Форум » "Занят войной и любовью" » Записки на манжетах » Ответить

Записки на манжетах

destiny: http://gamemix.rusff.ru/ Мы приглашаем Вас на необычный игровой форум. Вы можете прийти компанией или в одиночку, нарисовать квест для любого места и времени или отыграть небольшую пьеску, пока есть желание и есть драйв. Здесь приветствуется озвучивание Ваших желаний. Напишите свою сокровенную мечту и найдите единомышленников, которые захотят с Вами поиграть. Именно то, что Вы нафантазировали, прямо сейчас. Лохматые века, Возрождение или Новое время, реальная жизнь или антиутопия. Вы выбираете. Вы играете. Вы приходите, чтобы написать Вашу историю.

Ответов - 244, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 All

destiny: Дама найдена. По предыдущей заявке мужской персонаж очень актуален. Анкета вашей потенциальной спарринг-партнерши: Мария Гальярди.

destiny: Обновлена хронология «Золотой лихорадки». 29 сентября 1810 года. Вечер. Золото купит четыре жены, конь же лихой не имеет цены... (с) Антонио Да Силвейра знакомится со старым другой покойного мужа своей любовницы. День второй. Где за улыбками скрываются кинжалы. Франциско Хавьер и Жуан Алмейда, получив приглашение на званый вечер на вилле семьи де Альверка (с танцами, угощением и чтением поэзии), неожиданно для себя открывают не только изнанку колониального Рио, но и нащупывают новую веху на пути к своему Эльдорадо. В нужном месте в нужный час - удача... или западня? Родриго ди Карвальо встречается с заинтересовавшей его дамой и ее деловым партнером.

destiny: В разделе Дела давно минувших дней начат новый эпизод. Париж 1968 года, черно-белый шарм скромно-обаятельной буржуазии в противовес непричесанным лозунгам бунтующей молодежи, воображение в противовес рационализму, три потерянных в пространстве и времени человека, в пустой квартире, pas de trois - случайная встреча, получившая продолжение. L’imagination au pouvoir - Вся власть воображению

destiny: Комедия положений «Paris, je t'aime» Завершен эпизод девятый: On ne fait pas d’omelette sans casser les œufs - Не приготовишь омлета, не разбив яиц. M-lle Beretton пишет: На протяжении долгих и страстных речей эскулапа не менее беспокойно ерзала «компаньонка», прислушиваясь к доносящимся из-за скатерти шорохам и пытаясь сопоставить услышанное и воображаемое. И то, и другое актеру категорически не нравилось. - Негодяй! Мерзавец! Грохот столовых приборов весьма удачно заглушил стук головы месье Береттона о дубовую столешницу. - Вам недостаточно, душа моя? – едко прошипел Доминик, почесывая темя, - хотите дождаться, пока ваш лицемерный жених полюбит вашу же племянницу на обеденном столе? Alice Postic пишет: Мадам Постик было более чем достаточно, и уже давно, и она бы уже показала свое разгневанное лицо миру, если бы только не прихвативший спину от долгого сидения под столом радикулит. Правда, обещание мадемуазель Береттон о том, какому осквернению может подвергнуться ее собственный обеденный стол, заставило Лили забыть о боли и выбраться из убежища. Явление ее было поистине ужасающим, и смятая одежда, посыпанная пылью, и паутина во взлохмаченных волосах этому немало поспособствовали: если под стол забралась чуточку вздорная мадам Постик, то из-под него вылетела настоящая помесь фурии с валькирией. Какой наглец! Какой негодяй! Какой возомнивший-о-себе-невесть-что-ушлый-старикан! - Месье Мартэн, можно полюбопытствовать, чего именно вы собрались ждать? - мадам Постик чуть пошатывалась, но обрела равновесие, почти изящно прислонившись бедром к обеденному столу, и саркастически продолжила. - Может быть, закона о многоженстве? Заверяю вас, в ближайшее время его не будет. Или вы рассчитывали дожить до двухсот лет? - Лили зычно захохотала, так что подвески тяжелой люстры, украшавшей потолок столовой, зашелестели. - Пели мне о совместной спокойной старости, а на деле мечтали обрести в моем доме вторую молодость?! Мой бедный доктор, вы не просто мерзавец, а самый что ни на есть примитивный мерзавец. Жениться из-за денег! Вы слышали что-нибудь более... пошлое и избитое? Этого я вам не прощу.

