящнее, замысловатее и больше. То, что шкатулка вдруг заиграла сама по себе посреди ночи, ее не удивило. Точнее - не успело удивить, именно потому, что внимание было приковано к самой вещи. Она подошла к столику, чтобы разглядеть шкатулку и невольно залюбовалась: движения игрушечной танцовщицы как будто завораживали, а лицо ее при свете луны казалось молочно белым. Элинор наклонилась вперед, стараясь рассмотреть детали, как вдруг позади ей послышалось шевеление. Она вздрогнула и обернулась. Комната смотрела на нее темными углами. Почудилось чье-то присутствие. - Здесь кто-нибудь есть? Сердце застучало так громко, что заглушило музыку. Элинор сделала шаг назад, к двери. Persona пишет: Еще раз пробили часы в холле – половина третьего. Тень отделилась от стены, ступая в зыбкую полосу света. Прямая фигура в черном монашеском одеянии колыхалась в воздухе, не приближаясь, но и не исчезая. Музыка смолкла. Тогда монахиня шевельнулась снова и шагнула вперед, и стало ясно, что лица у нее нет, вместо лица – зияющая черная дыра. Смешок, полу-всхлип, полу-стон. Фигура мелко задрожала и, вторя воющему в трубах ветру, зарыдала, высоким тонким голосом, falsetto. Звук был настолько осязаемым, что, казалось – касается кожи. Страницы истории Блэкберн-холла. Роман эпохи Регентства

destiny: В антуражную ветку «Экспоромты Монфлери» разыскивается Шут. «Экспромты Монфлери» - серия эпизодов альтернативно-исторической направленности. Данный сюжет не претендует на историчность. Его цель – антуражные приключения и дворцовые интриги в интерьере барокко, в значительной мере навеянные романами Дюма-отца, и не предполагающие жесткого соответствия историческим реалиям. Роль Шута – сюжетная. Прообразом нашего трикстера в значительной степени служит Шико мэтра Дюма. В планах интриги, расследования, приключения с опасностью для жизни. От игрока потребуется ознакомление с ранее отыгранными эпизодами по ссылкам: Chaque chose en son temps - Всякому овощу свое время Le petit poisson deviendra grand - Из маленькой рыбки вырастет большая щука La nuit porte conseil - Утро вечера мудренее … а также, по обычаю – гладкий слог, грамотность, стилистическая адекватность и умение поддерживать заданные игровые темпы (пост в три дня). Прием по пробному посту. Тема поста задается администратором. Вопросы и уточнения приветствуются. Вопрошать можно здесь.

