Форум » "Занят войной и любовью" » Записки на манжетах » Ответить

Записки на манжетах

destiny: http://gamemix.rusff.ru/ Мы приглашаем Вас на необычный игровой форум. Вы можете прийти компанией или в одиночку, нарисовать квест для любого места и времени или отыграть небольшую пьеску, пока есть желание и есть драйв. Здесь приветствуется озвучивание Ваших желаний. Напишите свою сокровенную мечту и найдите единомышленников, которые захотят с Вами поиграть. Именно то, что Вы нафантазировали, прямо сейчас. Лохматые века, Возрождение или Новое время, реальная жизнь или антиутопия. Вы выбираете. Вы играете. Вы приходите, чтобы написать Вашу историю.

Ответов - 244, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 All

destiny: Дамы нашлись и уже вступили в игру. И правильно. Как же в «Золотой лихорадке» - без дам? ) Лучшие друзья девушек - это бриллианты. (с) День первый. Город бога. Адриана ди Алмейда пишет: - Нет, благодарю вас... Спасибо, не стоит! - не успевала отмахиваться от галдящих мальчишек Адриана, пока миссис Бёрдок, её спутница и блюстительница целомудрия, куда-то отошла в поисках транспорта и носильщика. Видите ли, любезный братец строго-настрого наказал ей ни в коем случае не пользоваться услугами мальчишек, снующим прямо у трапа, и не полениться самостоятельно разыскать подходящего человека чуточку дальше. Тот факт, что из двух путешественниц лишь одна понимала местную речь, и это отнюдь не была миссис Бёрдок, отчего-то братом учтён не был. В понимании и была главная проблема: осознав, что заморская сеньорита вполне улавливает смысл сказанного, мальчишки набросились с новой силой, и Адриана уже не успевала отнекиваться, начиная всерьёз опасаться за своё спокойствие и сохранность багажа. Первого наглеца она готова была хлопнуть сложенным веером по ладони или макушке - в зависимости от того, до чего дотянется, - но при этом отнюдь не была рада затянувшемуся отсутствию компаньонки. Впервые за время их путешествия португалка жалела, что чопорной миссис нет рядом. С первого дня англичанка доводила Адриану до белого каления: то ей было не так, это не этак. И качка, от которой мутит и кружится голова; и еда не так хороша, как в доме, где она служила последний раз; и чай подают с опозданием на несколько минут, при этом в чашке порой плавают одна-две чаинки; и от влажного ветра даже под шляпкой треплется причёска; и перчатки невыносимо быстро пачкаются от постоянных прикосновений к перилам, идущим вдоль борта. Адриана молилась про себя, чтобы случайная чайка оставила на плече и шляпе миссис Бёрдок привет от Нового Света, однако, увы, этого так и не случилось. Англичанка совершенно испортила всё впечатление от путешествия, которое без неё было бы куда как более благоприятным. Адриана успела завести полдюжины очаровательных знакомств, чем скрасила себе будни и сэкономила на ужинах, узнать некоторые сведения о том, куда следует податься на новом месте, а также получить несколько обещаний помочь, если её поиски брата не увенчаются успехом в самое ближайшее время. Грош цена была таким обещаниям, это португалка понимала вполне ясно, однако не теряла оптимизма, которого катастрофически недоставало её компаньонке. Но англичанка хотя бы помогала привести себя в порядок в не самых комфортных условиях, и за возможность сойти на твёрдую землю при вполне привлекательном виде Адриана была ей даже чуточку благодарна. "Ах, где же вы, миссис Бёрдок?" - оглядываясь по сторонам, волновалась сеньорита ди Алмейда, и потому, должно быть, не сразу заметила, как один из мальчишек, круживших подле неё, точно свора ростовщиков вокруг должника, схватил стоящий на сундуке небольшой саквояж, в котором - увы и ах! - хранилось почти всё самое ценное, и тут же метнулся прочь сквозь толпу ребятни, явно намереваясь проскользнуть между каретой и идущими к ней сеньорами, одного из которых, кажется, португалка мельком видела на "Портсмуте". - Держи вора! - только и смогла воскликнуть Адриана, бледнея, но не смея отойти от оставшихся вещей. "Миссис Бёрдок, это вы во всём виноваты!"