destiny: Продолжение событий Золотой лихорадки. Ирландский ботаник ученый Фаррелл Стивенсон нащупывает пути к сокровищам. Но как он это делает! (с) Ведите диалог, чтобы он не повел вас Фаррелл Стивенсон пишет: - Они общаются между собой языком тела, - заявил Фаррелл, не заметив смущенного хихиканья двух девушек рядом. - Нет, вовсе не обязательны драки. Когда в стае уже установлена иерархия, достаточно условных знаков, чтобы расставить всех по местам... К примеру, вы могли заменить, как ведет себя ваша собака на прогулке, встречаясь с другой собакой. Они встают... как-бы буквой "Т", если смотреть сверху, причем главенствующая особь поворачивается к подчиненной боком и позволяет той обнюхать свои... Фаррелл любил живое общение за возможность демонстраций, и вот сейчас он, выпрямив спину, уже повернулся боком к своему ближайшему собеседнику, как-бы давая тому возможность нюхать в свое удовольствие. Лица большинства присутствующих выражали вежливо сдерживаемую панику, и только две юные девицы веселились от души, прикрывая хорошенькие мордашки веерами.

destiny: Продолжение Каморры. Искусство лжи. Наследник погибшего консильери клана Рино Сполетто возвращается в Неаполь. Случайная встреча в поезде обещает быть интересной. Или... не случайная? Этим вопросом задается Рино, а мы с нетерпением ждем, что же будет дальше. Мария Гальярди пишет: - Журналист? – с любопытством произнесла Мария. – Как увлекательно! А Вам нравится Ваша работа? О, я даже не представляю, как это интересно, всегда мечтала иметь какой-нибудь талант. Петь, рисовать… или вот писать. К сожалению, я настолько бездарна, что ничего не умею. – Мария смущённо улыбнулась. Она действительно считала себя исключительной посредственностью. Разве только личиком вышла, но красота не вечна и имеет склонность увядать чуть медленнее роз. Когда они вошли в ресторан, Мария почувствовала множество аппетитных запахов, в желудке предательски заурчало, а ведь нужно было позавтракать перед уходом! Гальярди чуть нахмурилась. Девушка отличалась здоровым, практически мужским аппетитом, и ей совершенно не хотелось демонстрировать его Рино, придётся ограничиться лёгким перекусом. Мари чуть замешкалась у входа, хотела было развернуться и что-то сказать Сполетто, как чуть не вписалась носом в плечо своего нового знакомого. Девушка смущённо улыбнулась: - Простите, какая я неосторожная. – когда они, наконец, заняли свободный столик у окна, Мария вконец развеселилась. Поездка начала ей нравиться всё больше и больше. - От алкоголя пока воздержусь, всё-таки всё ещё слишком рано. – проговорила Гальярди. – Поеду домой. Я приехала на крестины, у брата родилась дочка. А Вы куда отправитесь первым делом? – Мари любила детей, как жалко, что обратно в Неаполь её вернуло не рождение вымышленной племянницы. Рино Сполетто пишет: - Люблю отели! Еще больше люблю - шаровые отели за счет компании. Да и ко встрече с моими дальними родичами я всегда оказываюсь не готов. Знаете, эти все бабушки, тетки, кузены. Может быть, наведаюсь к ним потом... Если совесть позволит. А не придется сразу с ручкой и бумагой бежать на встречи, где тебе будут бесконечно лгать... Рино, не смотря на то, что ложь для него была явлением привычным и рутинным, и окутывала паутиной недоговорок пожалуй всю сознательную жизнь, в этот раз говорил как-то едко и грустно одновременно, словно не понимая, зачем это так необходимо человеческому существу. Зато улыбка при этом была открытая, легкая, из разряда таких, которые дарят безвозмездно и невозбранно, созерцательная и тихая, чуть-чуть лишь подпорченная змеиным изгибом губ. На Беатриче смотреть было действительно приятно. Она обладала какой-то особо очаровательной подвижностью, проявлявшейся в жестах и мимике, в том, как она смотрела в окно, пока он делал заказ, в том, как неосознанно тянулась к горячей белой фарфоровой чашке с кофе, в том, как хмурилась, видимо, думая о чем-то отвлеченном. - В определенном смысле, потому работа меня и заводит. Из-за лжи. Из-за людей, которые лгут совершенно по-разному, но всегда в конечном итоге сами себя предают. Докопаться до того, что действительно имело место, пусть даже редактор безжалостно выбросит это все в мусор - ощущение приятное. Как у охотника, который поймал наконец свою дичь. Аромат напитка бодрил, и Сполетто, сделав глоток, бросил ленивый взгляд ей за спину - на вход в вагон-ресторан. До сих пор никого. Это удивляло. Неужто, никто из "друзей" клана не сподобился пойти за ним? От Беатриче ощущения опасности не было. Да и не верилось, что вот эти тонкие ее пальцы можно было использовать для того, чтобы, например, жать на курок.

