Форум » "Занят войной и любовью" » Записки на манжетах » Ответить

Записки на манжетах

destiny: http://gamemix.rusff.ru/ Мы приглашаем Вас на необычный игровой форум. Вы можете прийти компанией или в одиночку, нарисовать квест для любого места и времени или отыграть небольшую пьеску, пока есть желание и есть драйв. Здесь приветствуется озвучивание Ваших желаний. Напишите свою сокровенную мечту и найдите единомышленников, которые захотят с Вами поиграть. Именно то, что Вы нафантазировали, прямо сейчас. Лохматые века, Возрождение или Новое время, реальная жизнь или антиутопия. Вы выбираете. Вы играете. Вы приходите, чтобы написать Вашу историю.

Ответов - 244, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 All

destiny: Окна зала судебных заседаний были распахнуты, однако это не спасало сидящих в маленьком, битком набитом помещении – август в этом году выдался чрезвычайно жарким. Интерес к делу был настолько велик, что пришлось ограничить вход для праздных зевак и прочих сочувствующих. Способ ограничения нашли самый простой – билеты в зал суда стоили от одного (галерка) до десяти ливров (партер). Сейчас обладатели входных билетов изнывали от жары и отчаянно завидовали тем, кто повис на распахнутых окнах здания совершенно бесплатно. Ожидающие результатов суда на улице устроили импровизированные лагеря. Справа разбили палатки члены волчьей стаи и примкнувшие к ним зеленые и защитники прав животных. Слева митинговали местные поселяне, выдвинувшие в качестве авангарда парочку аппетитных девиц, одна из которых завоевала в прошлом году титул «Мадемуазель Прованс». Мадемуазель прохаживалась вдоль окон, раздавая желающим поцелуи и дисконтные карты на получение 5% скидки в сети гипермаркетов «Пятачок». Случайно затесавшийся в стойкие ряды поселян ряды юркий человечек с плакатом «Свободу Юрию Деточкину!» был признан шпионом зеленых и с позором изгнан прочь. Шел четвертый (и последний) день суда. - Введите обвиняемого! - судья снял парик и принялся ожесточенно им обмахиваться. Толпа восторженно загудела. Судебный пристав ввел Волка. - Встать! Суд идет! Слушается дело «Народ против Серого Волка»… *** - ...Из материалов дела явствует, что 14 июля сего года Серый Волк обманом выведал у несовершеннолетней Красной Шапочки адрес ее престарелой родственницы, и, воспользовавшись ослабленным состоянием последней, проник в ее дом и съел ее, после чего загримировался и встретил несовершеннолетнюю Шапочку, представившись ее бабушкой. Пользуясь наивностью и доверчивостью подростка, Волк обманным путем подманил Шапочку ближе и тоже проглотил ее. Случайные свидетели произошедшего, Охотники, спасли женщин, пользуясь приобретенными на курсах ПМП навыками экстренной лапаротомии… Для дачи показаний вызывается Волк!

destiny:

destiny: A hedge between keeps friendship green - Когда между друзьями изгородь - дружба прочнее Миссис Шарп приобретает союзника, а доктор Добсон - новую пациентку. Richard Sharpe пишет: Часы на каминной полке пробили час пополудни, но доктор не появлялся; в ожидании нахального эскулапа мистер Шарп начал дремать, и проснулся лишь, когда Хиггинс, осторожно покашливая, поинтересовался, не будет ли у хозяина особых пожеланий к обеду. - Ведь в доме гостья, - многозначительно пошевелил бровями дворецкий. - Невелика птица, - буркнул Шарп, - впрочем… пусть повар приготовит что-нибудь на десерт… желе с засахаренными фруктами, или что там еще любят дамы, - последние слова мистер Шарп произнес, сложив губы брезгливой трубочкой, словно передразнивая предполагаемую даму, увидевшую в пудинге таракана, - Добсон так и не появился? - Отчего же не появился? – удивился Хиггинс, - доктор пьет чай в гостиной с миссис Шарп. Рассказывает ей что-то о нервных болезнях, сэр. Кажется, перед этим они гуляли в парке… - Ах, чай, - тоном, не предвещающим ничего хорошего ни доктору, ни миссис Шарп, проскрипел Ричард, - нет, мне не нужно. Трость. Я спущусь вниз. Вниз мистер Шарп не спустился – почти слетел. Осознание того факта, что бессовестный костолом променял выгодного пациента сначала на нервическую девицу Грей, а затем на рыжеволосую авантюристку, добавляло старому подагрику прыти. Предчувствия его не обманули. Картина, представшая взору хозяина «Папоротников», напоминала худший из бездарных этюдов рококо. Миссис Шарп расположилась в кресле, изображая спящую (поза, выгодно подчеркивающая формы вдовы, была слишком эффектной, чтобы быть случайной), а доктор Добсон заглядывал в ее декольте с тем самым выражением на унылом лице, с каким козлоногий фавн заглядывается на уснувшую под кустом нимфу. - Совмещаете теорию с практикой, доктор? – желчно поинтересовался Шарп, хромая к малиновому бержеру. Charles Dobson пишет: Услышав знакомый надтреснутый голос, доктор чуть не уткнулся лицом в декольте миссис Шарп. Негаданно-нежданно явился его пациент, слегка подзабытый вследствие долгого и приятного разговора с юной леди. Как он мог пренебречь своими прямыми обязанностями? – сетовал Добсон на самого себя. Он же и пришел, собственно, только для того, чтобы проинспектировать подагрическую ногу страдальца. Но, по-видимому, женские ножки имеют свойство отвлекать внимание от насущных проблем. О Ева! Дочь греха! Еле-еле совладав с собой, доктор выпрямился и обернулся к хозяину дома. - Гм-хм…- промямлил он – Здравия желаю, мистер Шарп! Теория без практики мертва, Вы совершенно правы. Кажется, леди потеряла сознание. Это может быть симптомом как очень тяжелых заболеваний - мозговой горячки или того, что доктор Бьенвилль называет migraine - так и следствием банальной бессонницы, вызванной жизненными невзгодами. Я пытался определить тяжесть ее состояния, но без свидетелей не смел предпринять никаких решительных действий. Какое счастье, что Вы появились, мистер Шарп! Теперь у меня развязаны руки! И Добсон легонько, крайне осторожно, похлопал миссис Шарп по щекам, надеясь, что не получит достойный отпор. Becky Sharpe пишет: «Нет у меня никакой мозговой горячки», - хотела было возмутиться Бекки, но вовремя придержала язык. Второе предположение, относительно жизненных невзгод, куда больше устраивало предприимчивую даму. Жизненные невзгоды это так трогательно. Жаль, она не догадалась попоститься пару – тройку дней перед приездом в «Папоротники», а то здоровый румянец на округлых щечках Бекки мог вызвать разве что умиление, но никак не сочувствие. Собственно, появление зрителя в лице мистера Шарпа ничуть не смутило притворщицу. Чем больше зрителей, тем громче аплодисменты. Но надо было решать, продолжать ли демонстрировать обморок, или все же приходить в себя. Поколебавшись, Бекки выбрала последнее, кто знает старого подагрика, еще решит, что мозговая горячка это заразно и прикажет выставить ее вон. На легкое похлопывание по щекам, Ребекка чуть застонала, ресницы картинно затрепетали, грудь поднялась в глубоком вздохе. В распахнувшихся глазах молоденькой авантюристки читалось большое, очень большое изумление, которое тут же сменилось хорошо сыгранным смущением. Выпрямившись в кресле, миссис Шарп, стыдливо зардевшись, пролепетала: - Простите… не понимаю что со мной. Отчего-то очень сильно закружилась голова. Я такая неловкая. Мистер Шарп, мистер Добсон, простите, я не хотела никого беспокоить. Про себя она решила, что если мистер Шарп выразит недовольство случившимся, то придется осуществлять стратегическое отступление в отведенную ей комнату. Настойка – настойкой, а рисковать благоволением хозяина «Папоротников» не стоило ни при каких обстоятельствах. Страницы истории Блэкберн-холла. Роман эпохи Регентства.

destiny: Дурное продолжение "Мы, мадридцы, в большинстве случаев любим, кого не следует, и ощущаем любовь неподходящих нам людей" (Педро Альмадовар) Lucinda пишет: В какой момент она перестала понимать происходящее, Люсинда уже не помнила. Где-то между тем, как она в очередной раз жаловалась Саре на Томаса за то, что он ее бросил, и тем, как пыталась ей объяснить, что все женщины только и норовят, что украсть у тебя кусок счастья, у нее был момент просветления. Тогда она подумала, что, кажется, перебрала. И что надо завязывать, иначе случится что-нибудь нехорошее. Потом трезво - если это слово было к ней хоть как-то применимо, но что делать, некоторые вещи являются в своей чистой ясности только в состоянии, которое трезвостью не назовешь - оценила свое положение и поняла, что ничего совсем страшного с ней случиться не может. Ну очнется непонятно где... а кому уже до этого хоть что-нибудь есть? В общем, жалобы на женщин она помнила. И что ждала от Сары сочувствия. Три раза ха. Дальше реальность потерялась окончательно. Вернее, скорее так... в нее стали врываться нереальные вещи, вроде петушиного гребня на голове у официанта, пока, наконец, их не стало больше, чем очевидно реальных. В какой-то момент эта фантасмагория перешла в сон. В какой именно момент - для Люсинды было секретом. Очнулась она внезапно, как будто от резкого звука. Подняла голову и долго оглядывалась, пока не узнала облупленный угол карниза и потертый бок комода. Через какое-то время, вспомнив ночное приключение, удивилась. Как она могла оказаться дома? И громко позвала: "Сара". Потом еще громче. Еще. Она была уверена, что сейчас распахнется дверь спальни и войдет Сара, закутанная в ее банный халат, с мокрой головой и феном в руках. Квартира хранила гробовое молчание. Люсинда сползла с постели и почему-то на цыпочках, осторожно, как вор в чужом доме, дошла до двери и осторожно выглянула в коридор. Прислушалась. Квартира по-прежнему была тиха, и как-то было совершенно очевидно, что в этой тишине не спрятано ничье дыхание. И тут зазвонил телефон. Точнее - все телефоны в доме, количеством ровно в четыре штуки. И Люсинда вспомнила, почему он звонит. Черт, она ждала этого звонка гораздо раньше. Была уверена, что он "так" позвонит еще в "Черном дьяволе". И когда ее "попросят приехать на опознание", то она потащит с собой Сару, и посмотрит, как та будет смотреть. На нее. И на Томаса. Но ночью телефон не позвонил. Или он звонил, но она, Люсинда, ничего не слышала? Или просто не помнила разговор? Или она его где-нибудь потеряла? Вот черт... Телефоны разрывались, и Люсинда сняла трубку. - Да? - Сеньора... - в трубке закашлялись, - видите ли, мне нужен кто-нибудь из... кто знает сеньора Томаса... - Я его жена, - судорожно сглотнула Люсинда. Дальше она долго выслушивала путаные объяснения. Что утром в "одном месте" нашли "мужчину", что пытались позвонить по номеру, который в его мобильнике был записан на слово "жена", как не дозвонились, как долго... В общем, долгие и путаные объяснения логики администратора гостиницы, горничных и хозяйки, полиции, каких-то еще людей. Выслушивая это, Люсинда судорожно пыталась понять... Что должна делать женщина, которая только что узнала, что с ее мужем что-то не то? Или если ей только сообщили, что он мертв? Она ведь должна что-то сказать... что-то сказать. Или сделать... Что? Господи, она знает об этом уже часов двенадцать... с того момента она выпила уже целый галлон, наверное... и еще спала... и какая-то Сара. Что ей сказать, чтобы этот человек в трубке не удивился? - Сеньора? В трубке наступила тишина. Неизвестный обладатель голоса ждал от нее ответа. Она даже не слышала вопрос. И еще не поняла, что именно он ей уже рассказал. - Сеньора, с вами все в порядке? - Со мной да... да... а с ним? - Вам надо приехать... Голос был терпелив. Он повторил раз пять, куда именно надо приехать, и еще раз десять спросил, записала ли она. Потом вежливо сказал: до встречи. Потом раздался щелчок и гудки. Люсинда опустилась на пол рядом с комодом, ткнулась лбом в прохладную медь резной ручки и тихо завыла. Она знала, кому ей надо теперь позвонить. Она его не любила. Его приходы были ей каждый раз неприятны. Словно кто-то брал ее, как тряпичную куклу, и подвешивал за воротник к притолоке. А она глупо улыбалась и крутилась то вправо, то влево, смешно болтая руками и ногами. Куда ветер захочет. Но он ей был нужен сейчас, черт возьми. Ее мобильник был где-то безнадежно потерян. И тогда Люсинде пришлось идти в кабинет Томаса, долго копаться в ящиках его стола в поисках какого-нибудь телефона мужа. У того их было минимум пять, и все рабочие. С сегодняшней ночи она знала, почему. Это не заняло много времени. Номер Игнасио был записан на первую же кнопку быстрого набора. "Вот как", - недовольно шевельнула бровями Люсинда. Кто знает, сколько еще раз ей предстоит чувствовать себя задетой даже теперь, когда Томас уже мертв. В трубке раздались длинные гудки. "Ну возьми же трубку, ну..." Осколки реальности