destiny: Комедия положений «Paris, je t'aime». Эпизод третий À la guerre comme à la guerre - На войне как на войне. Доктор Мартен встречается с мадемуазель Береттон. Не берусь предсказывать итог этой встречи ) M-lle Beretton пишет: Доминик решительными шагами мерил девичью спаленку, предоставленную в полное его распоряжение добросердечной мадам Постик. Спаленка напоминала пенал – была узкой и длинной, окрашенной преимущественно в голубое и нежно-сиреневое, с такой же узкой кроватью, застеленной стеганным атласным одеялом аметистового оттенка, с медными шишечками в головах. Расстояние от двери до окна, напоминающего средневековую бойницу, составляло десять решительных мужских шагов – или пятнадцать женских. Он проверял. Месье Береттон дважды пробежал его от сих, и до неба, потом решительно взмахнул рукой, как смычком, и басом сообщил своему отражению в зеркале: - Мне нужно выпить. Искомое лекарство нашлось в углу, за кадкой с фикусом. Доминик с удовольствием откупорил початую бутыль бурбона, плеснул янтарную жидкость на дно стакана, и спрятал бутылку обратно. Кажется, стало легче и веселее. Доктор был не молод, не обладал прекрасным зрением и слухом, но его чуть ли не ежедневное появление в апартаментах мадам Постик заставляло компаньонку слегка… нервничать. Pierre Martin пишет: В этот день он спешил к своей невесте при параде, с букетом фиалок, благоухая, как целый парфюмерный магазин. Дверь открыла как всегда услужливая Жюли, которая при его появлении почему-то сделала такое лицо, словно силилась не засмеяться. «Кажется, перестарался», - с досадой подумал Пьер, поправил галстук перед зеркалом, и бодрым шагом направился в гостиную, но не успел дойти. В коридоре он чуть не врезался в обелиск с площади Согласия. Ну, то есть – мадемуазель Береттон. - А-а, Доминик, добрый день. Прекрасно выглядите, - если вы вообще можете выглядеть прекрасно. Ему опять вспомнилось пожелание Лили найти девочке мужа. «Сосватать ее, что ли, Огюсту Бульону. Кажется богат, отвечает запросам Алисы, а главное - стар». TBC...

destiny: Закончен эпизод Утоли моя печали. Невероятно красивый и атмосферный. Время и место действия: санаторий для туберкулёзных больных в Бад Липпшпринге, Вестфалия, Германия; весна-лето 1936 года. Действующие лица: Вернер Раэ, 35 лет. Оберштурмфюрер СС, сотрудник гестапо. С декабря 1935 года находится в санатории с диагнозом "кавернозный туберкулёз лёгких". Эдита Иммерман (Юдифь Клойзнер при рождении), 25 лет. Приёмная дочь доктора Людвига Иммермана, медсестра в принадлежащем ему санатории. Еврейка. Вернер Раэ пишет: «Вернусь через две-три минуты, обождите, – а вдруг я за это время умру? Вдруг случится приступ, железная лапа удушья схватит за горло, и я даже не смогу никого позвать? Ждать для меня непозволительно, мне нужно спешить жить, спешить, как на последний уходящий поезд, крепко зажав билет в руке. Кто эгоистичней: живущий, просящий перерыва и передышки, или умирающий, молящий о том, чтобы не прекращать движение? А кто-то – кто же? не могу вспомнить – в шутку предложил застрелиться. Слова живущего. Как глупо, все равно конец неминуем, и с каждым днем это чувствуется все сильнее, и чем слабее тело, тем больше хочется бежать, совершать поступки, что-то безрассудное, воспользоваться роскошью оправдания смертельным диагнозом. Да и оружие давно сдано, поставлена галочка в реестре напротив табельного номера – интересно, пронумерованы здесь ли пациенты? Умер – галочка, следующий…». Эдита Иммерман пишет: Пока губка скользила по спине, плечам и груди постояльца, чертя невидимые глазу влажные узоры, спасая от липкого ощущения нездоровья, Юдифь продолжала тихо приговаривать что-то, отвлекая Раэ ни к чему не обязывающим разговором о какой-то ерунде, кою забудут оба спустя уже несколько минут. Юдифь давно отучилась видеть в пациентах мужчин, и потому при виде полуобнажённого тела не испытывала неприязни; отвлечься от мысли о том, что она избавляет от грязи того, кто, верно, назвал бы грязью саму медсестру, было несколько сложнее, но и с этим она справилась довольно скоро. Потому и была спокойна и умиротворена, нашёптывая очередную неважность, чтобы просто удержать внимание Вернера в реальности, или слушая его. Со слов Раэ всё и началось. Со слов и движения руки.