destiny: L’imagination au pouvoir - Вся власть воображению* Гаэль пишет: Вероятно, со стороны они смотрелись достаточно импозантно, идущие рядом. Мадемуазель Дюфур прикусила губу, чтобы скрыть улыбку. Кем их видят случайные прохожие? Друзьями, любовниками, семьей отправившейся на прогулку? Люди любят навешивать ярлыки, им это необходимо. А они всего лишь три разнородных элемента, притянутые друг к другу на короткое время каким-то капризом мироздания… Элементы притянулись и начали двигаться по своим орбитам, пересекая орбиты друг друга. Пока еще произвольно, почти случайно… но из случайностей и вырисовываются закономерности. - Вы художник, месье? – осведомилась она у Рауля, подошедшего ближе. – Даже если нет, можете смело отвечать утвердительно, вам подходит быть художником… хотя внешность обманчива, простите за избитую фразу. Я тому яркий пример. Перед вами всего лишь одна из бесполезнейших представительниц разнообразной фауны Парижа. Я не сочиняю стихов, не подходила к холсту… политика мне безразлична, а от современной поэзии тянет в сон. И я не пишу романов, разве что, переживаю их, но уж к этому делу подхожу с полной отдачей. Смягчив улыбкой иронию своих слов, женщина обратилась к Жаклин. Почему-то не хотелось, чтобы девочка чувствовала себя выключенной из беседы двух взрослых людей. - А вы, мадемуазель? Кто вы? Ярая социалистка или пишете музыку, тайком, ночами? Я уже расписалась в своей бесполезности, так что вы должны постараться за нас двоих! Жаклин пишет: - Кто я? А я будущая художница... - она развернулась к Раулю, который шел между нею и Гаэль. - Вы будете рисовать Гаэль, а я - вас. И да, я - социалистка. И сегодня я должна была быть совсем в другом месте... просто опоздала, а все уже ушли. Очередная порция неправды. В компанию студентов сегодня она просто не пошла, чтобы не встретиться с Франсуа. Была вызывающе аполитична - в людях ее привлекало что угодно, но не идеи. И людей она рисовать не любила... - Нам сюда, - Жаклин толкнула дверь подъезда, ярко освещенного, сияющего идеально окрашенными стенами, ковровой дорожкой и благоухающий разнообразной цветущей зеленью, тянущейся из кадок, - а теперь сюда. - Щелкнул выключатель, осветивший вместительную переднюю, следующий высветил огромную гостиную. Тяжелая мебель и не менее тяжелые шторы. Да, та самая парча с кистями. Рауль пишет: В незнакомых компаниях Рауль чувствовал себя уверенно: новизна всегда относительна, фразы случайных прохожих просвечивали под копиркой любимых фразочек друзей, черты лица имели продолжение в перспективе; в Гаэль проступала Пола, в Жаклин смеялся Рикардо. Бовэ мог спорить на любую, совершенно непонятную тему, упиваясь собственными словами и наутро безмятежно открещиваясь от ночных аксиом. «Говорить всегда» стало девизом их кружка по интересам; каждый вечер выбирали кому водить, рассказывать, больше выдумывая, истории, которые «могли бы…»; некомильфо молчать, когда гудит весь Париж, вот и они болтали без умолку. - Значит, вы заняты ничем, никем и вместе с тем всем и всеми? Отлично, Гаэль! Обожаю неюношеский максимализм. Дом, действительно, оказалось, по близости – и близкий, насколько кадка с цветами может возбудить чувство дежавю; добрались в один прыжок до передней. * Лозунг бунтовщиков 1968 года.

destiny: Продолжение комедии положений «Paris, je t'aime» Начаты эпизод десятый Les affaires sont les affaires - Дело есть дело и одиннадцатый - Rira bien qui rira le dernièr - Хорошо смеется тот, кто смеется последним. Над головой Доминика Береттона сгущаются тучи. Мэтр Кассель творчески подходит к обработке Эви Лекур, а оплеванный доктор Мартен мелко мстит, раскрывая кросспол истинную гендерную принадлежность «мадемуазель Береттон». Eugène Cassel пишет: Месье Кассель сидел за поддельным дубовым столом в своем кабинете, мрачно попыхивая сигаретой и кидая осуждающие взгляды на материалы одного бракоразводного процесса. Муж хотел оставить с носом жену, жена, как водится, стремилась обчистить мужа, и оба на удивление дружно не желали особо раскошеливаться на услуги юриста. Препарировать любовь несложно, если удается с первой попытки нарезать ее на верные доли и подружиться с клиентами, но ежели супруг отказывается от приглашения пропустить по бокалу пива, а супруга кислится в ответ на улыбки, то пиши пропало и готовь беруши. Скучные профессиональные заковыки на фоне развивающегося актерского мастерства Береттона откровенно досаждали поверенному. Человек не менее творческий и любящий веселиться, он, Эжен, должен прозябать свою жизнь в этом чертовом кабинете с вечно не закрывающейся форточкой (папаша отказывался выделить на ремонт деньги из бюджета фирмы, апеллируя тем, что рама была решительно сломана самим Касселем-младшим при попытке бегства с рабочего места). А этому паяцу прямо в руки плывет крупная рыба – да еще какая, золотая! Нежный образ мадемуазель Лекур всплыл в памяти поверенного: наследница, монашка и просто красавица, идеальная партия! Доктор уже был списан со счетов; Эжен не без удовольствия утилизировал бумагу с его банковскими реквизитами. Оставалось устранить лишь Никки…