destiny: В авантюрно-приключенческую и детективную ветку «По следам Индианы Джонса» разыскивается знаток Северной и Центральной Африки, в первую очередь пустыни Сахара, способный организовать путешествие туристов-заинтересованных лиц по нужному им маршруту и быть проводником. Знаком с историей, в том числе Египта, и африканскими обычаями, и не только знаком, но и активно интересуется, потому что, при случае, не прочь поохотиться за какой-нибудь древностью или кладом. Игра ведется не по мотивам «Приключений Индианы Джонса», а «в стиле» фильмов - про Индиану Джонса, Лару Крофт, Джека Хантера, «Охотников за древностями» и пр. Действие в игре происходит в наше время. Уже есть практически готовая квента, в которой, по причине увязки с сюжетом игры, достаточно жестко прописано происхождение персонажа, но возможны варианты, которые будут рассматриваться при обсуждении. Требования к потенциальному игроку: грамотность, стилистическая адекватность, дружба с логикой, возможность отписываться в ритме «пост в два-три дня». В качестве ознакомления: Квенты персонажей Отыгранные эпизоды Эпизод 1 Эпизод 2 Эпизод 3 Заинтересовавшимся обращаться в тему сюжетных обсуждений. или ко мне в ЛС. По следам «Индианы Джонса»