destiny: Крошка с подвохом - графомань он-лайн в честь Хэллоуина. - В одиночестве пить собралась? Это как называется? – раздается за спиной ехидный голосок, сопровождаемый не менее ехидным смехом. Я оторопело поворачиваюсь и… сначала не замечаю ничего, точнее – никого. Это и неудивительно, потому что Она удобно устроилась на перевернутой пепельнице посередине стола. Крошка ростом с ладошку, облаченная в длинное узкое платье огненно-рыжих и желтых оттенков, элегантно закинула ногу на ногу, демонстрируя всю идеальность своей фигуры. Из-под треугольной шляпы выбиваются роскошные медные пряди, и глаза – заметьте – презеленые. - Ты кто? – заикаясь, бормочу я. - Я – Фло, - просто отвечает крошка, - типа Фея. - Фея? – я многозначительно посмотрела на аккуратно прислоненную к коньячному бокалу метлу. - Я же говорю, типа… - фыркает существо. – Не придирайся. - Я не придираюсь, - наглею я, - просто надо же знать, чего от тебя ожидать. - Не бойся. Я делаю гадости только тем, кто меня разочаровал, - приятельски машет ручкой Фло. – И вообще, наливай, за знакомство. - Куда тебе наливать? - В бокал, куда же еще? – Фло искренне удивляется. – У тебя как раз два. Я наливаю, и крошка каким-то невозможным чудом умудряется выпить залпом всю порцию из рюмки, почти с нее ростом. Я стараюсь представить, что бы было со мной после аналогичной и понимаю, что не родился еще тот доктор Хаус, который смог бы меня потом откачать.