destiny: Эпистолярные наставления Источником вдохновения послужили НАСТАВЛЕНИЯ И СОВЕТЫ НЕВЕСТЕ Касательно поведения в интимных супружеских отношениях для возрастания духовной святости благословенного таинства брака и ради славы Божией, написанные Рут Смитерс, возлюбленной супругой преподобного Л.Д.Смитерса, пастора Аркадской Методистской Церкви Восточной Региональной Конференции, в Лето Господне 1894. Mrs. Smith пишет: Возлюбленная моя матушка! Пишу вам, сгорая от тревоги за ваше драгоценное здоровье. Умоляю вас, напишите, как ваше самочувствие? Прошу вас так же беречь себя ради меня, потому что только в вашем жизненном опыте и мудрости я черпаю силы. Дорогая матушка, как я обнаружила после тщательной ревизии, дела в поместье мистера Сита оставляют желать лучшего. Припасов изводится в два раза больше, чем требуется. Но я твердо намерена взять все в свои руки. Поговорив с экономкой, я уволила часть прислуги, не смотря на протесты моего супруга. Но я указала ему на то, что ведение хозяйства – женское дело. Это то, что касается моих дневных обязанностей. Что же касается иной стороны моей замужней жизни, то здесь все не так благополучно. Как правы вы были, матушка, указав мне на низменную породу мужчин. Как меняются они, получив власть над нами, сколько в них развращенности и похоти! Но я намерена, следуя вашим мудрым наставлениям, перевоспитать мистера Смита, для его же блага, разумеется, и во имя спасения его души. Вчера вечером, сразу после прочтения вашего письма, я с воодушевлением заговорила с супругом о заготовке сидра и о неурожае люцерны. О том, что крыша конюшни нуждается в починке, а камины дымят. И хотя мистер Смит отнюдь не вежливо сначала попытался меня поцеловать, а потом попросил замолчать, овечек стало меньше! Мне кажется, дорогая матушка, мы на правильном пути! Скажите, как часто мне следует допускать мистера Смита в свою спальню? Я понимаю, что мне не удастся полностью избежать его общества в ночные часы, но терпеть еженощно эти гнусности у меня нет сил! Остаюсь с искренней любовью и уважением к вам, ваша дочь, Мэри. P.S. Хина отлично действует, матушка. Однако, к своему прискорбию, я обнаружила что мой супруг может ругаться совершенно неподобающим джентльмену образом! 5 октября 1884 года, Брук-Холл, Вустешир. Mrs. Brown пишет: От Рут Браун - Мэри Смит Дорогое дитя! Увы, мне нечем утешить тебя – переживания за драгоценную мою девочку снедают меня, после получения твоего письма я не спала две ночи, при одной мысли о том, что тебе еженощно приходятся терпеть животные ласки похотливого супруга, однако, несмотря на мигрени и продолжающееся колотье в груди, нашла в себе силы ответить на твое послание. Твоя решимость радует меня, дитя мое. Ты на правильном пути. Самый простой совет, какой может дать опытная женщина юной дочери, заключается в имитации недомогания примерно за час до предполагаемых приставаний супруга. Однако опытным путем установлено, что лишь первое время подобные уловки срабатывают, позже эгоистичные представители мужского племени никак не обращают внимания на женины жалобы – некоторые из них, напротив, уверяют жен в том, что исполнение супружеского долга избавляет от головной боли . Не верь этому, Мэри! Остается одно – преградить ему путь к твоей постели. Пятнадцать лет тому назад моя кузина Мэгги Картрайт использовала для этой цели большой кованый сундук, который стоял у двери в ее спальную. Она подвинула его на несколько дюймов левее, так, чтобы входящий в комнату супруг непременно ударился об него, эта уловка подействовала лишь однажды, в дальнейшем сундук кузины Мэгги постигла печальная участь – взбешенный супруг приказал выбросить его вон, бедняжке пришлось подчиниться. От расстройства она порвала нитку жемчужных бус; горничной пришлось потратить полтора часа, ползая по ковру и собирая бусины, однако собрать удалось не все, в следующую же ночь супруг кузины Мэгги поскользнулся на жемчуге и ушиб коленную чашечку, это обстоятельство позволило Мэгги наслаждаться ночным покоем почти месяц. Отдавая дань изобретательности кузины, хочу заметить, дорогая Мэри, что портить жемчуг для такой (несомненно, благой) цели вовсе не обязательно, вполне подойдут горох или чечевица. Остаюсь, и т.д., твоя любящая мать Рут. Написано 15 октября 1884 года, в Грейт-Дриффилде, Йоркшир.

destiny: На «Манжетах» стартовала серия эпизодов под общим названием «Народ против…» Поклонники отечественных и зарубежных сказок могут прийти и отыграть Суд над сказочными персонажами, уличить виновных, избежавших заслуженного наказания и оправдать невинно обвиненных. Приговор по делу выносится путем общего форумного голосования после рассмотрения материалов дела, допросов Обвиняемого и Свидетелей, и выступления Обвинения и Защиты. Голосовать могут все зарегистрированные участники форума. Дело № 1. Народ против Серого Волка. К участию в рассмотрении новых дел приглашаются все желающие. Прием по пробному тематическому посту. От вас потребуются развитое чувство юмора, богатая фантазия, общая грамотность и стилистическая адекватность. С вопросами обращаться в тему обсуждений.



полная версия страницы