destiny: На златом крыльце сидели, или Сказ про то, как царевич Елисей то, не знаю что искал. Надень улыбку всяк, сюда входящий. Сказочник пишет: Сыновья, услышав отцовский зов, спешили в горницу. Старшие, судя по рубцам от подушек на щеках да сонным глазам – только-только выбрались из постели. Пошли они в отца, любили, как и он, лежа по утрам под теплым одеялом, о судьбах родины размышлять. А вот младшенький был любителем вставать ни свет, ни заря. И в этом пошел он в мать его, княгиню Меланью. Сколько лет уже прошло, как сбежала она в Европу с польским королем Болеславом, а нет-нет, да вспомнится князю ее утренний шепот на ушко: «Ты спишь, государь? А давай-ка поговорим?». От воспоминаний о неверной супруге навернулись на глаза слезы, которые князь-надежа поспешно смахнул. Одно утешало его. Не было собаке Болеславу с княгиней счастья. Сколько раз он уж писал Дормидонту письма, умолял забрать обратно свою супругу и Замостье в придачу. Но не поддавался князь. Знал, что пользы от Замостья для казны ноль – и земля там скудна, и народ живет непокорный, податей платить нежелающих, а княгинины траты огромны – одни только платья заказные из земель франков да немчинов чего стоили. Так что пусть мучается, злодей, чтобы знал, как княжеских жен соблазнять. Сыновья расселись по лавкам, зевая и протирая кулаками глаза, но готовые слово отцовское внимать. И почесав спину – кусался гад-пояс из овечьей шерсти – молвил Дормидонт: - Беда к нам пришла, сыны мои. Не ждали мы ее, да сама она в дом наш заглянул. Позарился собака-вор неизвестный на наше имущество. Унес то, не знаю что. И теперь должны решить мы, что делать будем. Евстигней, самый старший из сыновей, зевнул и ответил: - Как что, батюшка, найти вора надобно, покарать, чтобы другим неповадно было, а то, не знаю что – в сокровищницу вернуть. Мудрый был совет. И продолжая почёсывать поясницу, князь кивнул: - Дело говоришь, Евстигнеюшка. Негоже нам добром своим расшвыриваться. Сегодня отдашь то, не знаю что, завтра последние портки с тебя сымут. Ну, так как же сыны, будем мы вора искать да добро возвращать? Елизар – сын средний почесал свою реденькую бородку и тоже слово молвил: - Погоню организовать нужно, батюшка. Нагнать злоумышленника, да башку ему с плеч долой. И это был мудрый совет. И третий раз вопросил князь: - И кто же сынки в погоню отправится, кто вора покарает да за честь княжескую, поруганную отомстит? - Не я, батюшка, - покачал головой Евстегней. – У меня Марьюшка третье дитя ждет. Случись что со мной, ей да детишкам из казны придется пенсию платить за потерю кормильца, а это для государства расходы лишние. - И не я, батюшка, - молвил Елизар. – У меня еще медовый месяц не закончился. Не могу я супружницу свою оставить, потому как брачный контракт нарушу, придется тогда папаше ее, князю Каргопольскому, штраф платить. И это для государства расходы. И дружно посмотрели старшие сыновья на младшего. Елисей пишет: Собрались родственники быстро, кочет, что сидел на окошке, даже прокричать в третий раз не успел, как в двери, зевая и потягиваясь, вошли сыновья князя, а затем – и сам надёжа. Был князь лицом хмур, видно пропажа огорчила его безмерно, и за поясницу то и дело хватался. Видно, от забот многих хворь приключилась – бывает такое, знал это Елисей; случается у натур тонких и чувствительных, и зовется нервической болезнью, потому, видно, как человек становится раздражителен и нервирует без конца окружающих. Елисей сидел, кивая молча и с братьями соглашаясь – вернуть украденное требовалось непременно. А то где же это видано: у самого князя, на котором весь Куяв-град держится, то, незнамо что, из-под носа увели! Засмеют. И во всем были ладны и согласны князь и сыновья его, до тех пор, пока не дошло дело до главного – кто ж за вором неведомым в путь двинется. Здесь у всех мигом дела нашлись да заботы тяжкие, а Елисей задергался, ерзая на скамейке под взглядами братьев своих. - Так это... я... Елизар покачал головой и третий сын вздохнул, замолчал, раздумывая, а затем еще одну попытку предпринял. - А на что, отец, у нас воевода со стражей? Иль все бока им мять да пыль по двору в тренировках гонять? - Ты, братец, не прав, - заметил Евстигней неторопливо. – Стража нам не для того дана, чтобы за каждым вором бегать, а чтобы блю... блюс...тми... в общем, чужеземцам наглым по шеям давать, если что. Для важности и престижу! - Вдруг враг подступится к границам, а стража – уставши? – поддержал брата Елизар. - Непорядок! Верно мы говорим, батюшка? Елисей вздохнул, понимая, что иного пути нет, кроме как в дорогу ему собираться. Да и кто сказал, что далече ему отправляться придется? Быть может вор и быстро сыщется! А, впрочем, давно хотел княжий сын увидеть места другие, потому сейчас рад был даже случаю такому. - Что ж, видно мне придется мерзавца того, что руку свою на княжеские богатства поднял, искать. Дашь ли свою родительское благословение на то, отец? Магические миры