destiny: Комедия положений «Paris, je t'aime». Эпизод четвертый Il faut mieux une fois voir que cent fois entendre - Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. В апартаментах Лили Постик появляется новое лицо. Alice Postic пишет: Хотя Эва и была внучкой единственной сестры мадам Постик, но мадам давно уже не поддерживала никаких связей с семьей своей сестры - высылка денег в пансион не в счет, к тому же этим занимался управляющий - поэтому известие о прибытии некой мадемуазель Лекур не вызвало на ее лице понимания. - Какая Эва Лекур? - недоуменно спросила мадам, уютно устроившаяся в кресле с "Градом скорби" Элюара и наслаждающаяся коктейлем из философии и непристойности. Данный напиток позволял Лили чувствовать себя достаточно молодой и одновременно являть некоторую умудренность, не иметь которой в ее возрасте было бы неприлично. - Мне не нужна больше компаньонка. Нам, - Алиса щедро впустила в свой круг всех обитателей квартиры, - вообще никто больше не нужен. Настроение у Лили было вполне миролюбивое. Накануне в ее гостиной собиралось почтенное общество ровесниц. Она терпеть не могла большую часть благообразных дамочек, но совсем пренебрегать приличиями было никак нельзя, поэтому периодически "золотой фонд", когда-то сводивший с ума декадентствующих поэтов и художников, исправно демонстрировал вставные челюсти в комнате с белым роялем. На следующий после сборища день мадам Постик, в свою очередь, демонстрировала особенно скверные стороны своего характера. Но сегодня все было по-другому. Затеянная Доминик игра в фанты, благодаря которой состоялся бодрый канкан, прыжки, шуточные звонки по телефону и прочие благоглупости, превратил унылые посиделки в кабаре. Прислуга была в восторге, гости радовались, как дети, уподобиться которым им было уже давно пора. Сегодня ее завалили благодарственными записками, и Лили была настроена добродушничать. - Ладно, ладно, позови сюда эту девушку. В конце концов, она уже здесь. Мы не обеднеем, если угостим ее кофе и булочками. И где я могла слышать эту фамилию? Ève Lecours пишет: - Прошу вас, мадемуазель Лекур! – появившись вновь, слуга тотчас же отворил дверь, ведущую в прочие комнаты, и сделал приглашающий жест рукой. Эва поднялась из кресла, на краешке сиденья которого позволила себе устроиться в ожидании, и взяла в руки свой чемодан. - Это можете оставить пока здесь. - Хорошо, - кивнула девушка и поставила чемодан на пол, еще и задвинув его под кресло, заслужив при этом очередной недоуменный взгляд от слуги и сразу же мучительно краснея от этого. – Не хочу, чтобы об него кто-нибудь споткнулся, - пояснила она, хотя никто не спрашивал объяснений, да и людского столпотворения в комнате явно не наблюдалось. Черт, как глупо! Вышло, будто бы она оправдывается, а это совсем не так. Точнее – не совсем так. На самом деле, Эви, действительно, казалось неуместным оставлять чемодан посреди комнаты, но по другой причине – скромный и немного обшарпанный, он выглядел в этой роскошно меблированной гостиной крайне нелепо, как нечто инородное. И Эви, у которой от природы был неплохо развит художественный вкус, не хотелось портить его присутствием совершенство этого интерьера. Впрочем, как девушка вскоре убедилась, что гостиная, в которой она провела предыдущие несколько минут, оказывается, была далеко не самой красивой и большой комнатой в этой квартире. Следующая комната, куда Эви пригласили войти, была еще более красива и девушка, с любопытством осматриваясь по сторонам, даже не сразу поняла, что она здесь вообще-то не одна. Да и немудрено, если учитывать соотношение габаритов огромного вольтеровского кресла и той, которая его занимала. Это была весьма пожилая, хотя, как говорят, «со следами былой красоты», маленькая и хрупкая дама, которая недоуменно взирала на Эви со своего трона, сложив руки с накрашенными ярким вишневым лаком ноготками – девушка прежде такого не видела – на раскрытой, развернутой вверх корешком, книге, лежащей у нее на коленях, и молчала. Сообразив, наконец, что это, видимо, и есть ее родственница, а значит, надо ей что-то говорить, Эва напряженно улыбнулась и сказала: - Добрый день… - но тут же и замялась. «Добрый день» – кто? Бабушка? Тетушка? В конце концов, перебрав все возможные варианты, выговорила самое нейтральное, - …мадам Постик. Вот я и приехала к вам в Париж!

destiny: В мафиозную ветку (Неаполь, 70-е годы прошлого века, процветание каморры) разыскивается стажер криминальной полиции. Мальчик упомянут однажды, в качестве НПС - здесь. Предполагается интересное партнерство, дилемма морального плана и проблема выбора между бобром и оплаченным злом. К возжелавшим экшена и психоложества просьба стучаться в Хотелку или мне в ЛС. Задать вопросы можно здесь.

destiny: *кликабельно Неаполь – территория войны. Два клана – Риччи и Сполетто Богатством и влиянием равны Рассорились. И это – Совсем не повесть о любви подростков, Идите мимо, юная Джульетта. В игру по-прежнему нужен стажер криминальной полиции. Спрашивать - здесь.

destiny: Каморра на «Манжетах» Франко Старелли пишет: - Верно. Считайте меня механиком по особо важным поручениям: подкрутить тут, отвинтить там… в этом и заключаются мои профессиональные обязанности, - Франко улыбнулся, бросил шляпу на секретарскую стойку, поправил пиджак. Улыбнулся снова. Пружинистой кошачьей походкой двинулся к женщине, подлокотник дивана – не слишком мягкий, совсем неудобный – Франко сел, рука Старелли тяжело опустилась на девичье плечо, пальцы сжались. Он мог быть галантным. Мог; пожалуй, должен был. Не хотел. Так уж распорядилась природа: галантность – несколько менее весомый инструмент, чем, предположим, секатор. Инструмент убеждения. Обыкновенные садовые ножницы. Грубые с представительной ржавчиной – идеальный стимулятор, идеальная сыворотка правды, иногда даже… афродизиак. Франко Старелли жил на этом свете не первый год; многое повидал, многое выучил, запомнил – не хочешь тратить время попусту, прибереги галантность для элитных куртизанок, прибереги хорошие манеры для шефских жен и детей. Временами, изредка – все же! – настойчивость и прямота – надежнее любых комплиментов. Прикосновение Франко отдавало железом. Эти руки умели убивать. Черт подери! – умели. Секатор он забыл в другом пиджаке.