destiny: *кликабельно Новый квест, новые драмы и новые трупы. Готовится к запуску герметический детектив «Убийство в Блэкберн-холле». Февраль 1937 года, Линкольншир. Родственники съезжаются в поместье немолодого и не блещущего здоровьем баронета, сэра Дональда Кавендиша, чья эксцентричность позволяет ему водить за нос всю семью, обещая наследство то одному, то другому фавориту гонки. Стая гиен против старческого маразма. Каждый надеется на кусок пирога пожирнее, каждый хранит в своем шкафу скелеты. Сын или брат? Дочь или невестка? Верный дворецкий или смазливая горничная? Чья рука не дрогнет в последний момент? Кто станет убийцей, а кто раскроет преступление и сумеет остаться в живых в занесенном снегом имении? Убийство (возможно, не одно) и расследование на ваших глазах.

Brutus: Замечу: на момент выкладывания рекламы (см.выше) игроки в рекламируемую ветку не требуются.

destiny: Brutus Замечу ответно, сэр ) Реклама выкладывается не в тему поиска игроков, не так ли? что из этого следует?

destiny: Pierre Martin пишет: Мэтр Мартен набрал в легкие побольше воздуха, попутно любуясь мелькнувшей на сухоньком личике Лили растерянностью, и выложил все, начиная от физиономических наблюдений, величины ладошек компаньонки и заканчивая размером ее обуви, а также в деталях поведал об успехах собственных розыскных мероприятий. - …Так вот, в доме на Монмартре, куда вошла компаньонка, не проживает мадемуазель Береттон, зато проживает месье Береттон, Доминик Береттон, актер, по описанию схожий с «луксорским обелиском», который задолжал квартирной хозяйке за три месяца, и пропал ровно тогда, как в вашем доме появилась «драгоценная Доминик»! Откровенно наслаждаясь произведенным эффектом, доктор поднялся с кресла, прошел по кабинету, и собственноручно налил из хрустального графина в два стакана на полпальца коньяка. - Выпейте, Лили. Я понимаю, такую оглушающую новость трудно пережить равнодушно. Я беспокоюсь за ваше сердце. Да, перед сном вы исповедались мужчине, – промурлыкал доктор не без удовольствия, - мужчине! – повторил, не скрывая иронического торжества в голосе. Вдох – выдох – не дышите. Контрольный выстрел. - …И он видел вас без макияжа и в папильотках! И я не удивлюсь, если ваша горничная или… не побоюсь этого слова, племянница, одним прекрасным утром заявят вам, что ждут ребенка от вашей компаньонки! Rira bien qui rira le dernièr

destiny: *кликабельно В стартующий герметический детектив Убийство в Блэкберн-холле разыскивается Мэри Финч, горничная 22 лет отроду, потенциальная преступница и просто красавица. Скелеты в шкафах и инструктаж прилагаются. Также прилагается возможность приключений в духе Агаты Кристи и «Госфорд-парка». Желающим стать вероятной убийцей, возможной жертвой или потенциальным сыщиком в юбке предлагается стучать в тему Вопросы и ответы, мне в ЛС здесь, или на «Манжетах».

destiny: Роль Мэри Финч придержана.

destiny: Стартовал герметический детектив Убийство в Блэкберн-холле. Флэшбек: Май 1932 года. Easy Virtue. Джон Кавендиш, без пяти минут примерный супруг, встречает свою сестру в сомнительной компании. Основная игра: 27 февраля 1937 года, суббота. 4:30 pm - Ask no questions and you will be told no lies. Мистер Ричард готовит непростой разговор со своей супругой. Невольной и ненужной свидетельницей может оказаться горничная Мэри Финч. 4:45 pm - A tree is known by its fruit. Они не виделись долгое время: отец и сын. Роджеру Смиту есть о чем поговорить со Смитом-младшим.



полная версия страницы