destiny: Антуражные приключения в духе романов Дюма продолжаются. Мари Бовуар оказывается между двух зол, из которых выбрать меньшее - задача почти непосильная. Королевский шут начинает охоту на канарейку - кто знает, какая птица окажется в сетях в итоге? Qui cherche, trouve - Кто ищет, тот всегда найдет. Мари Бовуар пишет: Мари торопилась. Голубоватые сумерки накрывали город. Прохожих на улицах становилось все меньше. Осенью темнеет быстро, и горожане старались добраться до дому до темноты. В окнах, выходящих на улицу домов, уже должны были загораться фонари, но хозяева, экономя масло и свечи, тянули до последнего, поэтому улицы освещались только редкими факелами, да фонарями у питейных заведений, шум и гам в которых с приближением ночи становился все громче. Девушке было страшно идти по опустевшим улицам, они была готова шарахаться от собственной тени. По длинной дуге обходя освещенное пятно у очередного кабака, она свернула сначала на одну улицу, потом на вторую, в переулок, чтобы не идти через пустырь. Мари уже почти обошла церковь святой Магдалены, когда что-то ухватило ее за подол. Камеристка дернула юбки, обернулась и с ужасом уставилась на безногого калеку на тележке. Держа ее за подол и открыв беззубый рот, он гнусавым голосом заклянчил подаяние. Мари взвизгнула, вырвала юбку и побежала со всех ног прочь. Калека отстал, а камеристка, все себя от страха, задыхаясь, прислонилась к стене какого-то дома. Ноги ее подкашивались, сердце быстро стучало где-то в горле. От мысли, что возвращаться придется этим же путем в полной темноте, Мари пришла в такое отчаяние, что тихонько заскулила. Громко плакать было страшно. Жестер пишет: Осенние сумерки накрывали город, гася последние лучи дневного света. И на темных улицах, освещенных лишь редкими в этом районе фонарями да окнами таверн, разглядеть что-то дальше собственного носа становилось труднее с каждым мгновением. И в какой-то момент желание держаться от малиновки подальше, чтобы не попасться ей на глаза, сыграло с шутом злую шутку. Вывернув из-за очередного угла Жестер понял, что птичка улетела, не оставив после себя ни перышка, ни хлебной крошки, которые могли бы служить путеводной нитью. Улица была пуста. Лишь черные окна домов, в которых еще не было видно не искорки, насмешливо смотрели на неудачного преследователя. - Страстная пятница, - выругался шут, беспомощно кружа на одном месте, словно Тесей, заблудивший в минойском лабиринте, неизвестно из каких легенд возникшем на городских улицах. В темноте послышалось движение, в свете дальнего фонаря мелькнула чья-то тень, слишком невысокая, чтобы принадлежать человеку. Собака? Для волков еще было слишком рано. Белые мухи еще не закружились над землей, неся с собой холод и голод, а значит, и волкам не время было сбиваться в стаи и свирепствовать на городских улицах. Самое страшное, на что они сейчас были способны – это раскапывать свежие могилы на окраинных погостах, вызывая по утрам сверхъестественный ужас у случайных свидетелей оскверненных захоронений, и сея легенды про живых покойников, поднимающихся в погоне за живой кровью. И все же, несмотря на голос разума, твердивший, что тень вряд ли несет в себе угрозу, по спине у Жестера невольно скользнул неприятный холодок, заставивший шута невольно положить руку на рукоять своей, смешной деревянной шпаги. Раздался еле слышный скрип несмазанной деревяшки. И перед шутом возник безногий калека, тянущий руку в жажде подаяния. Пугающий холод схлынул так же внезапно, как и возник. - Девица, красивая, молодая и небедная, одна, без сопровождающего? – коротко спросил Жестер, вытаскивая из кармана мелкую серебряную монетку. Калека что-то замычал беззубым ртом и ткнул рукой в темноту правого проулка, указывая путь. - Спасибо тебе, моя беззубая Ариадна, - прошептал шут. Серебряная монетка скользнула в руку калеке, а сам Жестер уже двигался вперед, спеша наверстать упущенные мгновения. И судьба была благосклонна к его желаниям. Впереди послышались сдавленные всхлипы, а в свете зажегшегося окна одного из домов, чье сияние разогнало мистический мрак проулка, мелькнул знакомый силуэт, невольно притягивающий взоры. Малиновка застряла в силках собственного страха. И в душе шевельнулся порыв, который возникает у многих мужчин при виде плачущих, напуганных женщин, но шут сдержал его во имя собственного любопытства и дворцовых дел. Неправильно было бы собственными чувствами и появлением испортить малиновке ее полет, и оставить цель его неизвестной. - Ну же, лети, - прошептал Жестер. – Помоги и мне, и себе. Ты не одна, моя птичка… Не бойся, лети. На улице одно за одним зажигались окна, разгоняя темень и, если не уменьшая опасность ночных улиц, то хотя бы делая ее явной, а потому не столько пугающей. Экспромты Монфлери

destiny: На «Манжетах» затевается игра-эксперимент Свидание вслепую с привлечением желающих извне, впервые в нашей практике – без пробного поста и практически без предварительных договоренностей. Желающий игрок регистрирует игровой аккаунт, с которого предполагает играть любой сюжет, представляющий для него интерес. Представленный сюжет должен удовлетворять следующим критериям: - лаконичность изложения (от 1 до 10 строк); - грамотность изложения; - максимальная информативность и завершенность изложения (представленный сюжет и желаемый персонаж партнера – это единственное, что вы сможете сказать будущему соигроку, привлечение к обсуждению в ЛС и иные средства связи не приветствуется, хотя, разумеется, никак не контролируется)). Подробности по ссылке, там же можно задавать уточняющие вопросы.

destiny:

destiny: Кто на свете всех милее - хоронись в окоп скорее! Сказочный детектив с магическим сдвигом. Место действия: Королевство Триллениум, имение Рандвера Старые Клены в окрестностях королевской столицы, королевский дворец и прочие примечательные места столицы Триллениума. Участники: Эдмунд Адальбрант - обедневший граф, отставной рыцарь Тайной Центурии Его Королевского Величества, выбыл в связи с ранением. Личное дело отсутствует из соображений секретности. Оборотень, скрывает свои способности. Ныне занимается частным сыском и охранной деятельностью. Себастьян Рандвер - баронет, бывший ученик Магической Академии, отчислен за "патологическую неспособность к усвоению магической теории", в личном деле имеется помета "Неслух. К магической службе категорически Не Допускать!". Соответственно, маг-недоучка. Ныне занимается частным сыском. А также: Король, Королева, Наследник престола на выданье, Придворный маг, невесты по конкурсной ведомости, Говорящая Кошка, Фея-Крестная, Двое Из Ларца, Одинаковы с Лица и др. Краткая вводная: *гнусавым голосом из-за кадра* В далеком-далеком королевстве жили-были Король с Королевой. И был у них сын - красавец-мужчина, спортсмен, комсомолец. В общем, жена ему нужна была соответствующая. И тогда был объявлен Конкурс красоты среди принцесс... Магические миры