destiny: Сводки с фронтов, предложение от игрока. Приглашаем желающих поиграть в детективную игрушку в духе "Друзей Оушена". Подробности предложения - в Хотелке. Сюда же адресовать вопросы к инициатору темы.

destiny: Продолжение «Золотой лихорадки» Сеньорита ди Алмейда сталкивается с первыми последствиями смелого решения квартирного вопроса. Ужин в четыре руки Адриана ди Алмейда пишет: - Да вы... да вы... - она задохнулась, захлебнулась, поперхнулась обидой и чувством уязвлённой гордости. Если мгновением ранее Адриана ещё надеялась, что всё может обернуться недоразумением, небольшим непониманием, и англичанин принесёт извинения, попытается обернуть ситуацию в шутку, после чего они мило распрощаются, став после этого чуточку ближе к взаимопониманию, столь сложному для малознакомых людей; то после слов Блаунта она окончательно убедилась, что Блаунт держал её за какую-то уличную девку, разве что прилично одетую и умеющую вести себя за столом. - Как вы только могли подумать... Злости и сердитости в глазах больше не было, осталось плескаться лишь горькое разочарование и подступившие к глазам слёзы обиды и оскорблённого достоинства. И понимания того, что в своей прямоте и откровенности мужчина был во всём прав. Как ни болезненно было это осознавать, но обманываться - ещё больнее, как оказалось. К сему неприятному ощущению добавились смущение, неловкость и откровенный стыд, что в сумме сложилось в совершенно ужасный результат. И хуже всего было то, что Адриане действительно понравилось, она и впрямь желала бы продолжения, но... Не так. - Вы правы, мистер Блаунт. Вероятно, моя вина, что вы неверно расценили моё поведение, - кусая губы и старательно не позволяя солёной влаге пролиться из глаз, ровно и спокойно проговорила Адриана, отступая ещё на шаг и по-прежнему высоко вздёргивая подбородок. - Ваше общество было мне приятно. Вероятно, больше, чем я рассчитывала, раз я позволила своим симпатиям выразиться в непозволительной и двусмысленной форме. Будьте любезны, велите слуге найти мне экипаж. Я уеду немедленно, как только Текинья соберёт мои вещи. И верну вам половину серебряного реала за день постоя. Надеюсь, это нельзя воспринять как-то иначе, кроме как вполне конкретно. О том, что на ночь глядя ехать куда бы то ни было - безумие, Адриана не думала. Как и о том, что если даже некое новое обиталище будет найдено и его аренда окажется вполовину дешевле здешней, то всё равно не так уж много дней она сможет заниматься поисками брата, прежде чем истратит все сбережения. Всё это меркло по сравнению с желанием скорее покинуть это место - прочь от стыда, оскорбления и унижения. В игру все еще нужен ирландский ученый-естествоиспытатель, по совместительству претендент на сокровища Эльдорадо. Обращаться в тему Вопросы и ответы.