destiny: Женская практичность против мужской похоти. He who pays the piper calls the tune - Кто платит, тот и заказывает музыку Richard Sharpe пишет: - Я согласен слушать ваши проповеди, дражайшая миссис Шарп, не покидая этого кресла! – чересчур пылко для праведника заключил Ричард, и многозначительно подвигал бровями, - ежедневно. О еженощных снах он благоразумно промолчал. Пару месяцев назад Шарп обругал и выставил прочь одного из своих немногочисленных племянников только за то, что легкомысленный юноша имел неосторожность сделать комплимент галльскому остроумию, повторив за обедом расхожую шутку какого-то французского политика. Сейчас дядюшка готов был петь восторженные оды французской кухне и французскому умению с улыбкой говорить о серьезном. Сопровождая смешливые реплики Бекки одобрительным кряканьем, Ричард принял от бесшумно втекшего в комнату лакея кувшин с глинтвейном и с [уже ожидаемой] резвостью (хотя и несколько подволакивая правую ногу, которая не преминула напомнить о себе легким зудом в области плюсны) принялся разливать содержимое кувшина по бокалам. Взгляд сверху – подсохшие рыжие локоны, белая шея, пляшущие тени от камина в глубинах корсажа. Глубины манили. Грели и торопили. Шарп понял, что двадцать фунтов на обновление церковной утвари – не предел. Чувственный интерес обещал картины более привлекательные, чем те, что рисует с кафедры местный проповедник, и (как следствие) предполагал большие траты. Мелочиться мистер Шарп не собирался, однако, как всякий сквалыга… то есть человек бережливый, не хотел платить больше истинной стоимости предмета. Он мучительно подсчитывал, сколько ему будет стоить благосклонность миссис Шарп. Если попытаться намекнуть об этом… только намекнуть! Шарп почувствовал новый укол – теперь под ложечкой - и заторопился, вслушиваясь в щебетание канарейки (похоже, она не прекращала говорить!) Смысл сказанного он понял не сразу. - Вы! Были в спальне доктора? – ошарашено молвил хозяин «Папоротников», с трудом отведя глаза от… манящих глубин и возвышенностей, - э-эм… и мисс Блум сама вас туда привела? И … как доктор к этому… относится? Мгновенно его пронзила опасная догадка – а что, если старуха Блум занимается сводничеством? Лепорелло обзавелся юбками и стародевическим чепцом? Доктор – человек свободный и довольно молодой (так виделось мистеру Шарпу, разменявшему седьмой десяток). Если миссис Шарп не глупа (а миссис Шарп не глупа), она не променяет сквайра со стабильным доходом на провинциального лекаря… Или? Бокал переполнился. Глинтвейн образовал на малахитовом столике географическую лужицу. Becky Sharpe пишет: Основополагающим талантом любой здравомыслящей особы, по мнению Бекки, была способность быстро и убедительно соврать. Ресницы режеволосой авантюристки затрепетали, в очах отразилась вся скорбь мира, губы обиженно дрогнули. - Ах, мистер Шарп, как вы могли такое подумать?! Я?! В спальню доктора? – воскликнула она, словно пораженная до глубины души тем, что ее, воплощенное целомудрие, заподозрили в таком преступлении против нравственных устоев. – Ах! Последнее «ах» удачно относилось ко всему сразу. Но, в частности, и к пролившемуся вину. Осторожно отставив бокалы, так, чтобы мистер Шарп, не дай бог, не испачкал манжеты в напитке, Бекки яростно позвонила, потребовав у лакея немедленно принести салфетку. Разве в ее обязанности не входит теперь сохранность домашней утвари «Папоротников», одежды мистера Шарпа и самого мистера Шарпа в целом? Во всяком случае до того счастливого момента, как любимый дядюшка любимого (но почившего) мужа догадается предложить ей руку, сердце, и первую строчку в завещании. - В спальню доктора входила мисс Блюм, - с достоинством сообщила она драгоценному подагрику. – И входила туда с самыми благочестивыми намерениями! А я стояла на пороге… потому что мисс Блюм было страшно одной! Она очень достойная и набожная особа! «Помни, милая, короля играет свита», - говорила покойная матушка. – «Каков свинарник, таковы и свиньи». Бекки понимала это так: репутацию людей надо беречь, пока тебе не выгодно обратное. Во-первых, если ты водишь знакомство с людьми благочестивыми и достойными, то сияние их достоинств падает и на тебя. Во-вторых, если иногда (для разнообразия) говорить о людях хорошее, то легко прослыть особой милой и незлобливой, что очень привлекательно для джентльменов всех возрастов. - Я же, мистер Шарп, никогда не войду в спальню джентльмена, если он не мой муж! Как вы могли обо мне подумать такие ужасные вещи! Трепетно прижав к глазам кружевной платочек, Ребекка словно без сил опустилась в кресло. Конечно, перебарщивать со сценами обид не стоило, это верный способ упустить добычу. Но если чуть-чуть… совсем немножечко… то вреда не будет! Страницы истории Блэкберн-холла. Роман эпохи Регентства