destiny: Комедия положений «Paris, je t'aime» Стартовал эпизод пятый Cle d'or passe partout — Злато не говорит, да много творит Лили вызывает поверенного. Судьба миллионов мадам Постик решается сейчас - или никогда! Eugène Cassel пишет: Тормоза гневливо взвизгнули, возмущенный начальный вскрик растянулся в продолжительное верещание: месье Кассель припарковался недалеко от дома мадам Постик. Просидев еще несколько секунд вцепившись в руль и щуря глаза, француз наконец раздосадовано шлепнул ладонью по баранке и поерзал на сиденье. - Да чтоб тебя! Рессору тебе в…в…– Эжен задохнулся негодованием, вспоминая недавний инцидент на авеню Монтень, когда какой-то тип на Рено решил его подрезать. Инцидент перетек в увлекательное обсуждение водительского опыта, марок авто и содержательности родного языка. – Дубина дижонская! – с удовольствием выругавшись, Кассель в сердцах хлопнул дверцей и с портфелем под мышкой потрусил к апартаментам мадам, денежным причудам которой он всячески благоволил. - Ба, Морис, но разве так можно, с утра! – принюхавшись, поверенный шутливо пристыдил «дворецкого», хотя и сам деликатно старался сильно не дышать, памятуя о вчерашнем суаре, где полночи ждали Кокто и пробовали напитки, морально готовясь открывать «русские сезоны». – Как она сегодня? Когда изволили пригласить, Кассель поправил весьма помятый коричневый костюм в тонкую белую полоску и поспешил в комнаты, немного запинаясь и не отводя глаз от маячившей впереди Жюли. - Мада-а-ам! – поверенный искренне симпатизировал мадам Постик и ее счетам. – Позвольте Вашу ручку… пожать. Он улыбнулся, крепко стиснув зубы в борьбе с компрометирующими запахами, и уселся в кресло. - Кофе? Мне бы... – «чего покрепче», – кофе, да! И зачем же печалиться? Сейчас мы с Вами осчастливим кого-нибудь, в смысле, впишем имечко, – бодро тараторя, Кассель вытянул из портфеля какие-то бумаги. – У мадам объявились новые родственники, как часто случается? Или, может, Вы желаете оставить что-то на память какому-нибудь недавнему, но уже зарекомендовавшему себя другу? – Эжен мечтательно посмотрел в потолок. Потолки были высокими, а вот шансы – нет.

destiny: Составлена Хронология "Золотой лихорадки" Круг стремящихся отыскать сокровища Эльдорадо растет и ширится. Ирландский ученый актуален. Возможно введение авторских персонажей, слуг, аборигенов и прочих колоритных со-участников банкета. Желающим окунуться в интриги и приключения в Бразилии начала XIX века просьба не ограничиваться мысленными пассами и выражать свои мечты вербально - здесь.

destiny: Хронологическая последовательность эпизодов комедии положений «Paris, je t'aime» *кликабельно Эпизод первый. Знакомство мадам Постик и мадемуазель Береттон. Ce que femme veut, Dieu le veut Эпизод второй. Мадам Постик выслушивает увещевания личного эскулапа, укрепляется в желании отписать Доминик Береттон часть наследства, и принимает предложение руки и сердца. Un bon ami vaut mieux que cent parents - Хороший друг лучше сотни родственников. Эпизод третий. Доктор Мартен встречается с мадемуазель Береттон, узнает о плачевном финансовом положении невесты и устраивает брак компаньонки с управляющим мадам Постик. Грядут эпистолярный роман и новые приключения? À la guerre comme à la guerre - На войне как на войне. Эпизод четвертый. В апартаментах Лили Постик появляется новое лицо – племянница Эви Лекур. Девушка очаровывает Доминика Береттона с первого взгляда (возможно, это любовь?). Однако между ними существуют непреодолимые препятствия… Впрочем, в этом мире нет ничего невозможного. Il faut mieux une fois voir que cent fois entendre - Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Эпизод пятый. Cle d'or passe partout — Злато не говорит, да много творит Лили вызывает поверенного для изменения завещания. Судьба миллионов мадам Постик решается сейчас - или никогда!

destiny: На кросс-форум "Записки на манжетах" в ветку «Paris, je t'aime» (комедия положений начала ХХ века) на замену нужна богатая наследница Эви Лекур, племянница миллионерши мадам Постик. На девушку имеет виды переодетый в компаньонку тетушки месье Береттон, и не только. Эпизод, в котором появлялась Эви: Il faut mieux une fois voir que cent fois entendre - Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Анкета. Предупреждение: данная ветка - стеб чистой воды, на серьез мы не претендуем. Но претендуем на грамотность игрока, стилистическую адекватность (в том числе, с учетом специфики жанра) и представление о месте-времени - хотя последнее - наживное. Уточнять и спрашивать можно здесь.

destiny: Роль Эви Лекур занята.



полная версия страницы