destiny: Эпизод экспериментального игрового раздела Свидание вслепую. Людям вход воспрещен Игнат пишет: Ноги у девчонки были ничего себе... красивые ноги. Именно что были: до того, как Игнат не рассчитал силу. Перетянул веревку слишком сильно, результат: имеем отток крови и весьма сомнительный цвет... в прочем, на фоне ржавой действительности - вполне соответствует. Вычурно и хочется поморщиться. Еще был всегдашний укол совести. Как напоминание о собственной человечности. Пусть странно, пусть непрофессионально - для кого-то. Для Игната это чувство было чем-то вроде разрешения на киднеппинг. Оно очень быстро проходило, стоило объекту получить возможность говорить. Если ты ищешь, кого бы обвинить в своих злоключениях, ну, так ругайся на заказчика. Игнату только деньги заплатили, он ничего лично против тебя не имеет. Или на собственную жадность - разжился деньгами, так позаботься не только об их безопасности, но и своей тоже. Обстоятельства ругай. Причем же тут исполнитель? Все равно, что ругать в магазине деньги, которые ты заплатил нечестному продавцу за испорченный товар. Несправедливости он не любил, особенно по отношению к себе. - Перекур, мадам! - объявил Ингат, чтобы хоть как-то заполнить пустоту, наполненную только свистом ветра. Подтащив девчонку к дверце, он помог ей сесть. Ну, как помог. Скорее уж - усадил. Вообще, если они до сих пор на трассе, выглядит их компания более чем подозрительно. Но Игнату отчего-то казалось, что будь поблизости другие люди, он бы их увидел. Отсутствие привычного пейзажа не поколебало эту уверенность. Руки были в лучшем состоянии, их развязывать Игнат не стал. - Закрой глаза, сейчас я сниму повязку. Мог бы и не предупреждать, сама поймет. Но мама всегда говорила, что нужно быть вежливыми с людьми, чтобы получать от них то же самое в ответ. Иногда Игнату казалось, что мама с другой планеты. В общем, она и сама стала склоняться к этой мысли к седьмому десятку. Солнца не было, лишь ржавые сумерки. Быстро привыкнет. - Открывай, только не спеши. Бежать не пытайся - свалишься. Тем не менее, он сместился чуть в сторону, чтобы не получить классический киношный удар между ног. Обидно будет. Да еще, чего доброго, придется от машины отойти, если девчонка все же не послушает доброго совета. А вдруг, он сойдет с этой дорожки из желтого кирпича и машина исчезнет? - Если будешь орать - вставлю кляп, - предупредил Игнат. - Только вопросы по существу. Собственно, вопросы по существу он подразумевал от себя, потому что на вопросы типа "Куда мы едем?", "Кто меня заказал?" и "Может, отпустишь?" Игнат существенными не считал. Чтобы получить на них ответ, не обязательно спрашивать Игната. - Дорожный знак видишь? Алиса пишет: Мужчина оказался очень сильным. Алиса поняла это по той лёгкости, с которой он поднял её, чтобы усадить на сидение машины. Весила девушка неожиданно много для своего невысокого роста и довольно хрупкого телосложения. В обычной жизни на данное несоответствие никто не обращал внимания, потому что никому не приходилось таскать её на руках. Алиса молча закрыла глаза, ожидая, когда с неё снимут повязку. Мысленно поблагодарила похитителя за то, что хоть как-то старается облегчить её положение, другой на его месте мог бы забыть о её существовании до конца пути. Бежать она не собиралась, во всяком случае, до тех пор, пока не выяснит, где находится и в какую сторону идти. Всё равно на затёкших ногах, босиком (обувь она сняла, когда полезла в залив) и со связанными руками далеко не уйдёшь, зато можно разозлить похитителя и свести к нулю все послабления, которые он для неё сделал. Судя по тому, что за время их остановки мимо не проехала ни одна машина, орать тоже было бессмысленно. Да и на оживлённой трассе далеко не каждый был бы готов вмешаться в чужие явно криминальные дела. Люди по своей природе трусливы, и крайне не склонны рисковать чем бы то ни было ради случайного встречного, это Алиса за четверть века своей жизни уяснить успела. Так что надеяться она сейчас могла только на себя. Понимая, что попытка побега у неё будет только одна, она решила выбрать для неё более благоприятные условия. Когда глаза привыкли к свету, Алиса с удивлением огляделась вокруг. Нельзя сказать, что она была сильна в географии, но в том, что под Питером таких пустынь нет и быть не может, не было никаких сомнений. - Дорожный знак? - растерянно переспросила она, соображая, о каком знаке идёт речь. - Да, вижу. Только не могу понять, что он означает. У дороги действительно торчал дорожный знак. Старый, погнутый, проржавевший, но вполне читаемый. Зелёный круг на некогда белом фоне, а внутри него жёлтый треугольник. Таких знаков Алиса никогда не видела, хотя правила дорожного движения учила, готовясь к автошколе. Под знаком красовалась такая же ржавая табличка с надписью на незнакомом языке. Ни с каким из известных Алисе алфавитов буквы на табличке не ассоциировались. В голове роилось множество вопросов, но от большинства из них всё равно не было бы толка. К чему, например, ей сейчас знать, кому и зачем понадобилось её похищение? Зачем, она и так догадывалась. Кому, она через некоторое время узнает, если не даст дёру. А ту информацию, которая нужна для успешного побега, ей всё равно никто прямо не выложит, если только случайно проболтается, и то маловероятно. Но один вопрос она всё-таки задала. Пропустить конференцию, на которую они с отцом приехали в Питер, было, в её понимании, равносильно тому, чтобы не явиться на защиту диплома, предварительно отучившись пять лет на "отлично". Алиса знала, как важна эта конференция для Сальватова, и как ему необходимо её присутствие. А тут нате вам, в самый неподходящий момент, как будто пару дней нельзя было подождать. Судя по пейзажу вокруг, о возвращении в Питер к двадцатому июля можно забыть. - Какое сегодня число? - спросила Алиса. Свидание вслепую - ЧаВо

destiny: Easy come, easy go* *Легко пришло, легко ушло. Неромантический дуэт жениха и невесты и его последствия. Robert Nash пишет: Племянник миссис Эллиот и жених мисс Грей был, безусловно, достойным человеком. Это мог подтвердить всякий, кто был коротко с ним знаком. Несмотря на молодость (в июле он отметил двадцать шестые именины) и скромные доходы, мистер Роберт Нэш являл собой образец сдержанности и здравомыслия, какие редко бывают присущи джентльменам его возраста и положения. Материальные затруднения родителей, не позволившие ему мечтать о чем-то большем, нежели место в захудалой адвокатской конторе, с юных лет приучили его к бережливости, а знакомства с людьми, стоящими выше по статусу и возможностям, привили ему должную целеустремленность. Женитьба на девушке из приличной состоятельной семьи входила в его планы, и в этом смысле мисс Грей как кандидатка была ничуть не хуже прочих – пять тысяч фунтов от пожилой родственницы, чей возраст и хрупкое здоровье позволяли надеяться на большие дивиденды в недалеком будущем, являлись неплохим стартовым капиталом, позволявшим упрочить свое положение на ниве адвокатской деятельности. Кроме того, мисс Элинор, как и сам мистер Нэш, была сиротой, а, значит, могла довольствоваться малым. Кроме того (и мистер Нэш не мог не упомянуть об этом обстоятельстве, когда разговаривал о будущем браке с барристером Уэнстоном) – мисс Элинор Грей была недурна собой, обладала безупречной репутацией, приятными манерами и, что немаловажно – хорошим происхождением и нужными родственными связями. - У нее есть дядюшка по отцовской линии, старший брат ее покойного родителя, у которого мисс Грей сейчас находится на попечении, - разглагольствовал Роберт за рюмкой шерри – удовольствие, которое он позволял себе нечасто и лишь в компании патрона. О родителе Элинор мистер Нэш, по понятным причинам, счел разумным не распространяться, - владелец недурного капитала и земель в Линкольншире, правда, имение его майоратное, но частью капитала он вправе распорядиться по своему усмотрению, так что со временем… Именно в этот момент лакей принес мистеру Нэшу письмо, заставившее его переменить планы на ближайшее время. Он допил шерри, попрощался с патроном, испросил несколько дней отпуска и… … и через два дня обитатели «Старых дубов» имели удовольствие лицезреть мистера Нэша собственной персоной. Мистер Грэй поприветвовал молодого человека со всей сердечностью и выразил надежду, что мистер Нэш задержится в имении надолго, мисс Норрис была несколько скованна, и, хотя и неохотно, позволила племяннице показать мистеру Нэшу окрестности, которые сильно изменились с тех пор, как Роберт навещал «Старые дубы». Молодые люди вышли на улицу, предварительно убедившись, что погода всячески благоприятствует прогулке. - Я получил письмо, мисс Грей… письмо, которое… как бы это выразиться… несколько меня обеспокоило, - начал мистер Нэш, как только имение скрылось за поворотом. Страницы истории Блэкберн-холла. Роман эпохи Регентства

destiny: В антуражный сюжет (Париж, эпоха декаданса) требуется открытый, жизнерадостный, еще не испорченный жизнью и абсентом молодой джентльмен (или не-джентльмен), в меру нахальный, но обаятельный, в качестве любовника Камиллы Блейк, супруги преуспевающего живописца мистера Блейка. Обещается смерть и немного любви. Не пугайтесь, потенциальные герои драмы – смерть не обязательно ваша. Необходимые ссылки: В шапке под катом - биографии персонажей. Первый эпизод супругов Блейк. Требования к потенциальным участникам обычные: знакомство с отыгрываемым периодом (конец XIX века) и, собственно, декадентством как направлением в искусстве и стилем жизни и мышления; грамотность, стилистическая адекватность, средний темп игры ( минимально - пост в три-четыре дня). С вопросами и уточнениями желательно обращаться непосредственно на "Манжеты" в тему обсуждений. Заинтересовавшихся попрошу предоставить тематический пробный пост в ЛС моему соадминистратору - Калине.

destiny: «Записки на манжетах» разыскивают желающих поиграть в сказку. Планируются юмористические приключения по мотивам русских сказок. Раздел: http://gamemix.unoforum.ru/?0-8 (Магические миры) Тема для обсуждений: http://gamemix.unoforum.ru/?1-16-0-00000037-000-0-0 Необходимые персонажи: 1. Волшебница Фаина. Умна, красива, одержима чувством справедливости, обидчива, но отходчива. Если обиделась, может заколдовать так, что расколдовать потом просто так не сможет, а только с соблюдением условий. Если посчитает, что кого-то надо проучить, тоже может заколдовать и назначить условия для отмены колдовства, как правило, непростые. Живёт высоко в горах в Заоблачном замке. Владеет силой воздушной стихии, магией обращения и... остальное на усмотрение игрока. 2. Сила нечистая, мелкая, но могущественная. Служит колдуну Черномору, оправлена им по следам царевны Мирославы, чтобы любой ценой помешать ей добыть лекарство от колдовской болезни её отца. Биологический вид персонажа, способности, пол и всё прочее на усмотрение игрока. 3. Персонажи из любых сказок или собственного сочинения, которые впишутся в мир русских сказок. Приезжим заморским персонажам тоже будем рады. Дополнительно: В нашей истории пока что только два персонажа - заколдованный царевич и серая волчица. Оба направляются в Заоблачный замок к волшебнице Фаине. Царевич - чтобы расколдоваться, волчица - за помощью. Приглашаем в игру любых сказочных персонажей. Хотелось бы повстречаться с настоящей Фаиной, а не с НПС. Дополнительно от администрации: требования к кандидатам стандартные: общая грамотность, стилистическая адекватность, возможность поддерживать средние игровые темпы (пост в три дня). Прием по пробному посту (в ЛС администратору).



полная версия страницы